×
Матюнин Олег
Матюнин Олег
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер АБ г. Москвы «Матюнины и Партнеры», председатель комиссии Гильдии российских адвокатов по защите и безопасности бизнеса

Судебный департамент при Верховном Суде РФ опубликовал статистику рассмотрения уголовных дел в 2022 г.

В «зеркале» статистики хотел бы выделить налоговые преступления – в первую очередь по ст. 199 «Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией – плательщиком страховых взносов» УК РФ.

Это очень интересная, на мой взгляд статья Кодекса, особенная. В 2022–2023 гг. Президент РФ и Федеральное Собрание неоднократно уделяли ей пристальное внимание1. В то время как УК «прирастал» новыми нормами, необходимость введения которых была обусловлена проведением СВО, и уголовная политика в сфере госбезопасности ужесточалась, одновременно смягчались условия для ведения экономической деятельности в России. Таким образом, ст. 199 УК, находящаяся в системной взаимосвязи с другими нормами о налоговых преступлениях, включая ст. 140 УПК РФ, а также ст. 32 и 82 НК РФ, тоже смягчалась. В качестве самых «знаковых» последних изменений отмечу введение специального порядка возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях и смягчение санкции ч. 2 указанной статьи Кодекса (Федеральный закон от 18 марта 2023 г. № 78-ФЗ).   

Цифры в отрыве от других источников информации малоинформативны. Рассматривать их нужно в соотношении со статистикой более высокого уровня, с пониманием того, как и почему менялось законодательство, что происходило в правоприменительной практике и как это все взаимосвязано. Статистика дает «плоское» представление о правоприменительной практике – в ней, на мой взгляд, нет достаточной глубины. В то же время без статистики невозможно: она своего рода индикатор состояния происходящего в следствии и суде.

Читайте также
Подписан закон о смягчении ответственности за налоговые преступления
Снижен максимальный срок лишения свободы за неуплату налогов, также закреплено основание для отказа в возбуждении уголовного дела в случае уплаты недоимки
22 марта 2023 Новости

Статья 199 УК периодически меняется, корректируется с 2003 г. Последние изменения, внесенные в санкцию ч. 2 этой статьи Федеральным законом от 18 марта 2023 г. № 78-ФЗ, перевели самую общественно опасную форму уклонения от уплаты налогов из категории тяжких в преступление средней тяжести, что серьезно повлияло на срок давности и ряд процессуальных аспектов, связанных с расследованием, а также с положением подозреваемого, обвиняемого.

На примере ст. 199 УК и практики ее применения можно увидеть, как в тот или иной исторический период складывалась налоговая и уголовно-правовая политика, чьи интересы учитывались в большей степени, чьи – в меньшей. Давайте рассмотрим статистические данные в следующей последовательности: количество организаций в России и количество выездных налоговых проверок в год (их материалы впоследствии используются в решении вопроса о начале уголовного преследования, в квалификации деяния и в доказывании). Далее сравним общее количество уголовных дел, рассматриваемых судами ежегодно, с количеством дел по ст. 199 УК. И, наконец, проанализируем данные о приговорах к лишению свободы как наиболее жесткой форме наказания за данное преступление.

Так, по состоянию на март 2022 г. по данным ФНС в России зарегистрировано 3 236 499 юрлиц. В 2021 г. проведена 7251 выездная налоговая проверка организаций, в 2022 г. – 9388. Количество всех уголовных дел, рассмотренных судами в 2021 и 2022 гг., ежегодно приближалось к 800 тыс. Из них ежегодно суды рассматривали по двухчастной ст. 199 УК не более 200 дел. По ч. 1 данной нормы наказание в виде лишения свободы не назначалось, несмотря на то что санкцией статьи оно предусмотрено. По ч. 2 ст. 199 реальные сроки лишения свободы назначались менее чем в 20 случаях. Лишение свободы условно назначалось более чем в 50 случаях.

Если опираться только на числа, можно сделать обоснованное предположение, что раскрытых налоговых преступлений, за которые осужденными понесено реальное наказание, в стране совсем немного. Остальное из статистики прямо не следует – нужно обращаться к практике.

Итак, чего «не видно» за показателями.

Во-первых, риски. Риск возбуждения уголовного дела по ст. 199 УК (и не только по ней) начинает осознаваться в проверяемой организации еще до окончания выездной налоговой проверки (далее – ВНП). Об этом могут косвенно свидетельствовать разные обстоятельства – например, активное привлечение к проверочным мероприятиям сотрудников органа дознания, проведение ОРМ, обнаружение проверяющими компаниями признаков фирм-однодневок и номинальных руководителей, неблагоприятные результаты проверки IP-адресов и т.д.

В связи с этим уже на этапе начала ВНП проверяемой организации необходима квалифицированная консультативная и аналитическая поддержка. Никакая самая благоприятная судебная статистика по приговорам (если только она не абсолютно нулевая) не сможет успокоить ни руководителей, ни бенефициаров, тем более остановить работу оперативных и следственных подразделений правоохранительных органов.

Таким образом, если уместно говорить о своеобразном основании «айсберга», на вершине которого статистика приговоров по ст. 199 УК, можно утверждать, что первично – в рамках налоговых правоотношений – вопрос о возможности начала уголовного преследования по ст. 199 и другим «экономическим» статьям Кодекса возникает многократно чаще и острее.

Во-вторых, квалификация. Статистика не показывает проблемы и недопонимание между стороной защиты и стороной обвинения, обусловленных бланкетностью ст. 199 и ее конкуренцией с другими статьями Кодекса. Например, незаконное, по мнению налогового органа, возмещение организацией НДС из бюджета квалифицируется как мошенничество по ст. 159 УК.

В каком случае такая квалификация корректна? Полагаю, если с корыстной целью создаются «технические» компании, а облагаемые налогом сделки фиктивны, то с такой квалификацией можно согласиться, поскольку налицо признаки хищения и обмана. Но бывает, что мошенничество с НДС усматривают в деятельности реальных организаций, в том числе промышленных предприятий, по сделкам, реальность которых может быть доказана. В данном случае разумно ставить вопрос о квалификации деяния в качестве не хищения, а уклонения от уплаты фискальных платежей. Разница вследствие этого возникает ощутимая. Статьей 199 УК предусмотрен специальный порядок передачи материалов из налогового органа в следственный, а также специальный повод для возбуждения уголовного дела (ч. 1.3 ст. 140 УПК). В отношении ст. 159 УК ничего подобного не предусмотрено, да и санкции ее более суровые.

Увидеть в судебной статистике количественные характеристики рассмотренных судами дел о мошенничестве с НДС также не представляется возможным: они вливаются в общий «поток» мошенничеств. Законопроект № 89802-8 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым предлагалось дополнить УК ст. 159.7 «Мошенничество в налоговой сфере», к сожалению, помещен в архив больше года назад в связи с отсутствием официального отзыва правительства. Введение такой специальной статьи, возможно, не решило бы полностью вопрос с конкуренцией ст. 159.7 и 199 УК, но благоприятно отразилось бы на системе учета преступлений и судебной статистике, так как произошла бы дифференциация деяний.

Читайте также
Президент подписал законы, уточняющие порядок возбуждения дел о налоговых преступлениях
Законы регламентируют порядок взаимодействия органов, осуществляющих дознание и предварительное расследование, а также налоговых органов и страховщиков при решении вопросов о возбуждении уголовного дела
14 марта 2022 Новости

В-третьих, позиции. На практике мнение суда относительно квалификации налогового правонарушения – далеко не единственное из официальных позиций госорганов. Ему предшествуют еще позиции налогового органа, органа дознания и следственного органа. Нигде не говорится о налоговой преюдиции, однако либерализация порядка возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях, обусловленная принятием Федерального закона от 9 марта 2022 г. № 51-ФЗ, вновь заставила задуматься о роли выводов, которые формируются налоговым органом в решении, принимаемом по итогам выездной налоговой проверки. Если закон (п. 3 ст. 32 НК) требует, чтобы передача налоговым органом материалов для решения вопроса о возбуждении уголовного дела о налоговом преступлении происходила только после вступления в силу решения о привлечении лица к налоговой ответственности, то из этого следуют как минимум два важных вывода:

  • во-первых, налогоплательщик имеет право не подвергаться уголовному преследованию до момента принятия апелляционного решения вышестоящим налоговым органом;
  • во-вторых, решение и содержащиеся в нем выводы должны использоваться в уголовно-правовой квалификации.

Эти обстоятельства еще не выступали предметом подробного рассмотрения высшими судами и налоговыми органами, однако по близким к указанному вопросам позиции уже высказаны ранее: о праве налогового органа давать уголовно-правовую оценку действиям налогоплательщиков и о связанности органов расследования фактом приостановления действия оспариваемого решения налоговой инспекции.

Ответ на первый вопрос содержится в Определении Конституционного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. № 2153-О «По запросу Железнодорожного районного суда города Рязани о проверке конституционности пунктов 2 и 3 статьи 1 Федерального закона от 22 октября 2014 года № 308-ФЗ “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации”», где отмечается, что ФНС не правомочна устанавливать признаки преступного деяния.

Ответ на второй вопрос приведен в Письме ФНС от 29 декабря 2011 г. № АС-4-2/22500 «О порядке применения положений пункта 3 статьи 32 Налогового кодекса Российской Федерации», в котором указано, что обязанность налогового органа по направлению материалов налоговой проверки в следственные органы не ставится в зависимость от принятия судами обеспечительных мер в виде приостановления действия ненормативных правовых актов госорганов. Это дает основания полагать, что, по мнению ФНС, наличие определения суда о принятии обеспечительных мер не является препятствием для направления материалов в следственные органы при выявлении обстоятельств, позволяющих предполагать нарушение законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления.

Таким образом, юридически допускается ситуация, при которой отраженная в судебной статистике уголовно-правовая оценка действий обвиняемого по ст. 199 УК не совпадает с официальной оценкой его действий налоговым органом. Представляется, что это последствие не решенного до конца вопроса о соотношении процессуальной независимости следователя и обязательности для него выводов налогового органа как субъекта, наделенного необходимыми специальными познаниями.


1 См., в частности, федеральные законы от 9 марта 202 г. № 51-ФЗ «О внесении изменений в статьи 140 и 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и от 18 марта 2023 г. № 78-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

Рассказать:
Другие мнения
Ефимчук Евгений
Ефимчук Евгений
Адвокат, член совета АП Сахалинской области, председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов,  управляющий партнер АБ «Белянин, Ефимчук и партнёры»
Завышение наказания как тенденция?
Уголовное право и процесс
Решение ВС определило положительный вектор для формирования практики законного и справедливого наказания
24 июля 2024
Бабинцева Ирина
Бабинцева Ирина
Патентный поверенный РФ, сооснователь юридической компании «ИНТЕЛАЙТ»
Не занижена ли цена?
Право интеллектуальной собственности
Оспаривание сделок по отчуждению исключительных прав и оценка товарного знака как нематериального актива
22 июля 2024
Владимиров Вячеслав
Владимиров Вячеслав
Адвокат АП Ставропольского края, КА «Дзалаев и Партнеры»
«Неопределенный» ущерб
Уголовное право и процесс
Кассация поддержала доводы защиты, отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию
19 июля 2024
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Романов Роман
Романов Роман
Адвокат АП Краснодарского края, управляющий партнер АБ «РОМАНОВ И ПАРТНЕРЫ»
Стратегии защиты по уголовным делам о мошенничестве
Уголовное право и процесс
Разграничение уголовной и гражданской ответственности
18 июля 2024
Щедрова Людмила
Щедрова Людмила
Адвокат АП Рязанской области, АБ ЕМПП
Важность превентивных мер
Уголовное право и процесс
Признаки состава мошенничества – обман, безвозмездность и направленность умысла
18 июля 2024
Яндекс.Метрика