×
Тарасов Никита
Тарасов Никита
Адвокат АП Санкт-Петербурга

В последнее время адвокатское сообщество регулярно сталкивается с ситуациями, когда отдельные «находчивые» коммерческие организации, пытаясь привлечь дополнительных клиентов, стараются притвориться тем или иным адвокатским образованием. Для этого они включают в свое фирменное наименование слова, закрепленные отраслевым законом только за адвокатами и адвокатскими образованиями.

В результате данные участники юридического рынка получают незаконное преимущество не только перед представителями адвокатской корпорации, но и перед другими нашими коллегами, действующими в рамках закона. Ведь потенциальный клиент, увидев, например, на вывеске (в договоре, рекламе и т.д.) слово «адвокат», справедливо проникается повышенным доверием к представителям такой организации. Не зря не только многовековыми традициями адвокатуры, но и прямым указанием закона определено, что адвокаты оказывают квалифицированную юридическую помощь.

ООО «Адвокат-авто» и дело о недобросовестной конкуренции

Но одна из компаний Санкт-Петербурга, оказывающая услуги на рынке права, решила нарушить запрет, установленный ст. 5 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», и в период с 4 октября 2011 г. до 31 октября 2016 г. в своем фирменном наименовании использовала слово «адвокат» (а точнее – именовалась ООО «Адвокат-авто»).

Тем самым данное Общество фактически публично заявляло о своей причастности к профессиональному сообществу адвокатов, то есть к лицам, получившим в установленном порядке статус адвоката и право осуществлять квалифицированную юридическую помощь.

Отрадно, что некоторые неравнодушные граждане, не являющиеся адвокатами, также, наряду с нашими коллегами, осознают роль адвокатуры и значение ее авторитета в обществе. Подтверждением этому является обращение в УФАС по Санкт-Петербургу одной гражданки, обнаружившей нарушение со стороны Общества и проявившей свою гражданскую позицию (что допускается ст. 39 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»).

В результате УФАС по Санкт-Петербургу было возбуждено дело о недобросовестной конкуренции (дело № 1-14.2-78/78-01-17). К участию в деле в качестве лица, располагающего сведениями о рассматриваемых антимонопольным органом обстоятельствах, была привлечена Федеральная палата адвокатов РФ, которая представила пояснения, и указала, что адвокаты не могут быть работниками ООО «Адвок-авто», и, наоборот, работники ООО «Адвок-авто» не могут являться адвокатами.

По результатам рассмотрения дела в действиях общества-нарушителя было установлено нарушение ст. 14.4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции». Однако в связи с тем, что Общество на момент рассмотрения дела изменило свое наименование на ООО «Адвок-авто», предписание ему не выдавалось. Тем не менее антимонопольный орган установил наличие акта недобросовестной конкуренции, заключавшегося в незаконном использовании слова «адвокат» в фирменном наименовании общества в рассматриваемый период времени.

ООО «Адвок-авто» vs представители ФПА

Несмотря на очевидность нарушения, Общество-нарушитель не согласилось с позицией антимонопольного органа и обжаловало его в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области (дело № А56-43779/2017).

В жалобе Общество указало о слишком широком толковании антимонопольным органом понятия недобросовестной конкуренции.

В судебное заседание явились три представителя ФПА РФ, которые заявили суду, что антимонопольный орган, вынося оспариваемое решение, действовал в строгом соответствии с требованиями Закона о защите конкуренции (в частности, ст. 22, ст. 39), а оспариваемое решение принято Управлением в пределах его полномочий.

При этом представители ФПА РФ указали, что конкурентами Общества на рынке по оказанию услуг в области права в Санкт-Петербурге являются не только адвокаты, но и многочисленные хозяйствующие субъекты, не использующие в своем наименовании слово «адвокат».

Используя в период с 4 октября 2011 г. по 31 октября 2016 г. в своем фирменном наименовании слово «адвокат», Общество фактически публично заявляло о своей причастности к профессиональному сообществу адвокатов, то есть к лицам, получившим в установленном статус адвоката и право осуществлять квалифицированную юридическую помощь, оказываемую на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (ст. 1, 2 Закона об адвокатуре). При этом согласно сведениям, предоставленным самим Обществом в антимонопольный орган, адвокаты не оказывали услуги посредством данного Общества. Более того, в силу запрета, установленного ч. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре, адвокаты и не могли являться сотрудниками Общества.

В то же время, не являясь в силу закона какой-либо формой адвокатского образования, Общество не несло предусмотренных ст. 7 Закона об адвокатуре обязанностей, следовательно, имело преимущество как перед другими юридическими лицами, оказывающими юридические услуги, так и перед самими адвокатами.

Исходя из этого, используя в период с 4 октября 2011 г. по 31 октября 2016 г. в своем фирменном наименовании слово «адвокат», Общество вводило потребителей в заблуждение о своем статусе.

Неудивительно, что решением 16 октября 2017 г. арбитражный суд первой инстанции подтвердил позицию антимонопольного органа о нарушении Обществом ст. 14.4 Закона о защите конкуренции и отказал в удовлетворении требования Общества об удовлетворении заявления о признании недействительным решения антимонопольного органа.

Апелляция: необходима ли филологическая экспертиза?

Не согласившись с обоснованным решением, Общество-нарушитель подало апелляционную жалобу, в которой ссылалось на «отсутствие аргументации представленных заявителем доказательств», на непроведение судом первой инстанции «филологической экспертизы слова “адвокат-авто”» (являвшегося, по мнению представителя общества, неологизмом), на недопустимость использования в качестве повода для возбуждения антимонопольного дела заявления гражданки, не являющейся конкурентом Обществу, на менее выгодное положение юристов по сравнению с адвокатами в связи с невозможностью ведения уголовных дел. Кроме того, Общество сослалось на Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П, указав, что, якобы «адвокатам, как и юристам (юридическим компаниям), одинаково предписан запрет давать гарантии какого-либо юридического результата», поэтому «безосновательно выделять такие отличительные черты работы адвоката, как качественное и гарантированное оказание юридических услуг».

Рассмотрение апелляционной жалобы состоялось 5 февраля 2018 г. в Тринадцатом арбитражном апелляционном суде.

В возражениях на вышеуказанные доводы Общества мы с коллегами указали, что для установления факта использования Обществом слова «адвокат» в своем фирменном наименовании ни суду первой инстанции, ни апелляционную суду не требуется специальных познаний. В русском языке сложное (сложносоставное) слово – это слово, образованное, в отличие от слитного сложного слова, из двух раздельно оформленных слов (не основ), со склонением обоих членов сложения (концерт-загадка, платье-костюм и т.п.) или только второго слова (киловатт-час, плащ-палатка и т. п.)1.

По правилам орфографии сложные существительные, имеющие значение одного слова и состоящие из двух самостоятельно употребляющихся существительных, соединенных без помощи соединительных гласных «о» и «е», например, жар-птица, бой-баба, дизель-мотор, кафе-ресторан, премьер-министр, генерал-майор, Бурят-Монголия, изба-читальня, купля-продажа, паинька-мальчик, пила-рыба, Москва-река, пишутся через дефис2.

При этом в русском языке отсутствует слово «Адвокат-авто». Ни в одном из общедоступных словарей русского языка такое слово не указывается (в отличие от слов «Адвокат» и «Авто»).

Очевидно, что все вышеперечисленные сведения носят общедоступный и общеизвестный характер. Таким образом, фирменное наименование «Адвокат-Авто» представляет собой сложное слово, производное от слов «адвокат» и «авто».

О том, что незаинтересованное физическое лицо в силу закона может быть заявителем в антимонопольный орган, говорилось выше, что и было озвучено апелляционному суду.

Довод о «менее выгодном положении практикующих юристов по сравнению с адвокатами» был опровержен представителями ФПА РФ ссылками на достаточно жесткие требования к поведению коллег со стороны Закона адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Ну а вышеупомянутое Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П вообще содержит тезис о том, что на адвокатов в соответствии с Законом об адвокатуре возложена обязанность обеспечивать на профессиональной основе квалифицированную юридическую помощь физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию» (п. 2.1).

В результате суд апелляционной инстанции, уточнив позицию антимонопольного органа о квалификации нарушения, заслушав мнение сторон, постановил оставить решение суда первой инстанции в силе, а апелляционную жалобу Общества – без удовлетворения.

Показательное дело

Считаем, что данное дело во многом является показательным.

Общество-нарушитель, добровольно изменив свое фирменное наименование с ООО «Адвокат-авто» на ООО «Адвок-авто», до последнего пыталось указать на неполучение преимуществ в результате использования слова «адвокат» в своем наименовании и непричинение убытков адвокатам.

В то же время, согласно п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции, актом недобросовестной конкуренции могут признаваться любые действия, которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам – конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Возникает резонный вопрос: что же заставило Общество оспаривать решение антимонопольного органа, так и не выдавшего предписание?

Представляется очевидным, что аналогичные хозяйствующие субъекты, оказывающие услуги в области права, не являющиеся адвокатами (и, соответственно, не обремененные ни требованиями Закона об адвокатуре, ни Кодекса профессиональной этики адвоката, ни традициями адвокатского сообщества) и «мимикрирующие» под адвокатские образования, желают за счет чужого имени получить дополнительные конкурентные преимущества.

Тем самым они наносят вред не только другим коммерческим компаниям, выступающим на рынке юридических услуг, но и всему адвокатскому сообществу.

Ведь гораздо проще заимствовать репутацию адвокатского сообщества, не предприняв должных усилий для создания и поддержания своей собственной.



1 см. Словарь-справочник лингвистических терминов. Изд. 2-е. – М.: Просвещение. Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. 1976.

2 см. § 79 «Правил русской орфографии и пунктуации», утв. АН СССР, Минвузом СССР, Минпросом РСФСР, 1956.

Рассказать:
Другие мнения
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области
Некоторые нюансы информационного сопровождения
Методика адвокатской деятельности
Информационное сопровождение уголовного процесса требует предварительной подготовки
14 Октября 2019
Исаев Игорь
Исаев Игорь
Адвокат МОКА «Демиург»
Без последствий для вердикта
Методика адвокатской деятельности
Любые методы донесения информации до присяжных хороши, если они не влекут угрозу отмены оправдательного вердикта
14 Октября 2019
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник ФПА РФ
Не выходить за рамки закона
Методика адвокатской деятельности
«Тонкий» момент информационного сопровождения процесса с участием присяжных заседателей
14 Октября 2019
Васильев Александр
Васильев Александр
Адвокат АП Московской области
Противостояние запретам
Методика адвокатской деятельности
Информационное сопровождение процесса с участием присяжных заседателей
14 Октября 2019
Кипнис Николай
Кипнис Николай
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент АП города Москвы
Из дисциплинарной практики
Профессиональная этика
Примеры влияния правил адвокатской профессии на содержание соглашения об оказании юридической помощи
14 Октября 2019
Старченко Виталий
Старченко Виталий
Адвокат АП Ставропольского края
Под влиянием правил
Профессиональная этика
Правила адвокатской профессии как фактор, влияющий на содержание соглашения об оказании юридической помощи
14 Октября 2019