×
Гарина Анастасия
Гарина Анастасия
Руководитель московского отделения МРОО «Комитет против пыток»

За пять лет существования московского отделения межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» мы получили 21 сообщение с жалобами на пытки в судах Москвы или при доставлении в них. Из них в 14 случаях люди жаловались на насилие со стороны сотрудников конвойной службы МВД РФ и в 7 – на насилие со стороны судебных приставов.

При этом некоторые заявители дополнительно указывали на участие в их избиении сотрудников неустановленного ведомства – людей в специальном обмундировании, бронежилетах и масках-балаклавах, которых конвойные или приставы вызывали непосредственно для осуществления избиения. Полагаем, что теоретически речь может идти о сотрудниках как групп немедленного реагирования (ГНР) МВД РФ, так и групп быстрого реагирования (ГБР) Федеральной службы судебных приставов (ФССП) РФ. Поскольку названные лица ни разу в нашей практике не представлялись и не предъявляли служебных удостоверений, а органы, расследующие жалобы на их действия, ни разу не проявили достаточного рвения, чтобы хотя бы установить их личные данные, ведомственная принадлежность указанных сотрудников остается невыясненной. Некоторые подсудимые и адвокаты в разговорах между собой называют этих людей в балаклавах «летучими отрядами».

Несмотря на то что судебные приставы и конвоиры представляют разные ведомства и имеют различный круг обязанностей, в ходе работы в судах они часто пересекаются и даже порой (не всегда на законных основаниях) подменяют друг друга. Тем не менее жалобы на насилие со стороны каждой из групп сотрудников имеют свою специфику.

Так, на незаконное насилие со стороны сотрудников конвоя во всех известных нам случаях жаловались подсудимые. Как правило, они указывали на применение к ним насилия в конвойных помещениях судов. На незаконное насилие со стороны судебных приставов подавали жалобы как подсудимые, так и иные лица: например, адвокат, истец по гражданскому делу, гражданин, пришедший подать документы в канцелярию суда. По утверждению заявителей, с незаконным насилием со стороны судебных приставов им доводилось сталкиваться как в кабинетах последних, так и в конвойных помещениях и коридорах суда, а также при входе в суд и в автомобиле при доставлении.

Чаще всего заявители сообщали о применении к ним незаконного насилия в Московском городском суде: из 21 жалобы 6 касались насилия и пыток именно там (в общей сложности речь идет о вероятном избиении восьми человек, поскольку в рамках одной зафиксированной жалобы может содержаться информация о двух и более пострадавших). При этом особенность пыток в Мосгорсуде состоит в использовании металлических колец, встроенных в стену на высоте чуть менее метра. Их наличие в настоящий момент доподлинно установлено и не отрицается более ни Следственным комитетом, ни прокуратурой, ни Мосгорсудом. Другое дело, что по официальной версии, эти кольца применяются для фиксации наручниками одной руки подсудимого, когда он, сидя на стуле, знакомится с материалами уголовного дела, находящимися перед ним на столе. По версии самих подсудимых, ни стульев, ни столов рядом с кольцами нет, а людей пристегивают к ним в положении стоя: из-за небольшой высоты крепления стоять или сидеть на полу, будучи пристегнутым к такому кольцу, крайне неудобно и, по сути, длительная (порой многочасовая) фиксация в этом положении является пыткой неудобной позой.

Впрочем, юристам Комитета против пыток известен случай, когда сами конвоиры в ходе проверки указывали, что пристегнули к такому кольцу пожилую женщину безо всяких стульев, однако следствие не посчитало их действия незаконными.

Отмечу, что использование упомянутых колец не предусмотрено ни одним нормативным правовым актом, однако направленное в 2018 г. письмо Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) г. Москвы в Мосгорсуд с просьбой провести небольшой ремонт и удалить кольца осталось без ответа.

Другие поступившие в Комитет против пыток жалобы касались избиений в районных судах Москвы и в военном окружном суде. Среди районных судов особняком стоит Тверской районный суд: на одного из работающих в нем приставов на протяжении как минимум трех последних лет стабильно поступают жалобы как подсудимых, так и обычных посетителей суда. Граждане указывают, что этот пристав незаконно применяет насилие. Однако до сих пор никаких негативных для пристава последствий эти жалобы не повлекли: он по-прежнему работает в названном суде, и жалобы на него продолжают подавать. В нашу статистику попали лишь две из них, поскольку ряд граждан, первоначально заявлявших об их избиении названным приставом, в итоге по разным причинам отказались подавать заявление в Комитет против пыток. Однако информация о незаконной деятельности этого сотрудника по-прежнему регулярно появляется и в устных сообщениях, и в интернет-публикациях.

Из всех поступивших в Комитет против пыток жалоб на избиения в московских судах полностью доказанными мы считаем четыре (одна – жалоба на упомянутого пристава Тверского районного суда). Это не означает, что в остальных случаях мы установили, что заявитель сообщил ложную информацию, – скорее, речь идет о том, что не удалось собрать достаточных доказательств применения пыток.

Среди жалоб, обстоятельства которых мы считаем доказанными, следующие:

  • Людмила Фадеева 1955 г.р. сообщила, что 19 августа 2015 г., когда ее доставили в Мосгорсуд для продления срока содержания под стражей, у нее произошел спор с женщинами-конвоирами. После этого ей заломили руки, надели наручники и пристегнули к металлическому кольцу в стене. Примечательно, что в данном случае факт пристегивания не отрицают и сами конвоиры, но они считают свои действия законными. Фадеева указала, что теряла сознание, и по доставлении обратно в СИЗО у нее были зафиксированы гематомы на плече и предплечье;
  • 19 декабря 2016 г. четверо подельников получили травмы в Замоскворецком районном суде Москвы: у всех были зафиксированы многочисленные продолговатые гематомы, характерные для ударов резиновыми дубинками, у одного из пострадавших была также сломана рука в лучезапястном суставе. По версии проверяющих, их избили в конвойном помещении после словесного конфликта с конвоирами. По словам пострадавших, насилие к ним применяли как конвоиры, так и упоминавшиеся ранее сотрудники неустановленного ведомства – ГНР МВД РФ или ГБР ФССП;
  • 25 января 2017 г. в Тверском районном суде получил травмы адвокат Алексей Суханов. По его словам, он пытался оказать юридическую помощь доверительнице, на которую составляли протокол судебные приставы, однако последние стали выталкивать его из кабинета и при этом избили. У Суханова оказалась разбитой голова, из суда его увезли на скорой и госпитализировали в НИИ СП им. Склифосовского с закрытой черепно-мозговой травмой;
  • 14 декабря 2017 г. Игорь Нагавкин, доставленный в Мосгорсуд в связи с продлением срока содержания под стражей, был, по его словам, избит толпой конвоиров, которые наносили ему удары по всему телу. По версии одного из свидетелей, «Игорю досталось сильнее всех, потому что во время избиения он говорил о правах человека». По возвращении в СИЗО у пострадавшего были зафиксированы многочисленные ушибы, ссадины и гематомы.

Ни по одному из указанных случаев виновные до сих пор не привлечены к ответственности.

Представляется, что причины в основном две. Первая – крайняя неэффективность проверок, проводимых по подобным заявлениям Следственным комитетом, – названное ведомство и по другим категориям жалоб на насилие со стороны сотрудников правоохранительных органов, как правило, проводит проверки «спустя рукава» (за исключением случаев, когда потерпевший в результате пыток умер, – при расследовании этой (и, к сожалению, зачастую лишь этой) жалобы следствие, по нашим наблюдениям, предпринимает активные и реальные попытки выяснить, что произошло).

Вторая причина – в незаконном насилии со стороны конвоиров и судебных приставов свою роль также играет закрытость для сторонних наблюдателей внутренних помещений суда.

Например, статус конвойных помещений судов – вопрос весьма спорный. Согласно позиции Мосгорсуда он регулируется Приказом МВД РФ от 7 марта 2006 г. № 140дсп и, по сути, приравнивается к статусу изоляторов временного содержания. Однако в таком случае туда должен быть открыт доступ членам ОНК, однако правозащитникам регулярно отказывают в разрешении посещать конвойные помещения. По факту их проверяет только надзирающий прокурор не реже (на практике и не чаще), чем раз в 6 месяцев.

Как отмечали адвокаты, еще в конце 2000 – начале 2010-х гг. они свободно проходили в конвойные помещения к подзащитным, однако потом эта практика постепенно была прекращена. Сейчас в конвойные помещения, помимо подсудимых, официально имеют доступ только конвоиры и проверяющие (чаще всего – из прокуратуры). На практике, конечно, там нередко оказываются и судебные приставы, и сотрудники аппарата суда, и, если верить сообщениям СМИ, – свидетели обвинения по резонансным делам. А вот представителям защиты и простым посетителям суда доступ туда закрыт.

Рассказать:
Другие мнения
Решетникова Анжелика
Решетникова Анжелика
Партнер АБ «Бишенов и Партнеры»
Апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции начали работу
Правосудие
Предложенные меры – первый важный шаг на пути доступа к адекватному правосудию
03 Октября 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Можно ли поверить «универсальному свидетелю»?
Правосудие
Адвокат Редькин считает, что нет
12 Сентября 2019
Толчеев Михаил
Толчеев Михаил
Вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП Московской области
Диктует логика
Правосудие
Кто станет оператором рынка юридических услуг?
16 Августа 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
В поисках объективной оценки страданий потерпевшего
Правосудие
Почему оптимален «смешанный» способ расчета компенсации морального вреда
02 Июля 2019
Гончаров Матвей
Гончаров Матвей
Юрист, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений
Государство не вправе устраняться от решения проблем возмещения морального вреда
Правосудие
Надо менять не только систему компенсации, но и менталитет суда
30 Мая 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем
Правосудие
От индивидуальной оценки страданий до криминализации уклонения от выплат
24 Мая 2019