×

На фоне летних скандалов, сопровождавших проверку подписей за кандидатов на выборах в Мосгордуму, руководство ЦИК РФ не так давно предложило рассмотреть возможность частичного перехода к электронному сбору подписей на основе платформы госуслуг. Утверждается, что новые технологии будут разработаны в интересах как избирателей, так и кандидатов, и позволят исключить спорные ситуации, возникающие вследствие «человеческого фактора» из-за ручного заполнения подписных листов.

Однако так ли устарел бумажный формат, чтобы при наличии надлежащих правовых процедур подобные споры нельзя было урегулировать в пользу граждан? Кроме того, не приведет ли цифровизация к тому, что прежние бюрократические изъяны избирательной системы усилятся, так как подписи будут собираться на платформе, администрируемой структурами власти?

Чтобы не рассуждать голословно, обратимся к практике демократических государств, применяющих аналогичные механизмы, в частности к опыту Франции, где полным ходом идет электронный сбор подписей в поддержку референдума об отмене приватизации парижских аэропортов. Данные показывают, что с точки зрения инклюзивности и транспарентности бумажный формат позволяет создавать режим благоприятствования для гражданского общества, тогда как применение электронного формата не страхует граждан от бюрократических препонов, а, напротив, порождает новые сложности.

Преимущества цифровизации относительны

Институт сбора подписей – хотя он не предусмотрен на парламентских выборах – применяется во Франции как в бумажном, так и в электронном форматах. В первом случае речь идет о президентских выборах – претендента на пост главы государства должны поддержать не менее 500 из 42 тыс. депутатов разного уровня. Выданные им формуляры заполняются без участия нотариусов и направляются в почтовых конвертах в адрес Конституционного совета, который проверяет их «всеми возможными способами» (как правило, Совет рассматривает около 18 тыс. представлений).

Электронный формат сбора подписей, охватывающий всех граждан Франции, введен совсем недавно в рамках новой процедуры референдума по парламентско-гражданской инициативе. Согласно конституционным изменениям, одобренным в 2008 г., власти страны обязаны вынести на национальный референдум (в случае бездействия парламента) законодательную инициативу, разработанную 20% парламентариев и за 9 месяцев получившую поддержку не менее 10% избирателей (4 717 396 граждан, включенных в списки).

По соображениям, связанным, прежде всего, с минимизацией расходов бюджета на создание инфраструктуры нового механизма народовластия, французский законодатель выбрал электронный канал для фиксации поддержки избирателей, который администрируется МВД Франции под контролем Конституционного совета. Гражданин, желающий выразить поддержку референдуму, должен зарегистрироваться путем заполнения формы на специальном интернет-портале. Он может сделать это своими силами, а также в специальных пунктах доступа к интернету, открытых в местных органах власти и консульствах за рубежом, в том числе на основании типового формуляра в бумажной форме, заполненного избирателем с помощью работника местной администрации.

Если говорить о преимуществах электронного формата с точки зрения повышения инклюзивности процедуры, то замена ручного заполнения машинописным вводом имеет незначительные преимущества. Так, выражение поддержки посредством заполнения электронной формы не требует подписания документа, а также указания даты совершения действия – она отображается в электронной расписке, загружаемой по завершении регистрации на сайте, тогда как бумажные представления отбраковываются по этим – в общем-то досадным – основаниям. Более того, если Конституционный совет может задействовать «любые средства» для проверки правильности поступивших подписных документов в бумажной форме, то параметры работы административного контроля, которому за 5 дней подвергаются поступившие по электронному каналу сведения, лимитированы подтверждением паспортных данных, гражданского состояния и отсутствия ранее зарегистрированной поддержки инициативы.

В то же время контроль «бумажных» подписей ограничен исходными правовыми принципами, направленными на защиту от чрезмерной бюрократизации проверки. Конституционный совет неоднократно подчеркивал, что излишняя строгость контроля за соблюдением формальных условий для выдвижения кандидатов противоречит «духу» избирательного законодательства, призванного создать условия для народного волеизъявления. Поэтому, например, Совет просит оставлять контактные телефоны, и, если фамилия или имя подписанта плохо читаемы или введенные сведения не отвечают государственным информационным реестрам, ответственные сотрудники Совета уточняют у лица, выразившего поддержку кандидату, внесенные сведения. Так что по формальным признакам подписи отбраковываются только в самых очевидных и крайних случаях – например, имя подписанта вычеркнуто или отсутствует, формуляр полностью не заполнен, поддержка выражена в неофициальном документе либо представление не подписано.

В равной мере, исходя из общего правового принципа открытости избирательного процесса, законодательно закреплена возможность любого лица ознакомиться со списком граждан, выразивших поддержку как в бумажном, так и электронном формате, поскольку в данном случае речь не идет о реализации избирательного права1. Следуя принципам транспарентности, в обоих случаях проверка подписей ведется по мере их поступления до окончательного объявления результатов. Закон также предписывает публикацию промежуточных отчетов по собранным подписям.

Иными словами, сам по себе бумажный формат подписей при наличии правовых процедур позволяет разрешать подавляющее большинство конфликтных ситуаций в пользу субъектов гражданского общества. Ни политические круги, ни юридическая доктрина во Франции не склонны упрекать систему бумажных подписей в бюрократических барьерах в рамках контроля собранных подписей. Напротив, применение электронного сбора вызвало значительную критику общественности.

Электронный формат на практике: еще больше препонов для граждан?

Электронная система аккумулирования поддержки граждан через электронный канал была впервые опробована во Франции в 2019 г., когда парламентарии, представляющие различные фракции правой и левой оппозиции, выступили против отмены приватизации аэропортов Парижа и инициировали запуск первой в стране процедуры парламентско-гражданской инициативы. Сбор подписей открылся 13 июня 2019 г. и будет завершен 9 месяцев спустя, т.е. 12 марта 2020 г., после чего окончательные итоги объявит Конституционный совет.

В соответствии с требованиями электронной системы сбора подписей избиратели выражают поддержку вынесенной на референдум инициативы путем регистрации в списке (электронном реестре), вносят следующие данные: имя и фамилию избирателя, указанные в карточке (для проверки нахождения в списке избирателей) и номер паспорта для подтверждения идентичности. Пройдя эти этапы, избиратель будет зарегистрирован и после проверки внесенных данных, на которую отводится до 5 дней, считается включенным в список избирателей, поддержавших инициативу.

По состоянию на 20 ноября 2019 г. успешно прошли требуемые процедуры и были внесены в список поддержки референдума 969 тыс. граждан Франции (количество верифицированных «подписей» составляет 95%). Тем не менее технические и организационные недостатки, выявленные в ходе использования электронной системы, вызвали многочисленные замечания общественности. О наличии дефектов электронной системы также свидетельствуют свыше 4 тыс. административных жалоб, активно освещавшихся в соцсетях.

В первую очередь, было констатировано много случаев технических неполадок, когда веб-страница портала, с которой вносятся сведения граждан, оказывалась недоступной для пользователей. Так, неоднократно в течение нескольких часов находился в нерабочем состоянии раздел портала, позволяющий получить информацию о списке граждан, выступивших в поддержку референдума. В другие дни на два часа «рухнул» главный сервис для внесения сведений. Ранее из-за обновления программного обеспечения система выдавала ошибку при введении данных паспорта, выданного до 2002 г. (хотя опция ручного ввода оставалась доступной). Стоит отметить, что технические ошибки оперативно устранялись МВД, курирующим портал. С учетом того, что на сбор подписей было отведено 9 месяцев, вряд ли названные технические трудности могут действительно ухудшить конечный уровень гражданской поддержки. Тем не менее эти неполадки создали негативный антураж в определенных кругах, в связи с чем могут отрицательно повлиять на общественное доверие к системе.

Другая проблема касается выполнения бюрократических формальностей, выходящих за рамки технических неполадок. Прежде всего, речь идет об аккуратности введения персональных данных. Так, требуется, чтобы вводимые имя и фамилия безукоризненно воспроизводили информацию карты избирателя, включая аксанты (заглавные буквы, надстрочные и подстрочные знаки). При малейшей оплошности избиратель получал отказ во включении в список. Кого-то не мог обнаружить себя в списках избирателей. Не меньше нареканий вызвали трудности при вводе индекса коммуны, в которой гражданин включен в список избирателей, – вместо привычного почтового кода требовалось ввести специальный, присвоенный коммуне национальным статистическим центром в целях ведения единого электронного реестра избирателей. Ошибочное введение кода затрудняло идентификацию избирателя при наличии нескольких коммун с одинаковым названием.

Следует отметить, что, по данным Конституционного совета, подавляющее большинство жалоб были разрешены, причем созданная при нем специальная комиссия по рассмотрению жалоб может принимать не только экспертные заключения госорганов, но и показания под присягой – т.е. выслушивать граждан и их доказательства. По результатам обобщения практики на сайте КС Франции были размещены руководства пользователей, в которых доступным языком разъясняется порядок прохождения процедур подачи и проверки подписей.

Подводя промежуточные итоги «электронного формата», можно утверждать, что «человеческий фактор» в избирательных отношениях, если и можно исключить, то не благодаря технологическим новшествам, а, в первую очередь, наращивая действенные правовые гарантии и защиту демократических принципов избирательного права, без чего даже новейшие технологии обречены стать лишь средством рудиментарного правоприменения.


1 https://www.conseil-constitutionnel.fr/sites/default/files/as/root/bank_mm/decisions/2013681dc/ccc_681dc.pdf. С.7

Рассказать:
Другие мнения
Решетникова Анжелика
Решетникова Анжелика
Адвокат, партнер АБ «Бишенов и Партнеры»
Творец или инструмент в руках автора?
Legal tech
Кому принадлежат авторские права на произведения, созданные с помощью искусственного интеллекта
29 Ноября 2019
Мухаметзянов Ильдар
Мухаметзянов Ильдар
Адвокат АП Республики Башкортостан, основатель проекта Advostar.ru
Эра цифровых коммуникаций: как меняются отношения адвоката с доверителем
Юридический рынок
На смену сайтам и соцсетям приходят платформы-классифайды
11 Ноября 2019
Урбах Марианна
Урбах Марианна
Адвокат АП г. Москвы
Адвокатам и доверителям помогут «найти» друг друга
Legal tech
Портал упрощает поиск подходящих адвокатов и позволяет оперативно проконсультироваться
28 Августа 2019
Владимирова Наталья
Владимирова Наталья
СЕО & Co-founder PatentBot, управляющий партнер патентно-правовой фирмы PRIMA VERITAS
В России запущен бот – регистратор товарных знаков
Legal tech
Программа помогает оптимизировать поиск по базам Роспатента и упрощает процесс регистрации
23 Августа 2019
Коваленко Егор
Коваленко Егор
Управляющий партнер Национальной юридической службы АМУЛЕКС
Legal Tech: больше плюсов, чем минусов
Legal tech
Поддержка профессионального сообщества позволит сделать качественный рывок вперед
28 Июня 2019
Александров Михаил
Александров Михаил
Партнер Адвокатского бюро «А2», основатель проекта A2Time.RU
Как юристы используют технологии?
Legal tech
Анализ результатов исследования об использовании юристами IT, проведенного «АГ» и проектом А2. Тайм
18 Июня 2019