×
Матюнин Олег
Матюнин Олег
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер АБ г. Москвы «Матюнины и Партнеры», председатель комиссии Гильдии российских адвокатов по защите и безопасности бизнеса

Защита по уголовным делам, возбуждаемым по фактам перемещения запрещенных предметов и веществ, часто требует выяснения вопроса о правомерности проведения оперативно-разыскных мероприятий (далее – ОРМ), направленных на получение доступа к почтовым и другим отправлениям. Выбор конкретного вида ОРМ во многом зависит от интерпретации, которую орган дознания дает тайне связи, а также ряда других обстоятельств.

В законодательстве и научных публикациях последних лет наблюдается тенденция расширения границ тайны связи. Декларированная ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, она состоит в праве каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Конституционная норма устанавливает четкую смысловую границу: режимом конфиденциальности охватываются только сообщения во всем их формальном и технологическом многообразии. При этом статьи Основного Закона не имеют названий, а термин «тайна связи» в тексте Конституции не употребляется.

В той же логике сформулирована ч. 2 ст. 8 Закона об оперативно-разыскной деятельности (далее – Закон об ОРД), в которой закреплено, что проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, допускается на основании судебного решения и при наличии определенной информации (согласно списку).

В сравнении с конституционной нормой, не называющей субъекта права, тайна, охраняемая Законом об ОРД, принадлежит физическим лицам. Помимо этого данный Закон, в отличие от Основного, уточняет, что сообщения передаются по сетям электрической и почтовой связи. Характерно также, что в Законе об ОРД, как и в Конституции, термин «тайна связи» не используется.

Вместе с тем институт тайны связи прямо закреплен в федеральных законах «О связи»1 (ст. 63) и «О почтовой связи»2 (ст. 15) (далее – законы о связи). Объем тайны связи, создаваемый этими нормами, очевидно больше установленного ч. 2 ст. 23 Конституции и ч. 2 ст. 8 Закона об ОРД. Закрепляя, что на территории России гарантируется тайна сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и почтовой связи, законы о связи в перечнях форм и способов коммуникации указывают среди прочего на почтовые отправления.

В ст. 63 Закона о связи закреплено, что ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами. В Конституции и Законе об ОРД словосочетание «почтовые отправления» в контексте гарантирования тайны связи не применяется.

Как установлено ст. 15 Закона о почтовой связи, осмотр и вскрытие почтовых отправлений, осмотр их вложений, а также иные ограничения тайны связи допускаются только по решению суда. Примечательно, что ч. 2 ст. 23 Конституции завершается похожим предложением: «Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения».

Следовательно, рассмотренные формулировки законов о связи повторяют и одновременно развивают норму ч. 2 ст. 23 Конституции. Составители текстов указанных ст. 63 и 15, объединенных общим названием «Тайна связи», создали интересную ситуацию, в которой установленное ч. 2 ст. 8 Закона об ОРД правило дополняется правилом ч. 2 ст. 15 Закона о почтовой связи.

Во-первых, судебное решение необходимо для проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи (Закон об ОРД).

Во-вторых, судебное решение необходимо для осмотра и вскрытия почтовых отправлений, осмотра их вложений, а также иных ограничений тайны связи (Закон о почтовой связи).

Разница в том, что почтовые отправления содержат не только сообщения. В соответствии со ст. 2 Закона о почтовой связи к почтовым отправлениям относятся адресованные: письменная корреспонденция, посылки, прямые почтовые контейнеры, а к письменной корреспонденции – простые и регистрируемые письма, почтовые карточки, секограммы, бандероли и мелкие пакеты.

Согласно п. 11 Правил оказания услуг почтовой связи3:

  • посылки – это почтовые отправления с товарным вложением (обыкновенные, с объявленной ценностью);
  • прямые почтовые контейнеры – почтовые отправления с товарами и другими материальными ценностями, направляемые к месту назначения (обыкновенные, с объявленной ценностью);
  • письма – почтовые отправления с письменным сообщением, в том числе в форме электронного документа (простые, в том числе пересылаемые в форме электронного документа, заказные, в том числе пересылаемые в форме электронного документа, с объявленной ценностью);
  • почтовые карточки – почтовые отправления в виде письменных сообщений на специальном бланке, пересылаемые в открытом виде (простые, заказные);
  • секограммы – почтовые отправления, подаваемые в открытом виде, с вложением, предназначенным исключительно для слепых (простые, заказные);
  • бандероли – почтовые отправления с печатными изданиями, рукописями, деловыми бумагами, фотографиями (простые, заказные, с объявленной ценностью);
  • мелкие пакеты (согласно Приложению № 2 к Правилам оказания услуг почтовой связи содержат образцы товаров или небольшие предметы).

Как следует из определений, сообщениями можно назвать только некоторые виды почтовых отправлений: письма, почтовые карточки, секограммы и частично бандероли.

Таким образом, рассматривая тайну связи как комплекс правовых норм, закрепленных в Конституции, Законе об ОРД и законах о связи, можно сделать вывод, что этой тайной охраняются не только сообщения, но и другие почтовые отправления, предназначенные для пересылки предметов, включая товары и прочие грузы. Соответственно, при проведении в отношении бандеролей, посылок, мелких пакетов ОРМ, предполагающих осмотр и вскрытие указанных почтовых отправлений, осмотра их вложений органу дознания необходимо инициировать процедуру судебного санкционирования (ч. 2 ст. 15 Закона о почтовой связи). 

Читайте также
Вместо обвинительного – оправдательный
Ошибки в применении результатов ОРД привели к незаконному уголовному преследованию в течение более 2,5 лет
01 ноября 2022 Мнения

Этот подход находит применение в адвокатской практике. Как рассказал мой коллега, адвокат Николай Протасов, в заметке «Вместо обвинительного – оправдательный», опубликованной в «АГ» 1 ноября, в уголовном деле по обвинению его подзащитного по п. «а» ч. 2 ст. 229.1 УК РФ сотрудники таможни, располагая информацией о возможном перемещении через государственную границу наркотических средств в почтовом международном отправлении, провели ОРМ «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств», но фактически провели ОРМ «Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений», не получив решения суда в порядке, установленном ст. 8 Закона об ОРД, ни до, ни после мероприятия. Фактически их действия заключались в задержании, вскрытии и досмотре международной посылки (почтового отправления), в которой находился полимерный пакет с порошкообразным веществом.

Производными этого недопустимого, по мнению защитника, доказательства стали протоколы изъятия, осмотров предметов, акт досмотра, справка об исследовании и заключения экспертиз, акт и протокол осмотра места происшествия, показания свидетелей – их все также следовало признать полученными с нарушением закона.

Стремление к расширению объема тайны связи отмечается и в научных публикациях, посвященных исследованию вопроса о субъектах указанного права. Обладателей права на тайну связи Конституция именует словом «каждый», Закон об ОРД упоминает «человека и гражданина», а законы о связи не называют вообще никого – последнее обстоятельство и берется исследователями за основу для вывода о том, что субъектами, которым принадлежит право на тайну связи, являются любые лица, участвующие в коммуникациях4; по их утверждению, законодательство об информации не разделяет субъектов, чья тайна связи подлежит защите, а использует универсальный подход к охране тайны связи любых субъектов (физических, юридических лиц и публично-правовых образований)5.

В современных условиях развития альтернативных способов пересылки грузов (документов, предметов, включая самые разные товары) наблюдается существенный разрыв в степени правовой защищенности отправлений от постороннего вмешательства. Так, если один и тот же предмет отправляется из одного города в другой в рамках услуг почтовой связи как почтовое отправление, то при его следовании от отправителя к получателю будут в совокупности действовать нормы всех указанных законодательных актов. Следовательно, в отношении груза возникнет правовой режим тайны связи, и проведение ОРМ, предполагающих осмотр и вскрытие почтовых отправлений, осмотр их вложений, потребует получения судебного решения. Если тот же самый груз отправится к тому же получателю при помощи транспортно-экспедиционной компании на основании договора транспортной экспедиции6 или транспортной экспедиции в международном сообщении7, то правового режима тайны связи и обеспечивающих его гарантий не возникнет.

Таким образом, на первый план выходит не сам факт пересылки (перевозки, транспортировки) конкретного груза, а правоотношение, в рамках которого происходит пересылка. Если оформляются и возникают правоотношения связи, в рамках которых должны быть оказаны услуги связи, с ними возникает и должна быть обеспечена тайна связи. Если оформляются и возникают отношения в сфере перевозки грузов, тайны связи не возникает, и судебное санкционирование для проведения в отношении груза ОРМ не требуется.


1 Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи».

2 Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 176-ФЗ «О почтовой связи».

3 Утверждены Приказом Минкомсвязи России от 31 июля 2014 г. № 234.

4 См.: Изотова А.Н. Трансформация круга субъектов тайны связи: влияние цифровизации. Актуальные проблемы российского права. 2022. № 17(3). С. 44.

5 Регулирование данных в Российской Федерации: текущее состояние, проблемы, перспективы. Доклад НИУ ВШЭ. М.: Издательский дом Высшей школы экономики. С. 10. URL: https://www.hse.ru/mirror/pubs/share/480910412.pdf.

6 URL: https://www.dellin.ru/documents/1387/download/.

7 URL: https://www.dellin.ru/documents/1390/download/.

Рассказать:
Другие мнения
Коробов Олег
Коробов Олег
Адвокат АП Волгоградской области, управляющий партнер Волгоградской КА «Мейер и партнеры», к.ю.н., арбитр МКАС при ТПП РФ, доцент кафедры юриспруденции Волжского филиала ВолГУ
Право кредиторов на компенсацию за объекты, изъятые из оборота
Арбитражный процесс
Кассация поддержала доводы адвокатов о надлежащем способе защиты прав кредитора
29 февраля 2024
Дьякова Елена
Дьякова Елена
Адвокат АП Московской области, Коллегия адвокатов «Династия», кандидат юридических наук
Является ли смерть заемщика страховым случаем?
Страховое право
ВС указал, что доказать наличие оснований для невыплаты страхового возмещения должен страховщик
29 февраля 2024
Шмелев Евгений
Шмелев Евгений
Адвокат АП г. Москвы, КА г. Москвы «Адвокаты на Дубровке»
Требование инспектора ДПС о прохождении медосвидетельствования на состояние опьянения должно быть законным
Производство по делам об административных правонарушениях
Примеры из адвокатской практики
28 февраля 2024
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и партнеры»
Один общий срок или ряд отдельных?
Арбитражный процесс
Проблемы применения срока давности при подаче нескольких исков в рамках одних и тех же правоотношений
27 февраля 2024
Антонов Алексей
Антонов Алексей
Адвокат АП Краснодарского края
Кража с банковского счета с использованием банковских карт
Уголовное право и процесс
Неприемлемо широкое толкование квалифицирующего признака, предусмотренного п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ
27 февраля 2024
Маценко Максим
Маценко Максим
Адвокат АП Г. Москвы, руководитель уголовной практики Vinder Law Office
Кража, а не мошенничество
Уголовное право и процесс
Квалификация хищения незначительных сумм безналичных денежных средств
27 февраля 2024
Яндекс.Метрика