×

В настоящее время практика применения межотраслевой преюдиции в уголовном процессе выявила ряд проблем, требующих пристального внимания законодателя.

Начать поиск коллизий, на мой взгляд, стоит в истории формирования данного института, так как практика его применения оказалась неоднозначной, а поправки в ст. 90 УПК РФ не решили проблем, возникающих практически на всех стадиях судопроизводства.

Так, в УПК РФ в редакции 2001 г. была существенным образом (по сравнению с УПК РСФСР) пересмотрена межотраслевая преюдиция: закреплена внутриотраслевая опровержимая преюдиция, при этом не допускалось применение межотраслевой преюдиции в уголовном судопроизводстве. Статья 90 «Преюдиция» гласила: «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле».

Из этого следовало, что:

  • без дополнительной проверки принимаются лишь обстоятельства, установленные приговором суда, вступившим в законную силу;
  • суд признает обстоятельства, лишь когда они не вызывают у него сомнений;
  • приговор суда не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле в качестве обвиняемых.

Федеральным законом от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ в ст. 90 Кодекса были внесены существенные изменения, согласно которым «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле».

Внесенные изменения сразу выявили несовершенство нововведений и вызвали активные дискуссии не только по вопросам применения преюдиции судами. Актуальным вопросом до настоящего времени остается статус преюдициального решения в материалах уголовного дела.

Часть возникших проблем применения межотраслевой преюдиции в уголовном судопроизводстве призвано было решить Постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. № 30-П, который разъяснил, что преюдиция имеет пределы действия, обеспечивающие равновесие интересов между общеобязательностью и непротиворечивостью судебных решений, с одной стороны, и независимостью суда и состязательностью судопроизводства – с другой.

Таким образом, КС установил пределы действия межотраслевой преюдиции и закрепил следующие правовые позиции:

  • обстоятельства, не входящие в предмет доказывания по арбитражному делу, не имеют преюдициального значения при рассмотрении уголовного дела;
  • выводы арбитражного суда не имеют предрешающего значения при определении того, содержат ли действия обвиняемого по уголовному делу признаки преступления, а также при решении вопроса о виновности обвиняемого;
  • установленные арбитражным судом обстоятельства могут иметь иное значение в рамках уголовного дела;
  • преюдициальная сила обстоятельств, установленных арбитражным судом, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе презумпции невиновности лица.

Однако даже разъясненные пределы действия преюдиции не разрешили множество вопросов, накопленных практикой уголовного судопроизводства.

Несмотря на все внесенные изменения, действующую редакцию ст. 90 УПК, полагаю, нельзя признать оптимальной. В частности, неразрешенными остаются проблемы применения преюдиции и признания доказательством по уголовному делу вступившего в законную силу судебного акта, не предусмотренного ст. 90 УПК (например, постановленного в соответствии со ст. 125 и 125.1 Кодекса).

Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. № 26 разъяснено, что итоговое судебное решение – это приговор, постановление или определение суда, которыми в отношении конкретного лица уголовное дело разрешено по существу либо завершено производство по нему. Все иные постановления и определения суда ВС относит к промежуточным (п. 53.3 ст. 5 УПК).

Таким образом, по смыслу ст. 90 Кодекса в уголовно-процессуальном доказывании с применением преюдиции может быть использовано не любое итоговое судебное решение, вынесенное в уголовном судопроизводстве, а только приговор.

Согласно правовой позиции КС, изложенной в определениях от 21 ноября 2013 г. № 1877-О и от 13 октября 2009 г. № 1316-О-О, в ходе уголовного судопроизводства выводы об обстоятельствах дела, содержащиеся в промежуточных судебных решениях, подлежат исследованию и оценке судом в соответствии с общими процедурами доказывания.

Таким образом, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, не могут применяться промежуточные судебные выводы по итогам рассмотрения дел в порядке ст. 125 и 125.1 УПК.

Федеральным законом от 29 июня 2015 г. № 191-ФЗ в ст. 90 УПК были внесены очередные изменения, направленные на разрешение проблемы внутриотраслевой преюдиции в следственной и судебной практике (применение вступивших в законную силу приговоров, вынесенных судами по правилам гл. 40 УПК в особом порядке при согласии обвиняемых с предъявленными им обвинениями, а также вынесенных судами по правилам гл. 40.1 в отношении лиц, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве), предусматривающие, что под преюдицией в уголовном судопроизводстве понимаются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, вынесенного судом в соответствии со ст. 226.9, 316 или 317.7 УПК, либо иным вступившим в силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признающимся судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговоры или решения не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемых уголовных делах.

В данном виде ст. 90 УПК действует в настоящее время.

Создается впечатление, что, вводя в уголовный процесс «неопровержимую» межотраслевую преюдицию, законодатель не до конца проработал возможности ее правоприменения в разных видах судопроизводства, поскольку данное положение вошло в противоречие с природой уголовного процесса, – а именно с системой доказывания.

Действующая конструкция нормы ст. 90 УПК в значительной степени представляется «абстрактной», поскольку она не содержит требований к доказанности и достоверности установленных судом обстоятельств в рамках другого ранее рассмотренного уголовного дела, тем более в рамках дел, рассмотренных в гражданском, арбитражном или административном судопроизводстве. И раз уж преюдиция как неотъемлемая часть вошла в институт доказывания, определяется им, то, полагаю, должна ему и соответствовать, не создавая коллизий.

Уголовный и гражданский процессы существенно различаются по сущности, принципам, целям, задачам функционирования, порядку сбора доказательств, разному распределению бремени доказывания между сторонами, порядку оценки доказательств. В связи с этим строгое разделение компетенции суда в разных видах судопроизводства, исходя из предусмотренных законом целей и задач, следует констатировать как невозможность «неопровержимого» принятия результатов, полученных в рамках гражданского процесса, без предварительной проверки при разрешении уголовного дела.

Считаю недопустимым «ставить знак равенства» между приговором и судебным решением по гражданскому делу, поскольку первый должен соответствовать реальности (т. е. фактическим обстоятельствам дела) либо приближаться к ней, а второе только отражает позицию сторон по определенным правоотношениям, и основная задача сводится к разрешению споров между сторонами, а приоритетной является скорее формально-юридическая, нежели объективная истина.

Таким образом, межотраслевая неопровержимая преюдиция в уголовном судопроизводстве, по сути, противоречит положениям доказательственного права, что не позволяет судам в полной мере применять ст. 90 УПК.

В настоящее время складывается противоречивая судебная практика применения межотраслевой преюдиции.

Рассмотрим, к примеру, редкий положительный вывод уголовного суда о признании решения арбитражного суда, которое было положено в основу оправдательного приговора.

Применяя межотраслевую преюдицию, суд общей юрисдикции вынес оправдательный приговор гражданину Р. При этом аргументом стало наличие вступившего в законную силу решения АС Санкт-Петербурга, в котором есть юридический факт, оправдывающий Р. (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2016 г. № 22–488/2016).

В другом случае, несмотря на наличие решения арбитражного суда, вынесенного не в пользу обвиняемого, оно не было учтено в уголовном судопроизводстве как преюдициальное, но стало положительным для обвиняемого, которому был вынесен оправдательный приговор (приговор Ленинградского областного суда от 2 июля 2015 г. № 22–1442/2015).

Приведенные примеры являются редким исключением, а не нормой. Как правило, добросовестная сторона может испытать на себе трудности конституционно-правового подхода в применении межотраслевой преюдиции.

Следственными органами и судами зачастую практикуется игнорирование вступивших в законную силу решений арбитражных судов. Признанные сделки впоследствии вменяются органами следствия в качестве преступных. Таким образом, можно сделать вывод, что суды не всегда руководствуются принципом безоговорочной межотраслевой преюдиции.

Ярким примером может служить апелляционное постановление Московского городского суда от 8 июня 2017 г. № 10–9934/2017, в котором следствие и суд отказались применять межотраслевую преюдицию. Защитник подозреваемой предоставил решение арбитражного суда, подтверждающее отсутствие недоимки по налогам. Решение налогового органа о возбуждении подобного дела также было признано недействительным. Тем не менее Мосгорсуд указал, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, а решения, принятые в порядке гражданского судопроизводства, не имеют преюдициального значения для решения вопроса о наличии события преступления и виновности лица. Оценка всем доказательствам в совокупности будет дана следователем в ходе расследования уголовного дела.

В практике уголовных дел, связанных с налогами, адвокаты неоднократно сталкивались с тем, что следователи не расследуют подобные дела должным образом. Дублируя выводы и материалы налоговых проверок, допрашивая повторно интересующих сторону обвинения свидетелей, следователи нередко отказывают в удовлетворении ходатайств защиты, которая активно пытается доказать факты иной альтернативной позиции по уголовному делу.

На досудебной стадии в подавляющем большинстве случаев следственные органы принимают как преюдицию судебные акты арбитражных судов, вынесенные не в пользу обвиняемых. Доводы защиты о преюдиции судебных актов арбитражных судов, вынесенных в пользу обвиняемых, как правило, не принимаются. Такие двойные стандарты формируют принцип «выборочной межотраслевой преюдиции» на стадии расследования уголовного дела. При этом итоговое решение о признании либо непризнании фактов, исследованных другим судом, остается на усмотрение суда, рассматривающего дело по существу.

Получается, что законодатель так и не решил задачу преодоления противоречий выводов о фактах, входящих в предмет доказывания одновременно по уголовным, арбитражным и гражданским делам. По сути, сложившаяся ситуация позволяет следственным органам в ходе расследования уголовных дел выборочно признавать в качестве преюдициальных только те судебные акты, которые «выгодны» стороне обвинения.

В связи с этим считаю, что в уголовном процессе должен действовать так называемый «повышенный стандарт доказывания» обстоятельств, в связи с чем необходимо устранение межотраслевой преюдиции как противоречащей нормам об оценке доказательств. Ревизия судебных актов иных судов должна также являться обязанностью суда при рассмотрении уголовного дела по существу.

Не исключено, что рано или поздно законодатель вернется к системе преюдициального значения только одного судебного акта – приговора по уголовному делу. Также возможно закрепление внутриотраслевой опровержимой преюдиции и исключение применения в уголовном процессе преюдиции межотраслевой.

Согласно позиции КС, изложенной в Определении от 23 июля 2018 г. № 1989-O, факты доказывания по другому делу могут иметь иное значение, поскольку предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают. Суды в их исследовании ограничены своей компетенцией. Кроме того, в определении указано, что установленное судебными актами других судов обстоятельство не может быть обязательным, в том числе если этими актами дело по существу не разрешено.

Следовательно, большинство решений судов, принятых в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства и вступивших в законную силу, не могут расцениваться как предрешающие в уголовном процессе.

Процесс становления института преюдиции в уголовно-процессуальном законодательстве, полагаю, далек от завершения: впереди еще не одно усовершенствование и реформирование.

Рассказать:
Другие мнения
Жолобова Анна
Жолобова Анна
Советник практики недвижимости и строительства КА «Регионсервис»
Коттеджные поселки: проблемы правового регулирования
Градостроительное право
Как законодатель предлагает решать их
06 декабря 2022
Синицын Алексей
Синицын Алексей
Адвокат АП Архангельской области, член Комиссии по новым технологиям и правовому обеспечению цифровизации общества АЮР
Куда ведут «цифровые следы»…
Интернет-право
О совершенствовании законодательства о защите персональных данных
06 декабря 2022
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Проект поправок в АПК: договорная подсудность и судебные расходы
Арбитражный процесс
Плюсы и минусы законопроекта
29 ноября 2022
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Пути совершенствования российского природоохранного законодательства
Природоохранное право
Экоделикт как специальный деликт в системе гражданского права
24 ноября 2022
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП Г. Москвы, адвокат МКА «ВЕРДИКТЪ», основатель юридической компании «ДИГМАР ГРУПП»
Важные, но неоднозначные предложения
Административное судопроизводство
Некоторые из предлагаемых изменений в КАС РФ представляются дискуссионными
23 ноября 2022
Дёмин Юрий
Проблемы защиты трудовых прав осужденных
Уголовно-исполнительное право
Если заключенный не выполнил нормы выработки, это должно быть подтверждено документально
16 ноября 2022
Яндекс.Метрика