×
Герасимов Николай
Герасимов Николай
Адвокат АП Республики Башкортостан

Экспертиза, как правило, является одним из самых распространенных, сложно оспариваемых и вызывающих у суда наибольшее доверие доказательств по уголовному делу.

Действительно, письменное заключение, составленное лицом, обладающим специальными познаниями по соответствующему вопросу, надлежащим образом предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, а также получившим информацию о его правах и обязанностях как эксперта, существенным образом влияет на внутреннее убеждение судьи и склоняет его в пользу той стороны, которая его предоставила.

К сожалению, в современном российском уголовном судопроизводстве сложилась ситуация, при которой экспертиза в абсолютном большинстве случаев назначается и производится органами предварительного расследования, т.е. стороной обвинения.

Сторона защиты обладает реальной процессуальной возможностью лишь приобщить к материалам дела заключение специалиста по тому же вопросу – по сути, то же самое заключение, составленное на основании исследования компетентным лицом, но не предупрежденным об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Ходатайства же стороны защиты о проведении повторной либо дополнительной экспертизы, как правило, на стадии предварительного расследования остаются без удовлетворения.

Таким образом, в материалы уголовного дела приобщается заключение эксперта, свидетельствующее в пользу стороны обвинения, опровергнуть которое стороне защите бывает весьма непросто, если только оно не составлено и не получено с существенным нарушением закона.

При этом зачастую указанные экспертизы проводятся сотрудниками экспертных подразделений самих органов, проводящих предварительное расследование, например экспертно-криминалистических центров при МВД субъектов РФ, отделов криминалистики Следственных управлений СКР и т.п.

То есть следователь, осуществляющий предварительное расследование, и эксперт, проводящий экспертизу, являются сотрудниками одного и того же государственного органа и находятся в служебном подчинении одного и того же должностного лица.

Указанное положение представляется явно не соответствующим принципам независимости, беспристрастности и справедливости судебного разбирательства.

Частью 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Согласно ч. 1 ст. 49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Как следует из ч. 2 ст. 49 Конституции РФ, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод также закрепляет право каждого на справедливое судебное разбирательство, указывая в п. 1, что «каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона…, а также на обеспечение справедливого баланса прав сторон».

Кроме того, практикой Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) в качестве основополагающих и неотъемлемых принципов отправления правосудия были выработаны:

  • принцип равных возможностей сторон в процессе (постановления ЕСПЧ по делам «Руиз-Матеоз против Испании» от 23 июня 1993 г.; «Анкерл против Швейцарии» от 23 октября 1996 г.; «Де Хаэс и Гийселс против Бельгии» от 4 февраля 1997 г.; «Фуше против Франции» от 18 марта 1997 г. и др.);
  • принцип состязательности (постановления ЕСПЧ по делам «Брандштеттер против Австрии» от 28 августа 1991 г.; «Роу и Дэвис против Соединенного Королевства» от 16 февраля 2000 г. и др.).

Суть указанных принципов, как их трактует ЕСПЧ, состоит в том, что при разбирательстве уголовного дела и обвинение, и защита должны обладать возможностью знать, исследовать, комментировать и проверять доводы и доказательства, представленные противоположной стороной.

Более того, ЕСПЧ в Постановлении по делу «Хужин и другие против России» от 23 марта 2008 г. отметил, что одним из безусловных аспектов принципа состязательности сторон является возможность каждой стороны представить свое дело на условиях, которые не ставят другую сторону в существенно более невыгодное положение.

Однако указанные нормы Конституции РФ, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также практика ЕСПЧ в рассматриваемых случаях очевидным образом не исполняются, так как заключение эксперта по уголовному делу, на котором зачастую основано предъявленное обвинение, по моему убеждению, фактически составлено представителем стороны обвинения, а именно экспертом – сотрудником государственного органа, осуществляющим уголовное преследование.

При этом у стороны защиты отсутствует предусмотренная законодательством возможность самостоятельно, независимо от органов следствия и суда инициировать проведение аналогичной экспертизы в ином экспертном учреждении, что, безусловно, ставит ее в существенно более невыгодное по сравнению с процессуальным оппонентом положение.

Таким образом, по моему мнению, возможность стороны обвинения поручать проведение экспертизы по находящемуся в ее производстве уголовному делу фактически своему сотруднику, не запрещенная ст. 70, 80, 195 УПК РФ, нарушает принцип состязательности и равноправия сторон, а также порождает сомнения в объективности и беспристрастности эксперта, что напрямую противоречит принципам гарантированности судебной защиты прав граждан (ст. 46 Конституции РФ), презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ), а также состязательности и равноправия сторон (ст. 123 Конституции РФ).

Безусловно, экспертные подразделения и эксперты-криминалисты в правоохранительных органах необходимы, но, с моей точки зрения, их основная и единственная задача должна состоять в обнаружении, фиксации и изъятии следов преступления для их дальнейшего исследования и анализа.

Проведением же экспертиз по уголовным делам, на мой взгляд, должны заниматься сотрудники либо независимых некоммерческих экспертных учреждений, либо отдельного государственного органа, в структуру которого входили бы эксперты всех специальностей, либо структурного подразделения государственного органа, не связанного напрямую с правоохранительными органами, например Министерства юстиции России.

Это позволило бы создать систему значительно более независимых экспертов, в беспристрастности и компетентности которых сомнения возникать не будут.

Рассказать:
Другие мнения
Паничева Анна
Паничева Анна
Адвокат МКА «Адвокатское партнерство», доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА им. О.Е. Кутафина
Доказательство из неизвестного источника
Производство экспертизы
Правомерность использования непервичных аудио- и видеозаписей в фоноскопических экспертизах
14 Февраля 2020
Сурчаков Дмитрий
Сурчаков Дмитрий
Партнер юридической фирмы «Степачков и Сурчаков»

Все дальше от контроля
Арбитражное право и процесс
Аффилированным кредиторам станет сложнее получить контроль над банкротством должника – не поможет даже судебное решение
13 Февраля 2020
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
«Токсичность» должностного положения
Уголовное право и процесс
Как проявляется дискриминация по должностному положению при заключении под стражу
12 Февраля 2020
Вороной Вадим
Вороной Вадим
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н.
Незамеченное обстоятельство
Арбитражное право и процесс
О самостоятельном праве лица, не участвовавшего в деле, оспаривать судебный акт, вынесенный вне дела о банкротстве
10 Февраля 2020
Никонов Максим
Никонов Максим
Адвокат АП Владимирской области, к.ю.н.
Защита по «вспомогательным» вопросам
Международное право
Правовые позиции Европейского Суда по правам человека
05 Февраля 2020
Хрисанфова Анна
Юрист Юридической фирмы Art De Lex
Выбирать стандартный путь
Гражданское право и процесс
Индивидуальные условия влекут риски
05 Февраля 2020