×
Черных Александр
Черных Александр
Спецкорреспондент ИД «Коммерсантъ»

В начале лета Пражский клуб собрал в одной комнате знаменитых адвокатов и «профильных» журналистов (надо признать, комната потребовалась немаленькая). Организаторы попросили, чтобы обе стороны посмотрели друг другу в глаза, высказали накопившиеся претензии, а потом попробовали вместе выработать некий регламент, помогающий избежать ошибок и недопонимания.

Не могу назвать себя профессиональным «судебным репортером» (о чем заранее предупредил организаторов семинара). Я скорее многопрофильный журналист: вчера писал репортаж с митинга, сегодня сижу на пресс-конференции по экологической теме, завтра буду брать интервью по громкому уголовному делу об экстремизме. Я редко бываю непосредственно в судах, но регулярно общаюсь с юристами и адвокатами в частности. Стандарты деловой прессы таковы, что мнение адвоката читателю полезно узнать в статье на практически любую тему. Но, признаюсь честно, я не слишком хорошо знаком с законодательством, судопроизводством и т.д. – ведь у меня много других направлений работы.

Впрочем, в нашей профессии таких «многопрофильных специалистов» подавляющее большинство – думаю, юристам чаще приходится сталкиваться с нами, чем с подготовленными судебными репортерами. Заранее краснея, я думал, что адвокаты в ходе семинара будут жаловаться именно на низкую юридическую грамотность журналистов. Конечно, такие вопросы тоже поднимались – но в большинстве случаев адвокаты высказывали совсем другие претензии. И это немало удивило меня и моих коллег.

Дело в том, что сторона защиты жаловалась на постоянное несоблюдение журналистами даже минимальных требований к нашей профессии. «Они написали то, что я просил не публиковать», «Он вырвал мои слова из контекста», «Я сказала одно, а написали совершенно другое», «Я отказался давать комментарий, а статья получилась такой, будто я что-то скрываю» – и т.д. Как будто наши неизвестные коллеги забыли азы журналистики – то, чему учат в первом семестре.

И все же предлагаю исходить из презумпции добросовестности журналистов. Да, наверное, сотрудники ряда СМИ – не стоит их  называть – изначально получают от начальства установку, в каком ключе освещать судебный процесс. Но подавляющее большинство –  уверен в этом – искренне хотят предоставить читателю объективную информацию. А значит, налицо какая-то принципиальная проблема с коммуникацией между адвокатами и журналистами.

Я вспомнил, как буквально на днях разговаривал по телефону с адвокатом N. Он очень интересно отвечал на вопросы, но после каждого третьего предложения вдруг начинал уточнять: «Только вы это пока не пишите». Уже через пять минут я окончательно запутался, что мне сказали для печати, а что – для понимания. Мне пришлось перебить его и попросить четко сформулировать публичный комментарий. А ведь более скромный журналист постеснялся бы так поступить – и наверняка опубликовал бы что-то, не предназначавшееся для печати. Другой частый случай – когда адвокат, напротив, так словоохотлив, что его комментарий просто из-за объема невозможно дать в печать. Приходится выбирать максимально яркие цитаты, суть выступления коротко пересказывать в косвенной речи – и потом выслушивать претензии вроде: «Я на вас так много времени потратил, а вы ничего не использовали». Или все то же: «Вырвано из контекста».

В общем, лично мне показалось наиболее важным составить подробный, детальный алгоритм проведения беседы журналиста с адвокатом, который свел бы подобное недопонимание к минимуму. Уже после семинара я подготовил черновик такой беседы; после обсуждения и правок он вошел в «Пражские пункты» как отдельное приложение. Разумеется, я советую читателям, прежде всего, ознакомиться с самим документом (не зря же мы над ним трудились). Но здесь хочется еще раз заверить уважаемое адвокатское сообщество в том, что большинство журналистов искренне хотят объективности и позитивного взаимодействия. Не надо относиться к журналисту как к врагу или невежде – но стоит понимать, что в нашей профессии тоже есть свои особенности, которые необходимо учитывать.

Так, во время семинара многие адвокаты откровенно заявляли, что имеют полное право отказаться от общения с журналистами. При этом они считали, что после такого отказа журналист не вправе даже упоминать их имя в статье – «Ну как же, я ведь запретил». Но отказ от комментария является для нас полноценным комментарием – раз больше никакого нет, сгодится и такой.

Проблема с комментарием «не для печати» решается четким предупреждением, что именно эти слова сейчас будут сказаны не для публикации. В идеале стоит облегчить журналисту жизнь и после «тайной» беседы все-таки добавить несколько слов, которые он может использовать. Конечно, такое доверие еще надо заслужить, поэтому если вы не уверены в конкретном СМИ или журналисте – лучше вообще не говорите ничего секретного.

Другая частая ситуация, с которой мы сталкиваемся, – чересчур казенный язык юриста, который сложно отличить от пресс-релизов МВД или СК. Все-таки от адвоката читатель ждет в первую очередь красноречия. Но здесь же таится подвох – иногда адвокат искренне не понимает, что у СМИ просто нет возможности полностью опубликовать его речь. В «Пражских пунктах» упоминается о максимальном объеме комментариев в СМИ разного типа; в любом случае адвокат должен формулировать свои мысли так, чтобы сокращение или пересказ его слов не могли повлиять на смысл высказывания.

Если отойти от раздела с практическими советами, то надо честно признаться: у нас, журналистов, нет ответов на многие вопросы, которые прозвучали на семинаре. Самый важный из них мы задавали друг другу: «До какой степени мы можем сотрудничать с адвокатами? Кто они для нас? И где проходят границы между стремлением сохранить объективность, установить истину и  помочь при этом несправедливо обвиненному?»

Одни коллеги заняли бескомпромиссную позицию: адвокат для журналиста – лишь один из участников процесса. Мы не должны как-то особенно относиться к адвокату и его доверителю; не должно быть никаких неформальных договоренностей, личной дружбы или обсуждения линии защиты. Журналист не должен становиться частью судебного процесса, наше дело – просто донести информацию, а уж читатель разберется сам.

С этим подходом трудно спорить – но часть коллег все же попытались. Мы живем в России, напоминали они, где довольно сложно верить в правосудие. Журналист хочет привлечь внимание общественности к явной несправедливости – и так уж получается, что адвокаты чаще выступают на стороне закона, чем обвинение. А раз так – определенные адвокаты и определенные журналисты постепенно становятся союзниками, это просто неизбежно.

Масла в огонь подливали и адвокаты. Одни прямо заявляли: «Вообще-то адвокат вам ничего не должен», другие со смехом говорили, что журналисты берут на себя слишком много, потому что «даже у суда нет задачи установить истину». Во время дискуссии некоторые из юристов называли имена журналистов, работа которых им очень нравится. Вот только, на наш взгляд, они говорили о шоуменах или правозащитниках. А это все-таки совсем другие профессии – пусть и уважаемые. И для нас принципиально остаться объективным журналистом, а не превратиться в правозащитника. Впрочем, это тема для отдельного, внутрицехового семинара.

Что касается «Пражских пунктов» – мне кажется, что в итоге получился интересный и полезный для журналистов документ. Особенно важно, что он – не банальная «этическая хартия» или пустая «декларация о намерениях». «Пражские пункты» – живой и конкретный документ, который может ежедневно применяться (и должен регулярно обновляться). Лично мне очень хотелось бы, чтобы о нем узнали все представители обеих наших профессий, а еще лучше – студенты и юрфаков, и журфаков.

Рассказать:
Другие мнения
Трушкин Александр
Трушкин Александр
Адвокат АП Московской области
Использование примирительных процедур в додисциплинарном производстве
Адвокатура, государство, общество
Как это поможет урегулированию споров между заявителями жалоб и адвокатами
09 Ноября 2020
Киракосян Рубен
Киракосян Рубен
Адвокат, руководитель правозащитной практики МКА «ГРАД», президент русско-армянской ассоциации юристов АРМРОСС, философ
Правовые аспекты военных действий
Адвокатура, государство, общество
Если не работают иные институты, должно торжествовать право, иначе «говорить» будут пушки
05 Ноября 2020
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Управляющий партнер АБ «Правовой статус», член Комиссии АП Краснодарского края по защите профессиональных прав адвокатов
От исторического дискурса до современных проблем адвокатуры
Защита прав адвокатов
Какие выводы и предложения в докладе ИППП стоит поддержать, а с чем можно поспорить
28 Октября 2020
Шериев Ахмед
Шериев Ахмед
Председатель КА г. Москвы «Шериев и партнеры»
Защитим адвокатскую терминологию от недобросовестных посягательств!
Адвокатура, государство, общество
Ее незаконное применение в целях рекламы наносит ущерб репутации адвокатуры
27 Октября 2020
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП МО, руководитель Практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», медиатор, доцент Университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Гром медиации, раздавайся!
Адвокатура, государство, общество
Законопроект среди ясного неба
23 Октября 2020
Оттингер Марк
Оттингер Марк
Адвокат, Берлингтон, Штат Вермонт, США
Работа в суде с участием присяжных заседателей в США
Зарубежная адвокатура
Опыт адвоката из штата Вермонт
20 Октября 2020