×
Обозов Александр
Обозов Александр
Председатель КА «Союз московских адвокатов»

В заметке «Страховка для адвоката», опубликованной в «АГ» 17 января, адвокат Алексей Голенко привел аргументы в пользу целесообразности обязательного страхования каждым адвокатом риска профессиональной имущественной ответственности.

Ранее мне и в других СМИ попадались публикации, посвященные страхованию ответственности адвоката, в которых содержатся утверждения их авторов об огромной пользе – как для самих адвокатов, так и для их доверителей, – пока еще недействующего, но очень необходимого подп. 6 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), обязывающего адвоката страховать риск профессиональной имущественной ответственности.

Однако при этом полностью отсутствует объективная мотивация (с примерами и статистикой) о явной пользе такого обязательного (фактически принудительного) страхования для кого-либо, кроме разве что самих страховых компаний.

В нашу коллегию время от времени звонят представители страховых компаний и предлагают застраховать профессиональную ответственность адвокатов. Называемые ими суммы страховой премии, которую адвокат должен будет ежегодно уплачивать, многократно превышают сумму обязательных отчислений, уплачиваемых адвокатом за год в адвокатское образование, членом которого является, и в адвокатскую палату. Однако я даже не всегда решаюсь пересказывать эти предложения страховых компаний коллегам. Чем можно аргументировать адвокату по назначению, получающему от государства более чем скромное вознаграждение, из которого это же государство забирает обратно 13% в виде налога, что ему ежегодно придется уплачивать страховую премию в размере от 300 тыс. руб. (такую сумму мне озвучили двое или трое звонивших, назвавшихся представителями страховых компаний. Остальные называли гораздо большие суммы).

Все мои коллеги – из тех, с кем довелось общаться на эту тему, – категорически против «обязаловки» вкладывания заработанных ими денежных средств в «карманы» страховщиков.

На мой взгляд, такое страхование для адвокатов должно быть не обязательным (принудительным), а добровольным, и вот почему.

Обязательное страхование адвокатской ответственности является, по сути, игрой в одни ворота – ворота страховщиков, куда адвокаты будут «закатывать» деньги в надежде, что в трудный для них момент из этих «ворот» хоть что-то выкатится обратно. Но кто хоть раз смотрел футбол, знает, что вратарь никогда не выкатит мяч из своих ворот игроку чужой команды.

В рассматриваемом случае «игроком чужой команды» окажется, как ни странно, тот самый доверитель, о чьем благе так радеют законодатели. Почему-то об этом упорно умалчивается – наверное, чтобы доверителя заранее не расстраивать. Ведь очевидно, что в случае наступления события, которое доверитель по простоте душевной сочтет страховым случаем, и страховщику, и адвокату невыгодно будет признавать это событие таковым – в данном вопросе страховая компания и адвокат будут едины как никогда.

Так, признав факт наступления страхового случая, страховщик будет вынужден безвозвратно лишиться части принадлежащих ему денежных средств, а адвокат – публично признать свою некомпетентность и придать огласке собственное разгильдяйство, получив вдобавок к мощной «антирекламе» дисциплинарное взыскание от Совета адвокатской палаты согласно КПЭА – вплоть до прекращения статуса.

Более того, в правилах страхования адвокатской ответственности, уже применяемых некоторыми страховыми компаниями, предоставление страховщику заключения Совета палаты о наличии в действиях адвоката проступка с указанием примененного к нему дисциплинарного воздействия – одно из обязательных условий признания факта наступления страхового случая.

Что же будет выгоднее адвокату – обратиться в страховую компанию, поставив под удар не только свою карьеру, но и дальнейшее пребывание в адвокатском сообществе, или самостоятельно разрешить конфликт с доверителем, вернув полученные от него денежные средства и при необходимости возместив причиненный ущерб? Думается, последнее. И страховщики об этом знают.

Не думаю, что кто-то из коллег станет оспаривать тот факт, что и до внесения в Закон об адвокатуре изменений, касающихся страхования профессиональной ответственности, размолвки между адвокатами и доверителями, хотя и редко, но случались. Но может ли кто-то вспомнить хотя бы один такой случай, окончившийся судебным разбирательством, да еще с вступившим в силу решением суда о взыскании с адвоката денежных средств в пользу доверителя за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей? Лично мне и моим коллегам такие случаи не известны.

Таким образом, получится, что, заплатив страховщикам приличную сумму в качестве страховой премии, адвокат в случае конфликта с доверителем будет, как и прежде, стараться решать проблему своими силами и своими денежными средствами и уж тем более без привлечения третьих лиц, в том числе страховщиков.

Последние об этом также осведомлены.

В свою очередь, страховые премии, уплачиваемые адвокатами всей России, фактически превратятся в «принудительную безвозмездную материальную помощь» страховым компаниям. Особый колорит этому обстоятельству добавляет то, что страхование – это мегабизнес, приносящий его бенефициарам многомиллионные доходы и без адвокатской «материальной помощи».

Несколько лет назад я прочел в СМИ статью, посвященную обязательному страхованию адвокатами их ответственности, автор приводил аргументы в пользу необходимости такого страхования, на мой взгляд, просто абсурдные.

Например, один из них – тот, что ежегодная обязательная страховка поможет начинающему адвокату, у которого пока нет начального капитала, проигравшему по неопытности многомиллионное дело, компенсировать ущерб бизнесмену, обратившемуся к нему за юридической помощью.

Во-первых, вообразить бизнесмена, доверившего многомиллионное дело начинающему адвокату, можно разве что в мечтах того самого адвоката.

Во-вторых, при страховой сумме хотя бы в 100 млн руб. и премии страховщика в размере как минимум 1% от этой суммы начинающий адвокат должен будет уплатить страховую премию в размере 1 млн руб. в год – и это до заключения договора с доверителем на ведение указанного дела, которого и вовсе может не быть.

Многие ли адвокаты готовы ежегодно вносить такую страховую премию? Думаю, нет.

Еще один аргумент сторонников страхования – возможность компенсации причиненного доверителю ущерба в результате пропуска адвокатом без уважительной причины срока подачи апелляционной или кассационной жалобы, неправильного оформления документов, порчи или утраты полученных от доверителя документов, разглашения конфиденциальных сведений и т.д. – одним словом, на случай причинения доверителю ущерба в результате грубейшего разгильдяйства адвоката.

Коллеги, которых я знаю, за все время работы на адвокатском поприще (у некоторых стаж превышает 30 лет) ни разу не позволили себе даже опоздать без уважительной причины на судебное заседание, не то что совершить указанные проступки.

Так для чего же им вносить свои сбережения на страхование того, от чего они уже застрахованы собственным профессионализмом, личной ответственностью, честностью и порядочностью, причем бесплатно? Или каждый из них подсознательно должен быть готов к тому, что в одночасье изменит жизненные устои и превратится в разгильдяя?

Следуя в законотворческой деятельности по такому пути, можно дойти до того, что принудительно заставить каждого россиянина страховать свою гражданскую ответственность. Причем неважно, законопослушный ли это гражданин, не совершивший за всю жизнь ничего предосудительного, – вдруг, проходя мимо магазина, он поднимет камень и метнет его в витрину? На такой случай у него уже и страховочка есть. При этом пусть он попробует доказать, что не собирается этого делать, – в лучшем случае получит ответ «ну и хорошо, а страховку все-таки оплатите».

Подчеркну, я не возражаю по поводу страхования как такового – я против принудительного страхования, особенно когда оно заведомо невыгодно как страхователям (адвокатам), так и выгодоприобретателям (тем, кто вправе рассчитывать на получение возмещения при наступлении страхового случая).

Ведь не секрет, что еще до внесения в Закон об адвокатуре изменений об обязательном страховании профессиональной ответственности адвокаты несли ответственность перед доверителями за недобросовестную работу в рамках сумм, оговоренных сторонами в соглашении на оказание юридической помощи. И если суммы ответственности не устраивали доверителей, адвокаты страховали свою ответственность в добровольном порядке на большую сумму, заранее оговоренную с доверителем.

Именно по такому принципу адвокаты работают с крупными компаниями на основе долгосрочных соглашений об оказании юридической помощи, предусматривающих, в том числе, значительные вознаграждения адвокатам, из которых они, как правило, и оплачивают страховку.

Но из каких денежных вознаграждений может себе позволить оплатить страховку адвокат, оказывающий юридическую помощь по уголовному делу в качестве защитника по назначению органов предварительного расследования или суда? Ведь сумм, установленных государством на оплату труда защитника по назначению за каждый день непосредственного участия в следственных действиях или судебном заседании, хватит разве что на оплату минимальных жизненных потребностей адвоката.

И таких адвокатов, на протяжении многих лет осуществляющих защиту по назначению, – в стране тысячи.

Полагаю, что проблему можно решить, изменив в ст. 19 Закона об адвокатуре слово «осуществляет» на словосочетание «вправе осуществлять». И тогда адвокат и доверитель, заключая соглашение об оказании юридической помощи, смогут сами решать вопрос о целесообразности страхования ответственности адвоката и размере страховой суммы, исходя из сущности принятого поручения и значимости для доверителя последствий его ненадлежащего исполнения.

Рассказать:
Другие мнения
Трушкин Александр
Трушкин Александр
Адвокат АП Московской области
Использование примирительных процедур в додисциплинарном производстве
Адвокатура, государство, общество
Как это поможет урегулированию споров между заявителями жалоб и адвокатами
09 Ноября 2020
Киракосян Рубен
Киракосян Рубен
Адвокат, руководитель правозащитной практики МКА «ГРАД», президент русско-армянской ассоциации юристов АРМРОСС, философ
Правовые аспекты военных действий
Адвокатура, государство, общество
Если не работают иные институты, должно торжествовать право, иначе «говорить» будут пушки
05 Ноября 2020
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Управляющий партнер АБ «Правовой статус», член Комиссии АП Краснодарского края по защите профессиональных прав адвокатов
От исторического дискурса до современных проблем адвокатуры
Защита прав адвокатов
Какие выводы и предложения в докладе ИППП стоит поддержать, а с чем можно поспорить
28 Октября 2020
Шериев Ахмед
Шериев Ахмед
Председатель КА г. Москвы «Шериев и партнеры»
Защитим адвокатскую терминологию от недобросовестных посягательств!
Адвокатура, государство, общество
Ее незаконное применение в целях рекламы наносит ущерб репутации адвокатуры
27 Октября 2020
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП МО, руководитель Практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», медиатор, доцент Университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Гром медиации, раздавайся!
Адвокатура, государство, общество
Законопроект среди ясного неба
23 Октября 2020
Оттингер Марк
Оттингер Марк
Адвокат, Берлингтон, Штат Вермонт, США
Работа в суде с участием присяжных заседателей в США
Зарубежная адвокатура
Опыт адвоката из штата Вермонт
20 Октября 2020