×

Доказать необоснованность отказа в УДО удалось лишь в кассации

Суды порой не углубляются в изучение доводов о личности и поведении заключенного
Вениционов Денис
Вениционов Денис
Адвокат АП Саратовской области

На примере рассмотрения кассационной жалобы на постановление об отказе в условно-досрочном освобождении Первым кассационным судом общей юрисдикции, где я представлял интересы доверителя, хотелось бы обсудить вопросы, связанные с рассмотрением судами ходатайств осужденных об УДО или замене неотбытой части более мягким видом наказания.

На стадии кассационного обжалования постановления об отказе в условно-досрочном освобождении я осуществлял защиту прав и законных интересов Б., осужденного по ч. 1 ст. 209, ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 166 УК РФ к 11 годам колонии строгого режима. Доверитель отбывал наказание в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия, предназначенной для бывших сотрудников силовых структур.

Постановлением Зубово-Полянского районного суда РМ доверителю трижды было отказано в УДО. Апелляционная жалоба, которой он пытался признать данный отказ незаконным и необоснованным, апелляционным постановлением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РМ оставлена без удовлетворения.

Как указывалось в представленных суду материалах, прилагаемых к ходатайству об условно-досрочном освобождении, за весь период отбывания наказания в колонии с июля 2015 г. Б. зарекомендовал себя положительно; трудоустроен по месту отбывания наказания. На момент рассмотрения ходатайства за добросовестное отношение к труду и активное участие в жизни исправительного учреждения имел 18 поощрений, действующие дисциплинарные взыскания отсутствуют. Согласно материалам уголовного дела, с осужденного также взыскан ущерб на сумму 20 млн руб., из которых тот возместил более 208 тыс. Кроме того, с 26 июня 2019 г. Б. состоит на облегченных условиях отбывания наказания.

Согласно представленной руководством ИК-5 характеристике, Б. в дальнейшем отбытии срока, назначенного по приговору, не нуждается, рекомендован к условно-досрочному освобождению.

Суды первой и апелляционной инстанций обратили внимание, что спустя два месяца после прибытия в колонию Б. был поставлен на профилактический учет по следующим категориям:

  • лидеры и активные участники группировок отрицательной направленности, а также лица, оказывающие негативное влияние на других подозреваемых, обвиняемых и осужденных (снят с учета в ноябре 2017 г.);
  • организующие и провоцирующие групповое противодействие законным требованиям администрации (снят с учета в декабре 2019 г.).

Данные доводы, в том числе послужившие основанием для отказа в УДО, суды не проверили.

При рассмотрении кассационной жалобы в судебном заседании я пояснил, что, согласно указаниям и рекомендациям ФСИН, лица, состоящие в исправительных учреждениях на указанных видах профилактического учета, содержатся в запираемых помещениях (отряд со строгими условиями содержания, помещение камерного типа, штрафной изолятор) с целью недопущения их влияния на основную массу заключенных. Согласно материалам дела, Б. содержался в жилой зоне, работал. Кроме того, с июля 2017 г. он ежеквартально поощряется администрацией учреждения за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, активное участие в воспитательных мероприятиях, в конкурсе профессионально-технического творчества и т.д.

В связи с указанными противоречиями судом первой инстанции не были запрошены и, соответственно, проанализированы материалы о постановке Б. на профилактические учеты, регламентируемые Инструкцией по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях УИС, утвержденной Приказом Минюста России от 20 мая 2013 г. № 72. Также не были выяснены основания, по которым осужденный был поставлен на названные виды учета. Кроме того, в соответствии с упомянутой Инструкцией администрация пенитенциарного учреждения обязана ежеквартально рассматривать вопросы, связанные с поведением лиц, состоящих на различных видах профилактического учета, с целью принятия решения о целесообразности продолжения профилактической работы либо о снятии с учета.

В связи с этим при рассмотрении кассационной жалобы в судебном заседании я указал на наличие оснований полагать, что Б. на данные виды профилактических учетов был поставлен формально – лишь по так называемому «постатейному» признаку, которым послужила ст. 209 УК.   

Первая инстанция, отказывая в УДО, сослалась, кроме того, на тяжесть и характер допущенного Б. нарушения в виде сна в не отведенное для этого время, за что осужденному был объявлен выговор. Этот единственный проступок за 10 лет отбытия наказания суд посчитал тяжким нарушением, также послужившим одним из оснований отказа в УДО.

Надо подчеркнуть, что в апелляционном постановлении по результатам рассмотрения жалобы на постановление первой инстанции указывалось, что из заработной платы осужденного за время отбывания наказания по исполнительному листу в пользу потерпевшего взыскана незначительная сумма, составляющая более 208 тыс. руб. из присужденных по заявленному в рамках рассмотрения уголовного дела гражданскому иску 20 млн руб. При этом суд, очевидно, не учел, что уровень зарплаты осужденных в местах лишения свободы составляет, как правило, не более 7–8 тыс. руб., из которых в обязательном порядке вычитаются расходы на содержание осужденного, а из оставшейся части производится удержание в счет погашения взыскания по исполнительному листу. Статистика уровня заработной платы осужденных в местах лишения свободы мною также была приведена. Тем самым кассации были представлены убедительные, на мой взгляд, аргументы о том, что возмещение осужденным ущерба в сумме 208 тыс. руб. является более чем значительным.

Еще при рассмотрении кассационной жалобы в судебном заседании я обратил внимание, что при рассмотрении ходатайства нижестоящие суды не учли положительную характеристику Б., представленную администрацией исправительного учреждения, а также признание осужденным вины в совершенном преступлении и то, что на стадии предварительного следствия он заключил досудебное соглашение о сотрудничестве. Хотя данное обстоятельство не имело прямого отношения к рассматриваемому ходатайству, тем не менее оно характеризовало Б. как личность и свидетельствовало о его отношении к совершенному им деянию, как и иные сведения об осужденном (наличие несовершеннолетнего ребенка, гарантийное письмо о трудоустройстве в случае освобождения, наличие постоянной регистрации и т.д.).

Итак, нам удалось доказать, что ни один довод из тех, по которым судами первой и апелляционной инстанций было отказано в удовлетворении ходатайства об УДО, не является состоятельным и мотивированным. Кроме того, отказывая в удовлетворении ходатайства, суды в постановлениях не обосновали отказ должным образом, как этого требует ч. 4.1 ст. 79 УК.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Первый КСОЮ принял решение об отмене обжалуемых судебных актов и направил материалы в первую инстанцию для рассмотрения иным составом суда.

Самое удивительное в этой ситуации, на мой взгляд, не то, что суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства осужденного об УДО, а то, что апелляция оставила решение в силе, добавив к нему еще несколько необоснованных доводов.

В своей практике я периодически сталкиваюсь с тем, что осужденные не всегда пытаются обжаловать отказ в УДО, а лишь повторно заявляют данное ходатайство по истечении 6 месяцев либо заявляют ходатайство о замене неотбытой части наказания более мягким видом, не говоря о том, чтобы пытаться обжаловать отказ в кассационном порядке. Важно понимать, что при обжаловании подобных судебных актов необходимо «делать ставку» не на факт обжалования (в надежде, что апелляция «разберется» и будет более благосклонной), а грамотно обосновывать неправомерность и необоснованность отказа судом предыдущей инстанции, а также допущенные им ошибки.      

Рассказать:
Другие мнения
Коробов Олег
Коробов Олег
Адвокат АП Волгоградской области, управляющий партнер Волгоградской КА «Мейер и партнеры», к.ю.н., арбитр МКАС при ТПП РФ, доцент кафедры юриспруденции Волжского филиала ВолГУ
Право кредиторов на компенсацию за объекты, изъятые из оборота
Арбитражный процесс
Кассация поддержала доводы адвокатов о надлежащем способе защиты прав кредитора
29 февраля 2024
Дьякова Елена
Дьякова Елена
Адвокат АП Московской области, Коллегия адвокатов «Династия», кандидат юридических наук
Является ли смерть заемщика страховым случаем?
Страховое право
ВС указал, что доказать наличие оснований для невыплаты страхового возмещения должен страховщик
29 февраля 2024
Шмелев Евгений
Шмелев Евгений
Адвокат АП г. Москвы, КА г. Москвы «Адвокаты на Дубровке»
Требование инспектора ДПС о прохождении медосвидетельствования на состояние опьянения должно быть законным
Производство по делам об административных правонарушениях
Примеры из адвокатской практики
28 февраля 2024
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и партнеры»
Один общий срок или ряд отдельных?
Арбитражный процесс
Проблемы применения срока давности при подаче нескольких исков в рамках одних и тех же правоотношений
27 февраля 2024
Антонов Алексей
Антонов Алексей
Адвокат АП Краснодарского края
Кража с банковского счета с использованием банковских карт
Уголовное право и процесс
Неприемлемо широкое толкование квалифицирующего признака, предусмотренного п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ
27 февраля 2024
Маценко Максим
Маценко Максим
Адвокат АП Г. Москвы, руководитель уголовной практики Vinder Law Office
Кража, а не мошенничество
Уголовное право и процесс
Квалификация хищения незначительных сумм безналичных денежных средств
27 февраля 2024
Яндекс.Метрика