×

«Гонорар успеха»: новеллы закона и судебной практики

Почему для юриста-неадвоката предпочтительна цессионная модель соглашения

Как юрист, являющийся сторонником максимального расширения применения «гонорара успеха» в юридическом бизнесе, предлагаю рассмотреть риски, возникающие при использовании модели оформления указанного гонорара как условия договора об оказании юридических услуг, и пути их минимизации. Попутно рассмотрим преимущества и недостатки цессионной модели такого соглашения.

Неточное определение положительного для клиента исхода дела

Не стоит забывать, что интерес клиента может заключаться не только в удовлетворении (полном или частичном) иска (если юрист представляет истца) или в отказе в удовлетворении (частичном удовлетворении) иска – при представлении интересов ответчика.

Интерес истца также может быть реализован подписанием мирового соглашения и в случае выплаты ответчиком или иным лицом суммы задолженности в ходе процесса. Интерес ответчика, в свою очередь, может быть удовлетворен в том числе прекращением производства по делу в связи с отказом истца от иска или заключением мирового соглашения, а также если суд оставит исковое заявление без рассмотрения.

Для представителя на этапе составления соглашения о «гонораре успеха» важно четко сформулировать, в каких случаях он получит вознаграждение1.

К примеру, если в договоре указать, что вознаграждение юристу выплачивается в размере 10% от взысканной в пользу клиента суммы, то в таком случае он не вправе будет претендовать на эту сумму, если она будет выплачена на основании мирового соглашения2. Аналогичной ситуация будет и в случае, если предусмотреть вознаграждение представителя ответчика за отказ суда в удовлетворении исковых требований.

В связи в этим цессионная модель «гонорара успеха» представляется гораздо выгоднее выбора варианта включения в договор условия об оказании юридических услуг, поскольку исключает необходимость детально определять понятие положительного для клиента исхода. Минусом цессионной схемы в данном случае является ее меньшая универсальность – она применяется в основном по спорам о взыскании денежных средств и вообще там, где речь идет о присуждении какого-либо имущества. Если же дело касается оспаривания сделки без присуждения имущества или представления интересов ответчика, применение цессионной модели невозможно.

Отказ клиента от оплаты

Наиболее предпочтительным в данном случае является получение «гонорара успеха» на авансовой основе с его дальнейшим возвратом клиенту в случае недостижения обозначенного в договоре результата.

Данное обстоятельство ставит юриста в более выгодное положение по сравнению с клиентом, поскольку последнему придется идти в суд и возвращать уплаченный юристу аванс, но все же не защитит от риска признания судом соглашения о «гонораре успеха» ничтожной сделкой.

Точно так же дело обстоит с заключением обеспечительной сделки – имущество может быть получено во внесудебном порядке, а заказчик, в свою очередь, может оспорить сделку в суде, сославшись на ничтожность соглашения о «гонораре успеха».

В отличие от названного способа цессионная модель позволяет предусмотреть в договоре условие о том, что требование уступается полностью, а оплата его производится в процентном отношении от взысканных сумм3.

Таким образом, цессионная модель исключает риски отказа клиента от оплаты оказанных ему юридических услуг, поскольку все права на имущество передаются представителю, и уже он сам после получения имущества производит расчет с клиентом.

Признание соглашения о «гонораре успеха» ничтожной сделкой

К сожалению, вывод о том, что суды все благосклоннее относятся к взысканию «гонорара успеха» с заказчика4, не находит подтверждения на практике – «гонорар успеха» по-прежнему остается в зоне риска.

Приведу несколько примеров, когда суды отказали во взыскании «гонорара успеха» со ссылкой на ничтожность соответствующего условия:

  • Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 сентября 2019 г. № 78-КГ19-32;

  • Определение ВС РФ от 21 октября 2019 г. № 305-ЭС19-20273 по делу № А40-191144/2018;

  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 3 декабря 2019 г. № Ф06-54400/2019 по делу № А12-727/2019;

  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 30 января 2020 г. № Ф10-6510/2019 по делу № А48-1927/2019.

Отмечу, что в данном случае для судов не имело значения, «привязан» «гонорар успеха» к проценту от взысканной суммы или он выражен конкретным значением, – они все равно квалифицировали условие как «гонорар успеха» и блокировали его выплату.

В связи в этим рекомендую избегать упоминания словосочетания «гонорар успеха» в оформляемых документах об оказании юридической помощи.

В то же время цессионная модель «гонорара успеха» не несет риска признания соглашения ничтожным со ссылкой на то, что цессия фактически прикрывает собой соглашение о «гонораре успеха», поэтому юрист в данном случае гораздо лучше защищен, нежели при заключении договора об оказании юридических услуг5.

Отмечу, что Федеральным законом от 2 декабря 2019 г. № 400-ФЗ ст. 25 Закона об адвокатуре дополнена п. 4.1, в котором указано: «В соответствии с правилами, установленными советом Федеральной палаты адвокатов, в соглашение об оказании юридической помощи может включаться условие, согласно которому размер выплаты доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи, за исключением юридической помощи по уголовному делу и по делу об административном правонарушении».

Данная норма вступила в силу 1 марта, и пока непонятно, как ее введение отразится на юристах, не имеющих адвокатского статуса, – будут ли суды исходить из того, что только адвокаты могут взимать «гонорар успеха», либо новелла будет применяться и к юристам без статуса адвоката в порядке аналогии закона.

Более целесообразным, на мой взгляд, представляется второй вариант, учитывая, что суды уже демонстрировали ранее готовность распространять на лиц без адвокатского статуса действие нормы КПЭА (п. 3 ст. 16), позволяющей включать в соглашение об оказании юридической помощи положение о том, что выплата адвокату вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера.

Любопытно, в каком ключе будет развиваться судебная практика взыскания «гонорара успеха», будут ли суды – если решат применять норму об адвокатах к лицам без адвокатского статуса – использовать по отношению к таким лицам ограничения, установленные Советом ФПА РФ?

В любом случае в настоящее время в условиях нестабильности судебной практики о «гонораре успеха» с целью минимизации рисков предпочтительно, на мой взгляд, применение цессионной модели с выплатой клиенту средств, взысканных с процессуального оппонента, за вычетом вознаграждения юриста. Если использование цессионной модели заблокировано в случае специфичности ситуации или ограничений со стороны КПЭА, в соглашении об оказании юридической помощи необходимо детально прописывать условия выплаты вознаграждения.


1 Кассационное определение Мосгорсуда от 22 июня 2018 г. № 4г-6561/2018.

2 Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2018 г. по делу № А41-55372/2017.

3 Определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 1 марта 2019 г. № 306-ЭС18-19885 по делу № А65-31604/2017; от 11 февраля 2019 г. № 306-ЭС18-16390 по делу № А65-31592/2017; от 24 декабря 2018 г. по делу № 306-ЭС18-16762.

4 Кузнецов В.В. Взыскание гонорара успеха при банкротстве заказчика: актуальная судебная практика // Арбитражная практика для юристов, № 11, 2019.

5 Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 ноября 2019 г. № 09АП-52337/2019 по делу № А40-17933/2019 и от 11 июля 2019 г. № 09АП-33364/2019 по делу № А40-153585/2018; Апелляционное определение Мосгорсуда от 30 сентября 2019 г. по делу № 33-43347/2019.

Рассказать:
Другие мнения
Шварц Ольга
Шварц Ольга
Советник ФПА РФ, консультант Московского офиса Всемирного банка, к.ю.н.
Маркетинг адвокатской деятельности: зарубежный опыт и возможность его применения в России
Юридический рынок
Как повысить роль личного бренда
02 Августа 2022
Тиунова Алла
Тиунова Алла
Юрист, эксперт World Intellectual Property Organization
Саморегулирование рекламной отрасли – дополнительная защита прав потребителей
Юридический рынок
Преимущества саморегулирования однозначно перевешивают недостатки
18 Марта 2022
Дорошенко Мария
О новых возможностях правовой коммуникации
Юридический рынок
Сделать документ доступнее для адресата помогает юридический дизайн
15 Октября 2021
Кравченко Дмитрий
Кравченко Дмитрий
Руководитель практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА, член Совета АП г. Москвы
Почему Илон Маск не любит юристов?
Юридический рынок
Важно понять, как правильно сочетать гуманитарно-правовое и технико-научное в законодательном процессе и в правоприменении
21 Июля 2020
Андреев Андрей
Андреев Андрей
Адвокат АП Московской области, председатель совета Московской коллегии адвокатов «Андреев, Бодров, Гузенко и Партнёры», председатель Международного центра развития молодежных инициатив «Поколение Права»
Бюрократия и бизнес: как снизить бумажную волокиту
Юридический рынок
Механизм взаимодействия с госорганами требует оптимизации
20 Апреля 2020
Абуков Григорий
Абуков Григорий
Председатель Профессионального союза адвокатов России, адвокат АП г. Москвы
Не панацея, а стандартизированное решение для оценки квалификации сотрудников
Юридический рынок
Какие задачи призван решить проект профстандарта «Юрист»
09 Апреля 2020
Яндекс.Метрика