×

Проблемы «нежелательных людей»

Многомесячное пребывание в ЦВСИГ лиц без гражданства превращается в самостоятельный вид наказания
Карасёва Татьяна
Карасёва Татьяна
Адвокат филиала МРКА (г. Москва) «Адвокатская консультация № 11» (г. Пенза)

Недавно в нашей стране появилась новая социальная прослойка – «нежелательные люди/нежелательные гости», лица без гражданства, которые получили паспорт СССР в бывших союзных республиках, не приобрели при этом иного гражданства и прибыли в Россию в 90-х гг. на постоянное место жительства. Сегодня в Российской Федерации лица без гражданства после освобождения из мест лишения свободы подлежат безоговорочной депортации или реадмиссии по месту рождения. Однако данные решения исполнить фактически невозможно: страна, где человек родился, его не принимает. Потому лиц без гражданства, подлежащих депортации, помещают в Центр временного содержания иностранных граждан, где они находятся годами. Пребывание в ЦВСИГ превращается в самостоятельный вид наказания: люди вновь лишены свободы. На данный момент этому нет никакой альтернативы.

Одним из таких «нежелательных гостей» оказался мой доверитель N., родившийся в Армении и прибывший в Россию в 1991 г. Паспорт гражданина Армении он не получал, ранее имел советский паспорт, который был утерян.

В 2009 г. приговором Ленинского районного суда г. Астрахани N. был осужден по п. «б» ч. 2 ст. 131, п. «б» ч. 2 ст. 132, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В 2015 г. распоряжением Министерства юстиции РФ в отношении N. вынесено решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации. 31 января 2018 г. УМВД России по Пензенской области принято решение о депортации N. за пределы России, по сути, – о депортации в никуда. 6 февраля 2018 г. N. освобожден по отбытии наказания. Сразу после выхода из ИК-1 под конвоем N. был доставлен в Городищенский районный суд Пензенской области для решения вопроса о его депортации за пределы РФ и помещении его в Центр временного содержания иностранных граждан.

Задолго до освобождения N. неоднократно отправлялись запросы в Республику Армения и Астраханскую область, собирались справки и документы с целью подтверждения факта проживания N. в России и отсутствия у него армянского паспорта. В судебном заседании, прося отменить решение о депортации N. и не помещать его в Центр временного содержания иностранных граждан, я исходила из того, что в настоящее время статус N. как иностранного гражданина не подтвержден, свидетельство на возвращение ему не выдадут, а потому исполнить решение о депортации не представляется возможным из-за отсутствия у него документа, удостоверяющего личность. При этом N. проживает в России с несовершеннолетнего возраста, в стране живут его близкие родственники, с которыми он поддерживал отношения до осуждения. В Астрахани есть жилой дом, находящийся в собственности родителей доверителя, а отец N. зарегистрирован и осуществляет деятельность в качестве индивидуального предпринимателя на территории РФ.

Из содержания ст. 22 и 55 Конституции РФ следует, что каждому гарантируются свобода и личная неприкосновенность, которые, как и другие права и свободы человека и гражданина, могут быть ограничены федеральным законом лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Статьей 31 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» предусмотрено, что в случае, если федеральным органом исполнительной власти, ведающим вопросами юстиции, в отношении иностранного гражданина, находящегося в местах лишения свободы, вынесено решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, указанное решение в течение 3 дней со дня его вынесения направляется в федеральный орган исполнительной власти в сфере миграции, который принимает решение о депортации данного иностранного гражданина либо в случае наличия международного договора Российской Федерации о реадмиссии, который затрагивает данного иностранного гражданина, решение о его реадмиссии (п. 11). Исполнение решения о депортации иностранного гражданина, указанного в п. 11 настоящей статьи, либо решения о его реадмиссии осуществляется после отбытия данным иностранным гражданином наказания, назначенного по приговору суда (п. 12). Иностранные граждане, подлежащие депортации, по решению суда содержатся в специальных учреждениях до исполнения решения о депортации (п. 9).

По смыслу действующего законодательства помещение иностранного гражданина в специальное учреждение до исполнения решения о депортации как мера, ограничивающая свободу человека, применяется в случае, когда ее отсутствие создает реальную угрозу общественно значимым интересам, указанным в ст. 55 Конституции РФ.

Оценив представленные доказательства в совокупности, суд достаточных оснований для ограничения свободы моего доверителя не нашел, и в удовлетворении административного искового заявления УМВД России по Пензенской области к N. о поме­щении его в специальное учреждение было отказано.

Ситуация, с которой столкнулся мой доверитель, в России является распространенной. Летом 2017 г. в Екатеринбурге завершилась многомесячная судебная тяжба гражданина СССР. Речь идет о Василии Бабине, который еще в Советском Союзе был приговорен к расстрелу, но после введения моратория на смертную казнь его приговор был смягчен до 25 лет. Весь срок он отбывал в ИК-56 будучи по паспорту гражданином СССР. Когда пришло время покидать колонию, мужчина, имея паспорт несуществующего государства, автоматически стал апатридом – человеком, не имеющим гражданства. Администрация колонии не подготовила документы к моменту освобождения заключенного, необходимые для установления гражданства, а отправила в Минюст запрос о нежелательности пребывания его в России. Минюст вынес решение – и заключенного из колонии отправили в ЦВСИГ, где он пробыл 7 месяцев. 30 мая 2017 г. Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга удовлетворил иск Бабина к Минюсту и ГУ МВД России по Свердловской области о признании решения о депортации незаконным. А 31 мая 2017 г. Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга Бабина освободил.

60-летнего обладателя советского паспорта Николая Аракеляна, отбывавшего наказание в российской колонии более 15 лет, содержат более 8 месяцев в ЦВСИГ Тюмени.

Читайте также
Апатриды получили право ждать выдворения вне спецприемника
Положения КоАП РФ, не позволяющие освобождать апатридов из центров содержания при невозможности их выдворения за пределы страны, признаны не соответствующими Конституции РФ
23 Мая 2017 Новости

23 мая 2017 г. Конституционный Суд провозгласил постановление по делу Ноэ Мсхиладзе, в котором признал неконституционными нормы ст. 31.7 и 31.9 КоАП РФ и постановил внести в них изменения.

КС РФ посчитал нарушением Конституции бессрочное и бесцельное заточение иностранцев и апатридов в спецучреждениях системы МВД при невозможности их выдворения за пределы России. Суд обязал законодателя незамедлительно внести поправки в КоАП РФ о сроках и судебной процедуре освобождения таких лиц, а также рекомендовал предусмотреть для них миграционный статус, чтобы исключить риски повторного задержания.

КС РФ признал неконституционным пробел в КоАП РФ, исключающий возможность освобождения по судебному решению лиц, помещенных в спецучреждения и центры временного содержания иностранных граждан с целью их выдворения за пределы России, осуществить которое фактически невозможно до истечения двухлетнего срока давности.

По российским законам пребывание в ЦВСИГ может по истечении срока давности многократно повторяться, превращаясь в бессрочное: выйдя на свободу, подлежащие выдворению лица, которые не могут покинуть Россию (по состоянию здоровья, из-за вооруженных конфликтов, угроз бесчеловечного обращения в их стране, отсутствия транспортного сообщения с ней или возможности восстановить утерянные документы), рискуют быть задержанными снова.

Как признал Конституционный Суд, нормы КоАП РФ о нарушении миграционного режима не согласуются с Конституцией и позицией Европейского Суда по правам человека. Изоляция в ЦВСИГ фактически является лишением свободы, что требует гарантий защиты от произвола властей, а «непредсказуемое по времени» содержание в спецучреждении придает ему «карательный характер», подтвердил КС РФ, сославшись на шесть решений ЕСПЧ, вынесенных по жалобам против России (последнее – 28 марта 2017 г.).

«Законодательство должно предусматривать эффективную защиту от неправомерного, необоснованного и несоразмерного ограничения права на свободу и личную неприкосновенность, гарантированного иностранным гражданам и лицам без гражданства наравне с гражданами РФ», – говорится в решении КС РФ. При этом помещать выдворяемого в ЦВСИГ вовсе не обязательно, и суды должны применять эту меру с учетом всех обстоятельств (включая поведение, состояние здоровья, семейное положение), только если это действительно необходимо. В случае невозможности выдворения необходимо «обеспечить безотлагательный судебный пересмотр вопроса о правомерности содержания под стражей», причем «не только в теории, но и на практике» – например, путем введения «системы периодических судебных проверок его обоснованности».

КС РФ отметил, что в особенно уязвимом положении находятся лица без гражданства, которые не могут воспользоваться консульской помощью, «к тому же неясно, что по истечении двухлетнего срока произойдет с выдворяемым лицом, которое, согласно миграционному законодательству, останется нелегалом».

Чтобы решить проблему, следует установить конкретные сроки помещения таких лиц в ЦВСИГ и предусмотреть специальный миграционный статус для апатридов, включая механизм надзора за ними. Впрочем, это лишь рекомендации Конституционного Суда законодателю, который, согласно решению, обязан «незамедлительно обеспечить эффективный судебный контроль за сроками содержания» в ЦВСИГ выдворяемых. До внесения поправок в КоАП РФ власти обязаны предоставлять заточенным в спецучреждениях не позднее чем через 3 месяца со дня принятия решения об их выдворении право обжаловать в суде незаконность дальнейшего лишения свободы.

Проблема «нежелательных людей» в России является весьма актуальной, и к ее решению необходимо подходить комплексно. Считаю, что только разъяснений высших судов недостаточно. Законодателям давно пора всерьез заняться решением данного вопроса, наконец прислушаться к рекомендациям КС РФ, изложенным в его Постановлении от 23 мая 2017 г., и внести соответствующие поправки в КоАП РФ.

Рассказать:
Другие мнения
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат, управляющий партнер АБ «Правовой статус»
Позиции ВС по уголовным и уголовно-процессуальным вопросам: тревожная тенденция
Уголовное право и процесс
Судейское сообщество «не слышит» мнение адвокатуры
04 Декабря 2020
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат по экологическим спорам, к.э.н., лауреат Ecoworld РАЕН, компания ZHAROV GROUP
«Спрятать» строительство мусорного полигона не удалось
Природоохранное право
Существование незаконных объектов, загрязняющих природу, не останется без внимания
03 Декабря 2020
Волкова Анна
Волкова Анна
Адвокат, управляющий партнер адвокатской конторы «Волкова и партнеры», член Международного Содружества адвокатов
Почему фактические брачные отношения заслуживают законодательного регулирования
Семейное право
Последствия зачастую те же, что в официальном браке
03 Декабря 2020
Шамшина Анастасия
Шамшина Анастасия
Адвокат, руководитель рабочей группы Коллегии адвокатов г. Москвы «РКТ»
Единственное жилье должника: продать или оставить?
Жилищное право
ВС пресек практику приобретения должнику «альтернативного» жилья
02 Декабря 2020
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и Партнеры»
Размытость критериев определенности не добавляет
Гражданское право и процесс
«Плюсы» и «минусы» позиций КС о судебных расходах в гражданском и арбитражном судопроизводстве
02 Декабря 2020
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Заключение под стражу не может быть основано на предположениях
Уголовное право и процесс
Судебный порядок избрания меры пресечения требует реформирования
01 Декабря 2020