×
Кочетков Алексей
Кочетков Алексей
Председатель первой межрегиональной коллегии адвокатов Ростовской области, адвокат

Соавтор: Магомедов Рауль
Адвокат АП г. Москвы

Не первый месяц российское адвокатское сообщество обсуждает предложенный Министерством юстиции РФ проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи (далее – проект Концепции), разработанный в целях реализации государственной программы «Юстиция». Широкая дискуссия вскрыла множество болевых точек, с которыми придется считаться при принятии окончательной редакции проекта. В противном случае вместо того, чтобы стать драйвером государственной программы, Концепция превратится в нечто противоположное.

Один из наиболее серьезных и часто поднимаемых вопросов – об отнесении института квалифицированной юридической помощи к сфере услуг, а именно – услуг юридических. Вопрос весьма важный, поскольку его решение может кардинально поменять принципы адвокатской деятельности и в будущем способно до неузнаваемости изменить облик российской адвокатуры.

Итак, в проекте Концепции предлагается следующее определение термина «квалифицированная юридическая помощь»: деятельность по оказанию на постоянной профессиональной и возмездной основе неограниченному кругу лиц юридических услуг и услуг по представительству (в том числе судебному и в административных органах), осуществляемая допущенными к ней по определенной законом процедуре и в соответствии с квалификационными требованиями лицами, для которых обязательны установленные профессиональные стандарты и этические нормы.

Исходя из приведенной дефиниции, если отбросить уточняющие формулировки, квалифицированная юридическая помощь – это деятельность по оказанию юридических услуг квалифицированными специалистами. Чтобы решить, насколько такое отождествление справедливо, стоит разобраться в понятиях и их определениях. Для этого логично обратиться к действующим нормативным актам, в которых используются термины «квалифицированная юридическая помощь» и «юридические услуги».

Термин «квалифицированная юридическая помощь»

Этот термин в истории права новой России впервые упоминается в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно». Определение понятию не дано.

В Словарь юридической терминологии для государств – участников МПА СНГ, принятый Постановлением № 38-23 Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ, включен термин «юридическая помощь». Термин не получил определения.

В ст. 3 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» отражено правовое регулирование отношений, связанных с оказанием бесплатной юридической помощи. В ст. 6 того же закона перечислены виды бесплатной юридической помощи: правовое консультирование, составление заявлений, жалоб, представление интересов граждан в судах и т.д. Закон не дает определения термину «квалифицированная юридическая помощь». 

В ч. 1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» упоминается квалифицированная юридическая помощь в контексте дефиниции термина «адвокатская деятельность». Определения рассматриваемому понятию не дано. Вместе с тем оно может быть сформулировано с учетом того, что в данной статье адвокатская деятельность приравнена к квалифицированной юридической помощи.

Таким образом, по нашему мнению, исходя из контекста отдельных статей Конституции РФ и Закона об адвокатской деятельности, к квалифицированной юридической помощи следует отнести деятельность лиц, обладающих подтвержденной в установленном законом порядке квалификацией, наделенных в установленном законом порядке полномочиями по защите прав и свобод человека и гражданина.

Значимость для общества данной деятельности обусловило то, что она является предметом конституционно-правового регулирования и конституционной гарантией (ст. 48 Конституции РФ). 

Термин «юридическая услуга»

Дефиниция термина «юридические услуги» сформулирована в Договоре о Евразийском экономическом союзе (подписан в г. Астане 29 мая 2014 г.), где указано, чтоэто услуги правового характера, в том числе предоставление консультаций и разъяснений, подготовка и экспертиза документов, представление интересов заказчиков в судах. Важно отметить, что согласно данному определению юридические услуги – это вид возмездных услуг в гражданско-правовом смысле, исходя из чего можно сделать вывод о том, что юридические услуги регулируются гл. 39 Гражданского кодекса РФ. 

Статья 779 ГК РФ устанавливает, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Тем самым в указанной статье фактически сформулирована общеправовая дефиниция термина «услуги».

Таким образом, по нашему мнению, под юридическими услугами следует понимать возмездные услуги юридического (правового) характера, предоставляемые коммерческой организацией или индивидуальным предпринимателем по заданию заказчика в интересах последнего или иного лица (деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от оказания услуг).

Легко убедиться, что обсуждаемые понятия значительно отличаются друг от друга, и попытка отождествить их в существующей правовой действительности приведет к серьезным противоречиям и необходимости реформирования значительной части архитектуры российской правовой системы.

Для того чтобы наглядно продемонстрировать несовместимость и нетождественность рассматриваемых понятий, можно попробовать заменить слово «помощь» на слово «услуга» в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической услуги. В случаях, предусмотренных законом, юридическая услуга оказывается бесплатно». Звучит, мягко говоря, странно.

Таким образом, необходимо четко обозначить социальный характер понятия «квалифицированная юридическая помощь» и коммерческую, предпринимательскую суть понятия «юридическая услуга». Это поможет разграничить сферы деятельности лиц, оказывающих квалифицированную юридическую помощь, и лиц, предоставляющих юридические услуги, и избежать размывания границы между адвокатской и предпринимательской деятельностью, благодаря чему не придется насильно загонять предпринимателей в адвокатуру и наоборот. 

В связи с этим считаем необходимым обратить внимание также на понятия «рынок оказания квалифицированной юридической помощи» и «рынок профессиональной юридической помощи».

Термин «рынок оказания квалифицированной юридической помощи» впервые появился в государственной программе «Юстиция» и является, на наш взгляд, попыткой «помирить» противоположные по своей природе отношения.

Рынок – понятие сугубо коммерческое.

Квалифицированная юридическая помощь как конституционная гарантия – категория социальная. 

Объект собственно социальных отношений, будучи представлен на рынке в виде товара или услуги, немедленно потеряет свою социальную ценность и превратится в средство извлечения прибыли. Иными словами, помощь, которая продается, – это не помощь. 

Что касается термина «рынок профессиональной юридической помощи», используемого в проекте Концепции в качестве основного драйвера идей его авторов, то здесь вновь приходится констатировать либо очередную подмену понятий, либо весьма поверхностное отношение к терминологии. Перед Министерством юстиции не ставилась задача регулирования рынка профессиональной юридической помощи, в государственной программе «Юстиция» такая задача не обозначена. На первый взгляд – ничего серьезного, в некоторых случаях слова «профессиональный» и «квалифицированный» выступают синонимами, однако в данном контексте оставить эти «мелочи» без внимания невозможно, поскольку они ведут к трансформации понятия и превращают объект социальных отношений – гарантированную Конституцией РФ квалифицированную юридическую помощь – в объект купли-продажи – регулируемую рынком профессиональную юридическую услугу.

Подводя итог сказанному, необходимо отметить, что неосторожное обращение с терминами и лоббирование идей коммерциализации социальных институтов может не только выбить почву из-под адвокатуры, но и подорвать основы системы социальных отношений, установленных и охраняемых Конституцией РФ, что вряд ли служит целям государственной программы «Юстиция».  

Рассказать:
Другие мнения
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро «Правовой статус»
От мифологизации к прагматизации и глобализации успеха
Юридический рынок
Почему «гонорар успеха» отвечает смыслу и духу оказания качественной юридической помощи
25 Февраля 2019
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Гарантированный гонорар
Юридический рынок
О судебном инвестировании и «гонораре успеха»
21 Февраля 2019
Соловьёва Елена
Соловьёва Елена
Адвокат АП г. Москвы
Дискуссионный вопрос
Методика адвокатской деятельности
Может ли адвокат, участвующий в деле, быть медиатором в рамках указанного дела?
26 Декабря 2018
Морозов Сергей
Морозов Сергей
LL.M., юрист международной юридической фирмы Beiten Burkhardt, сопредседатель Young IMA при Российском арбитражном центре (комитет по медиации)
Адвокат как медиатор
Методика адвокатской деятельности
Все больше адвокатов будет задействовано в медиации
26 Декабря 2018
Зурабян Артур
Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX
В условиях доверия
Методика адвокатской деятельности
О формах участия адвоката в процедуре медиации
26 Декабря 2018
Суспицына Ирина
Суспицына Ирина
LLM, ACIARB, юрист, медиатор, рекомендована международным рейтингом Best Lawyers в сфере разрешения споров в России, слушатель магистерской программы НИУ ВШЭ «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование»
Союзники в медиации
Методика адвокатской деятельности
О задачах адвоката и медиатора в альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)
26 Декабря 2018