×

Определение территориальной подсудности дел о хищении безналичных денежных средств

Анализ судебной практики до 15 декабря 2022 г.
Герасимов Николай
Герасимов Николай
Адвокат АП Республики Башкортостан

15 декабря 2022 г. в п. 5 и 5.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (далее – Постановление Пленума ВС № 48) были внесены изменения, кардинально изменившие подход ВС к определению территориальной подсудности уголовных дел о мошенничестве, состоявшем в хищении безналичных денежных средств.

Читайте также
Пленум ВС внес новые изменения в свои постановления по уголовным делам
В частности, множество новых разъяснений посвящено вопросу применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам
15 декабря 2022 Новости

С указанной даты судам при рассмотрении уголовных дел о мошенничестве, предметом хищения в которых выступали безналичные денежные средства, рекомендовано руководствоваться разъяснением: местом совершения такого преступления является место совершения лицом действий, связанных с обманом или злоупотреблением доверием и направленных на незаконное изъятие денежных средств.

Таким образом, Верховным Судом была воспринята идея, давно обсуждавшаяся в научном сообществе и нередко применявшаяся в судебной практике: местом совершения преступления (а следовательно, и местом проведения расследования и рассмотрения дела судом) должно признаваться место совершения общественно опасного действия, а не наступления его последствий.

К сожалению, ранее ВС придерживался иной позиции, что порождало в правоприменительной практике многочисленные разночтения по этому вопросу и, полагаю, вследствие этого – нарушение прав обвиняемых, подсудимых на рассмотрение дела законным судом (как это следует из положений ст. 46 (ч. 1 и 2) и 47 (ч. 1) Конституции Российской Федерации).

Так, в редакции Постановления № 48, действовавшей с 29 июня 2021 г. по 14 декабря 2022 г., указывалось, что местом окончания такого мошенничества является место нахождения подразделения банка или иной организации, в котором владельцем денежных средств открыт банковский счет или ведется учет электронных денежных средств без открытия счета. При этом территориальную подсудность подобных дел рекомендовалось определять с учетом места совершения преступления, а также других указанных в законе обстоятельств.

Исходя из положений ст. 32 УПК, многие суды воспринимали это разъяснение ВС таким образом, что местом совершения преступления признавали именно место нахождения подразделения банка, где открыт счет потерпевшего, с которого похищены денежные средства1.

В случае если сторона защиты заявляла о неверном определении территориальной подсудности по конкретному делу, ссылаясь на необходимость определять место преступления, исходя из места совершения объективной стороны деяния, суды, как правило, отвергали данный довод именно со ссылкой на указанную редакцию Постановления Пленума ВС № 48.

Однако при этом, несмотря на разъяснения ВС по данному вопросу, суды нередко фактически игнорировали их, в качестве места преступления определяя место совершения общественно опасных действий; при этом в каждом конкретном случае выбирая их по-разному, исходя из обстоятельств дела.

Например, в судебной практике встречаются решения, в которых местом совершения мошенничества в виде хищения безналичных денежных средств признавались: место изготовления подложных документов с целью совершения мошенничества; место представления таких документов в госорган, который на их основании произвел перечисление денежных средств, в результате чего они были похищены; место совершения действий по перечислению безналичных денежных средств, которые в результате оказались похищены; место совершения виновным действий по введению потерпевшего в заблуждение и т.п. Примерами могут служить:

  • апелляционное определение Московского областного суда от 9 апреля 2015 г. по делу № 22-1211/2015 (суд признал законным и обоснованным рассмотрение уголовного дела по месту совершения действий, составляющих объективную сторону мошенничества);
  • апелляционное определение Свердловского областного суда от 25 февраля 2021 г. по делу № 22-336/2021 (суд указал, что все преступные действия, образующие объективную сторону мошенничества, Е.И.А. выполняла на рабочем месте в офисе, расположенном по указанному в приговоре адресу, т.е. на территории Железнодорожного административного района г. Екатеринбурга. Таким образом, территориальная подсудность определена правильно. Мнение защиты о том, что дело подлежало рассмотрению судом по месту расположения отделения банка, где был открыт счет ИП Е.И.А., а именно в Орджоникидзевском районе г. Екатеринбурга, и где появилась возможность распорядиться похищенным, этих выводов не опровергает, поскольку появление такой возможности в отношении безналичных денежных средств характеризует лишь временной момент окончания преступления и не свидетельствует о его совершении по месту открытия расчетного счета);
  • апелляционное постановление ВС Республики Дагестан от 27 февраля 2019 г. по делу № 22-290/2019 (суд заключил, что дело было направлено по подсудности законно и обоснованно, так как обвиняемый совершил все действия, направленные на совершение мошенничества, на территории, на которую распространяется юрисдикция суда, куда было направлено дело);
  • кассационное определение Кассационного военного суда от 26 мая 2022 г. по делу № 7У-333/2022[77-211/2022] (суд установил, что уголовное дело было правомерно рассмотрено судом по месту совершения Ф. преступных действий);
  • апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 14 декабря 2021 г. по делу № 22-6707/2021 (суд установил, что территориальная подсудность определена верно, так как преступные действия З.Е.А., направленные на хищение бюджетных денежных средств путем обмана и злоупотребления доверием, и их перевод на расчетные счета Ф.И.О.3 и Ф.И.О.5, которые в соответствующем муниципальном образовательном учреждении фактически не работали, а также перевод необоснованно завышенной заработной платы себе и своей матери Ф.И.О.19 совершены З.Е.А. по месту нахождения указанного учебного заведения, что и установлено судом первой инстанции после исследования всех доказательств по делу);
  • определение Судебной коллегии по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 19 октября 2021 г. по делу № 7У-10033/2021[77-4365/2021] (суд сделал вывод, что местом совершения Н.Н.С. мошенничества при получении выплат, предметом которого являются безналичные денежные средства, является место совершения действия, направленного на хищение данного имущества (место представления Н.Н.С. заведомо ложных документов, подтверждающих понесенные расходы));
  • апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 5 февраля 2018 г. № 22-1117/2018 (суд сделал вывод, что местом совершения такого рода преступлений является место, где произошло фактическое изъятие имущества у потерпевших, в том числе совершение ими действий по перечислению безналичных денежных средств).

При рассмотрении уголовных дел, судебные решения по которым были приведены, стороной защиты нередко также заявлялось о нарушении правил определения территориальной подсудности как раз со ссылкой на п. 5 и 5.1 Постановления Пленума ВС № 48 в предыдущей редакции. Однако суды в этом случае также отвергали этот довод со ссылкой на то, что общественно опасные действия были совершены именно на той территории, на которую распространяется юрисдикция суда, рассмотревшего дело. ВС, насколько мне известно, судебные акты с такой позицией не отменял, по крайне мере массово.

Таким образом, в правоприменительной практике сложилась, на мой взгляд, парадоксальная и явно не соответствующая законодательству ситуация, при которой суды в отсутствие четких и недвусмысленных правил определяли территориальную подсудность каждого конкретного дела практически по своему усмотрению, выбирая ее из двух основных вариантов: либо по месту совершения общественно опасных действий, либо по месту нахождения подразделения банка, где открыт счет, с которого похищены деньги.

Читайте также
КС: Во избежание возможного влияния бывшего главы города на суд можно изменить подсудность его уголовного дела
Суд назвал данную ситуацию экстраординарной, отметив, что для объективного, беспристрастного рассмотрения дела в отношении бывшего чиновника можно изменить подсудность с Владивостока на Москву
13 ноября 2018 Новости

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, право каждого на судебную защиту, равно как и его необходимая составляющая – право на законный суд, гарантированные ст. 46 (ч. 1 и 2) и 47 (ч. 1) Конституции, предполагают, что рассмотрение дел должно осуществляться не произвольно выбранным, а законно установленным судом – то есть компетенция которого по рассмотрению конкретного дела определяется на основании закрепленных в законе критериев, которые заранее (до возникновения спора или иного правового конфликта) в нормативной форме предопределяют, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело (например, Постановление от 9 ноября 2018 г. № 39-П).

Однако, полагаю, принимая во внимание приведенную противоречащую этому правоприменительную практику по рассматриваемому процессуальному вопросу, утверждать об обеспечении рассмотрения таких уголовных дел законным судом, как это следует из данного КС конституционно-правового толкования ст. 46, 47 Конституции, к сожалению, не приходится. На мой взгляд, этот вопрос должен рассматриваться на уровне Конституционного Суда, после чего, вероятно, часть вынесенных судебных актов по таким уголовным делам смогут быть пересмотрены по новым обстоятельствам.


1 См., например, постановления Шатурского городского суда Московской области от 5 ноября 2020 г. № 1-344/2020 по делу № 1-344/2020; Иланского районного суда Краснодарского края от 6 мая 2020 г. № 1-70/2020 по делу № 1-70/2020; Апелляционное определение ВС от 26 августа 2021 г. № АПЛ21-323.

Рассказать:
Другие мнения
Шмелев Евгений
Шмелев Евгений
Адвокат АП г. Москвы, КА г. Москвы «Адвокаты на Дубровке»
«Отцовство» с последствиями
Уголовное право и процесс
Отсутствие в действиях подзащитного состава преступления по ч. 1 ст. 157 УК удалось доказать только в кассации
24 июня 2024
Баранов Игорь
Баранов Игорь
Адвокат АП г. Москвы, Партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» (г. Москва), эксперт Национального антикоррупционного комитета, Преподаватель Академии информационных систем (АИС)
Собственник и владелец – не тождества
Уголовное право и процесс
Проблема подмены понятий при обеспечении участия в обыске лица, в помещении которого он проводится
21 июня 2024
Переладов Андрей
Переладов Андрей
Адвокат АП Кемеровской области, сопредседатель КА «Регионсервис», управляющий партнер офиса Коллегии в г. Кемерово, руководитель практики «Экология и природопользование»
К вопросу о собственнике отходов
Природоохранное право
Создатель отходов – лицо, чья деятельность привела к их образованию
20 июня 2024
Широков Сергей
К.ю.н., эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли требование о ежегодной индексации арендной платы на уровень инфляции?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Какие аргументы могут обеспечить защиту интересов лизингополучателя?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли взыскание с подрядчика расходов на устранение недостатков работ за пределами годичного срока давности?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Яндекс.Метрика