×

Путаное применение 159-х

Конкуренция уголовно-правовых норм приводит к нарушению положений УК о совокупности преступлений
Гребенской Алексей
Гребенской Алексей
Адвокат АП Московской области, руководитель уголовно-правовой практики АБ «А-ПРО»

Официально публикуемые правоохранительными органами в средствах массовой информации статистические данные о структуре и уровне преступности в Российской Федерации свидетельствуют о том, что мошенничество на протяжении последних нескольких лет является одним из самых распространенных составов преступлений против собственности.

Анализ практики адвокатов нашего адвокатского бюро говорит о том, что выявляемые правоохранительными органами хищения в форме мошенничества имеют место практически во всех сферах, в которых складываются социальные и экономические отношения.

Наибольшее количество уголовных дел, в которых принимали участие наши адвокаты, касалось мошенничеств в банковской сфере, мошенничеств, сопряженных с преднамеренным неисполнением договорных обязательств, а также совершаемых лицами с  использованием своего служебного положения.

Согласно ст. 159 УК РФ, под мошенничеством понимается хищение чужого имущества либо приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Общими признаками различных видов мошенничества являются хищение и способ его совершения – обман или злоупотребление доверием независимо от того, в какой сфере общественных отношений совершаются данные преступления.

Читайте также
Минюст ждет предложений ФПА по поправкам в «предпринимательские» статьи УК
Федеральная палата адвокатов призывает адвокатское сообщество подключиться к работе
12 Января 2018 Новости

Принятый 29 декабря 2012 г. Федеральный закон № 207-ФЗ дополнил Уголовный кодекс РФ ст. 159.1–159.6, устанавливающими ответственность за отдельные виды мошенничества, если данные преступления совершаются в сферах кредитования, страхования и компьютерной информации, при получении выплат, с использованием платежных карт.

Законодателями при принятии вышеуказанного закона преследовалась цель усовершенствовать уголовный закон в части ответственности за мошенничество. Однако на практике, несмотря на то, что ст. 159 и ст. 159.1–159.6 УК РФ соотносятся как общая и специальные нормы, часто возникает вопрос, особенно у следователей, какая из норм – общая или специальная – подлежит применению в том или ином случае. В основном трудности применения дополнений Уголовного кодекса РФ, касающихся ответственности за мошенничество, обусловлены наличием конкуренции общей и специальных норм.

Часто адвокатам, представляющим интересы банковских учреждений, приходится обращаться в правоохранительные органы с заявлениями о необходимости привлечения к уголовной ответственности лиц, похитивших у банка денежные средства, полученные в форме кредита. Казалось бы, очевиден факт мошенничества в сфере кредитования. По сути, такое мошенничество должно подпадать под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ.

Однако выясняется, что лицо, получившее кредит, который изначально не намеревалось возвращать, предоставило в банк достоверные сведения. В этом случае в действиях недобросовестного заемщика состав преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ, отсутствует, поскольку данная статья предусматривает ответственность за хищение путем предоставления банку или иному кредитному учреждению заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Содержание ст. 159.1 УК РФ не позволяет в этом случае однозначно квалифицировать действия виновного. Выходом из ситуации чаще всего являются возбуждение уголовного дела и квалификация действий виновных по ст. 159 УК РФ, предусматривающей ответственность за «простое» мошенничество. Таким образом, вопрос о конкуренции уголовно-правовых норм на практике решается в пользу общей нормы, что противоречит положениям ч. 3 ст. 17 УК РФ.

В правоприменительной практике также возникают ситуации, когда сотрудники банка на этапе рассмотрения кредитных заявок выявляют факты сообщения потенциальными заемщиками заведомо ложных или недостоверных сведений. В ст. 159.1 УК РФ указан субъект преступления – заемщик, каковым лицо, подавшее кредитную заявку, еще не является. В этом случае привлечь указанных лиц к уголовной ответственности фактически не представляется возможным, так как действие ст. 159.1 УК РФ не распространяется на потенциальных заемщиков.

Вышеперечисленные проблемы являются препятствием для достижения целей уголовного закона в части, касающейся защиты отношений собственности, имущественных интересов банков и иных кредиторов от недобросовестных заемщиков и обеспечения нормального функционирования сферы кредитования.

Новые составы мошенничества являются бланкетными нормами. Их практическое применение, в особенности на этапе доследственной проверки, для правильной квалификации деяния требует от правоприменителей знания целого ряда нормативных правовых актов, в том числе регулирующих вопросы выплаты пособий, компенсаций и иных выплат, вопросы страхования, кредитования, банковского регулирования и пр. Сотрудникам правоохранительных органов зачастую требуется достаточно много времени для установления этих нормативных правовых актов, а для изучения их текстов, часто перегруженных специфической терминологией, следователи вынуждены привлекать специалистов. В условиях ограниченных сроков проведения процессуальных проверок это затрудняет принятие законных решений.

Мошенничество, предусмотренное ст. 159 УК РФ, как «базовый состав» охватывает ряд общественно опасных деяний, выраженных в хищении чужого имущества либо приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Частными случаями этого преступления являются формы мошенничества, предусмотренные законодателем в ст. 159.1–159.6 УК РФ. Выделенные из «классического» мошенничества специализированные составы лишь конкретизируют способ совершения хищения в различных сферах деятельности. Представляется, что необходимости в таком отделении не было.

Принимая во внимание логику законодателя, можно согласиться с тем, что существует необходимость усиления противодействия хищениям в сферах компьютерной информации, социальных выплат, банковской и кредитной сферах. Однако непонятно, почему мошенничество, совершаемое в других сферах общественных отношений, осталось без урегулирования и защиты уголовным законом. Вполне уместными выглядели бы изменения и дополнения содержания общей нормы, предусматривающей ответственность за мошенничество, т.е. ст. 159 УК РФ. Состав мошенничества в ней сформулирован в общем виде, что обеспечивает возможность применять ее при квалификации противоправных деяний, совершенных в различных условиях.

При этом представляется целесообразным внесение признаков, идентифицирующих специфические виды мошенничества, именно в ст. 159 УК РФ. К примеру, установив ответственность за мошенничество в сфере компьютерной информации в одной из частей ст. 159 УК РФ, наряду с иными специфическими составами преступления, дифференцировав их в зависимости от предусмотренной законодателем меры ответственности.

Но прежде требуется внесение в текст ст. 159 УК РФ определения более широкого понятия мошенничества и его признаков, объединяющих все его виды, независимо от того, в какой сфере оно совершалось. Представляется обоснованным закрепить законодательно понятие мошенничества как хищения чужого имущества, посягающего на права собственника, независимо от сферы экономической (хозяйственной) деятельности, и причиняющего вред правам и законным интересам потерпевшего. В определении необходимо указать, что отграничением мошенничества от кражи и иных видов хищения является способ его совершения. При этом следует подробно остановиться на раскрытии понятий обмана и злоупотребления доверием. Также нуждается в законодательном определении способ совершения мошенничества путем злоупотребления доверием. Определение должно содержать в себе ответ на вопрос, можно ли рассматривать такое мошенничество в качестве особой формы хищения вне связи с обманом.

Эти изменения и дополнения существенно повысили бы качество уголовного закона и эффективность его практического применения. 

Рассказать:
Другие мнения
Чертков Александр
Чертков Александр
Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н.
Сила – в единстве
Конституционное право
Важный шаг в урегулировании региональной составляющей единой публичной власти должен получить сбалансированное продолжение
21 Июня 2022
Мамров Феликс
Мамров Феликс
Адвокат АП Приморского края, партнер АБ «Рыженко, Мамров и партнеры»
Защита прав инвесторов или нарушение права собственности?
Гражданское право и процесс
Об ограничении обращения на организованных торгах ряда иностранных ценных бумаг
20 Июня 2022
Лебедева-Романова Елена
Лебедева-Романова Елена
Адвокат АП г. Москвы, почетный адвокат России, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», член Общественного совета, эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
«Размытых» формулировок в УПК быть не должно
Уголовное право и процесс
О необходимости корректировки положений Кодекса об избрании меры пресечения
15 Июня 2022
Корсак Александр
Корсак Александр
Партнер, руководитель практики «Разрешение споров» фирмы GRATA International (Belarus)
Цессия в России и Беларуси
Законодательство
Сравнительный анализ правового регулирования
14 Июня 2022
Епатко Марк
Епатко Марк
Адвокат АП Санкт-Петербурга, управляющий партнер Санкт-Петербургской КА «Дернбург», преподаватель Санкт-Петербургского Института адвокатуры
К психологу или к психиатру?
Гражданское право и процесс
Не следует жертвовать стабильностью гражданского оборота ради учета правом индивидуальных психологических особенностей личности
14 Июня 2022
Коновалов Андрей
Проблемы воли
Гражданское право и процесс
Значение свободы и порока воли и обоснование их наличия или отсутствия
14 Июня 2022
Яндекс.Метрика