×
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»

С апреля 2015 г. (Федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 223-ФЗ) близкие родственники – супруг, родители, дети потерпевшего – были наделены правом на получение страхового возмещения в случае гибели потерпевшего в ДТП.

Родственники погибших в ДТП начали обращаться в страховые организации за получением страхового возмещения. Однако страховые компании отказывали в нем, обосновывая свою позицию тем, что обязательным условием для получения страхового возмещения является нахождение погибшего на иждивении указанных родственников. Суды поддерживали этот подход. 

Такая практика привела к системным нарушениям прав родственников. Однако нам удалось убедить Президиум Верховного Суда Республики Татарстан в незаконности изложенной правовой позиции и переломить сложившуюся порочную практику.

Суть дела

В январе 2017 г. в «Союз пешеходов», членом которого я являюсь, обратились дочь и мать погибшей в ДТП, которым страховая компания отказала в выплате по названным основаниям.

В августе 2015 г. в Республике Татарстан был совершен наезд на женщину на нерегулируемом пешеходном переходе. В результате полученных травм женщина скончалась. Совершеннолетняя дочь и мать погибшей обратились в страховую организацию за выплатой страхового возмещения, однако получили отказ.

Для восстановления нарушенных прав истицы обратились в суд.

Суд первой инстанции обосновал свой отказ тем, что истицы не доказали факт нахождения погибшей в ДТП на их иждивении. Суд второй инстанции полностью поддержал позицию суда первой, добавив лишь, что к выгодоприобретателям относятся только те, кто либо сами находились у погибшего в ДТП на иждивении, либо погибший в ДТП находился у них на иждивении. Апелляция подтвердила это решение.

Мотивация кассационной жалобы в Президиум Верховного Суда Республики Татарстан

На наш взгляд, страховая организация, суды первой и второй инстанций при принятии решений неправильно толковали ч. 6 ст. 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее – Закон об ОСАГО): «В случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда имеют лица, имеющие право в соответствии с гражданским законодательством на возмещение вреда в случае смерти кормильца, при отсутствии таких лиц – супруг, родители, дети потерпевшего, граждане, у которых потерпевший находился на иждивении, если он не имел самостоятельного дохода (выгодоприобретатели)». По их мнению, словосочетание «у которых потерпевший находился на иждивении, если он не имел самостоятельного дохода» относится не только к термину «граждане», но и к «супругу, детям и родителям потерпевшего».

Включившись в дело на стадии кассации, мы изложили в жалобе в Президиум Верховного Суда Республики Татарстан позицию, основанную на толковании ч. 6 ст. 12 Закона об ОСАГО с использованием способов, предусмотренных в теории права.

Грамматическое толкование

Необходимо повторно процитировать норму ч. 6 ст. 12 Закона об ОСАГО: «В случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда имеют лица, имеющие право в соответствии с гражданским законодательством на возмещение вреда в случае смерти кормильца, при отсутствии таких лиц – супруг, родители, дети потерпевшего, граждане, у которых потерпевший находился на иждивении, если он не имел самостоятельного дохода (выгодоприобретатели)».

Указанное предложение является сложноподчиненным придаточным определительным.

Сложноподчиненным называется сложное предложение, части которого связаны подчинительными союзами или относительными (союзными) словами.

Подчинительная связь между частями сложноподчиненного предложения выражается в синтаксической зависимости одной части от другой.

Часть сложноподчиненного предложения, синтаксически зависимая от другой, подчиняющей части, называется придаточной (в разбираемом предложении выделена курсивом). Часть сложноподчиненного предложения, подчиняющая себе придаточную, называется главной (в разбираемом предложении выделена жирным).

Зависимость придаточной части от главной – явление синтаксическое, структурное, а не смысловое1.

Придаточные определительные относятся к члену главного предложения, выраженному именем существительным или субстантивированным словом. Прикрепляются они к главному предложению с помощью союзных слов «который, какой, чей, что, где, куда, откуда, когда» и пр. Придаточные предложения этого типа называются присубстантивно-определительными. Они содержат характеристику предмета или раскрывают его признак2.

Присубстантивная определительная придаточная часть не может стоять перед главной. Она помещается либо после нее, либо в середине, но всегда за определяемым именем существительным3.

Из изложенного следует, что придаточное предложение «у которых потерпевший находился на иждивении, если он не имел самостоятельного дохода (выгодоприобретатели)» относится только к термину «граждане», поскольку указанное придаточное предложение поясняет общее в главном предложении слово «граждане». В понятие «граждане» также входят и супруги, родители и дети потерпевшего.

«Лица, супруги, родители, дети, граждане» являются однородными подлежащими. Но тот факт, что они являются однородными, не свидетельствует о том, что придаточное предложение будет относиться ко всем подлежащим.

Однородными являются члены предложения, связанные сочинительными отношениями и занимающие одинаковую синтаксическую позицию в предложении.

В ряду однородных членов обнаруживаются равноправие компонентов, их смысловая и грамматическая независимость друг от друга при условии, однако, их логической и лексической сопоставимости. Такие члены предложения связаны перечислительными, сопоставительными или разделительными отношениями. Вместе с тем однородные члены объединяются одинаковым синтаксическим отношением к одному и тому же члену предложения.

Логическое толкование

Супруг – это гражданин, родители – это граждане, дети – это граждане. Если бы цель законодателя состояла в том, чтобы наделить правом на получение страхового возмещения только граждан, на иждивении у которых находился погибший, то текст нормы звучал бы таким образом:

«В случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда имеют лица, имеющие право в соответствии с гражданским законодательством на возмещение вреда в случае смерти кормильца, при отсутствии таких лиц – супруг, родители, дети потерпевшего, граждане, у которых потерпевший находился на иждивении, если он не имел самостоятельного дохода (выгодоприобретатели)».

Системное и историческое толкование

Федеральным законом от 4 декабря 2007 г. № 331-ФЗ «О внесении изменений в Воздушный кодекс Российской Федерации», разработанный в целях повышения страховой защиты пассажиров воздушных судов, увеличен круг выгодоприобретателей, к которым относятся:

1) граждане, имеющие право на возмещение вреда в случае смерти кормильца в соответствии с гражданским законодательством; 

при отсутствии таких граждан:

2) родители, супруг, дети умершего пассажира воздушного судна; 

3) в случае смерти пассажира воздушного судна, не имевшего самостоятельного дохода, – гражданам, у которых он находился на иждивении, в сумме два миллиона рублей (ст. 117 Воздушного кодекса РФ).

В 2012 г. принят Федеральный закон от 14 июня 2012 г. № 67-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном» (далее – Закон об ОСАГО перевозчиков), основной целью которого является защита интересов пассажиров путем обеспечения гарантированного возмещения им вреда, причиненного при перевозке, независимо от вида транспорта и характера перевозки. Указанным Законом введено также понятие выгодоприобретателей:

выгодоприобретатель – потерпевший, здоровью и (или) имуществу которого причинен вред. При причинении вреда жизни потерпевшего выгодоприобретателями в отношении возмещения необходимых расходов на погребение признаются лица, фактически понесшие такие расходы, а в отношении остальной части страхового возмещения:

1) граждане, имеющие право на возмещение вреда в случае смерти кормильца в соответствии с гражданским законодательством;

при отсутствии таких граждан –

2) супруг, родители, дети умершего;

3) граждане, у которых потерпевший находился на иждивении, если он не имел самостоятельного дохода (ст. 3 Закона об ОСАГО перевозчика).

Федеральным законом от 14 июня 2012 г. № 78-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном”» в связи с принятием Закона об ОСАГО перевозчиков в целях унификации понятий, содержащихся в указанном законе, в:

Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации (ст. 103.1);

Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации (ст. 197);

Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации (ст. 113);

Федеральный закон «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации»;

Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта (ст. 34)

внесены нормы, уже закрепленные в ст. 117 Воздушного кодекса РФ, в части установления ответственности перевозчика за вред, причиненный при перевозке жизни, здоровью и (или) имуществу пассажира, в том числе относительно круга лиц, относящихся к выгодоприобретателям.

Норма в указанных федеральных законах звучит следующим образом: «Перевозчик обязан обеспечить выплату компенсации в счет возмещения вреда, причиненного при перевозке пассажира его жизни,

гражданам, имеющим в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации право на возмещение вреда в случае смерти кормильца, при отсутствии таких граждан –

супругу, родителям, детям умершего пассажира, 

а в случае смерти пассажира, не имевшего самостоятельного дохода, – гражданам, у которых он находился на иждивении, в сумме два миллиона рублей».

Тот факт, что в кодексах и уставах круг выгодоприобретателей изложен в одной стилистической форме, а в законах об ОСАГО, ОСАГО перевозчика – в другой, не меняет самой сути нормы как по правилам русского языка, так и в связи с тем, что в законах не должно быть противоречия, тем более в законах, регулирующих общественные отношения в одной сфере: обязательное страхование ответственности владельцев источников повышенной опасности.

Кроме того, суды при рассмотрении указанного спора так увлеклись толкованием ч. 6 ст. 12 Закона об ОСАГО, что не применили п. 4.4.2 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, из которого следует, что в целях получения страховой выплаты лица, указанные в абз. 2 п. 4.4, предоставляют страховщику копию свидетельства о смерти; свидетельство о заключении брака в случае, если за получением страхового возмещения обращается супруг потерпевшего; свидетельство о рождении ребенка (детей) в случае, если за получением страхового возмещения обращаются родители или дети потерпевшего.

Из анализа п. 4.4.2 Правил следует, что для получения родственниками страхового возмещения необходимо доказать наличие только родственных отношений с погибшим и отсутствие лиц, имеющих право в соответствии с гражданским законодательством на возмещение вреда в случае смерти кормильца.

Итоги дела

Президиум Верховного Суда Республики Татарстана согласился с нашей правовой позицией, отменил судебные акты судов первой и второй инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан указал, что суды обеих инстанций неправильно истолковали ч. 6 ст. 12 Закона об ОСАГО, применяя признак нахождения погибшего в ДТП на иждивении к супругу, детям и родителям потерпевшего для приобретения ими статуса выгодоприобретателей, тогда как данное условие относится исключительно к понятию «граждане».

По мнению суда кассационной инстанции, из требований Закона об ОСАГО следует, что выгодоприобретатели подразделяются на три категории: 

1) лица (иждивенцы), по отношению к которым потерпевший является кормильцем;

при отсутствии первой категории: 

2) супруг, родители и дети потерпевшего;

3) граждане, на иждивении которых находился погибший.

Дочь и мать погибшей в ДТП получили страховое возмещение.


1 Современный русский язык: Синтаксис: Учебник/Н.С. Валгина. – 4-е изд., испр. – М.: Высш. шк., 2003. – с. 285.

2 Русский язык: Полный справочник школьника и абитуриента/Сост. М.Е. Булаева. – 2-е изд., доп. – М.: Айрис-Пресс, 2003. – с. 138–139.

3 Современный русский язык: Синтаксис: Учебник/Н.С. Валгина. – 4-е изд., испр. – М.: Высш. шк., 2003. – с. 304.

Рассказать:
Другие мнения
Ляскало Алексей
Ляскало Алексей
Доцент кафедры уголовного права НИУ ВШЭ, к.ю.н.
Противоречия судебной практики по делам о криминальном банкротстве
Арбитражное право и процесс
По мотивам неизданного постановления Пленума Верховного Суда РФ
14 Декабря 2018
Резник Генри
Резник Генри
Вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, член СПЧ
Речь в защиту Льва Пономарева в Московском городском суде
Уголовное право и процесс
Репост административно ненаказуем

13 Декабря 2018
Сидоркина Светлана
Сидоркина Светлана
Адвокат АП г. Москвы
На содержание под стражей фигуранта дела «Нового величия» подана жалоба в ЕСПЧ
Уголовное право и процесс
Основа дела – показания и провокации внедренных сотрудников
11 Декабря 2018
Власова Ольга
Власова Ольга
Адвокат, председатель АА МГКА «Власова и партнеры»
Верховный Суд не разрешил снос домов в Кунцево
Градостроительное право
ВС: Проект планировки территории – не основание для сноса жилых домов в рамках реконструкции
10 Декабря 2018
Дядькин Дмитрий
Дядькин Дмитрий
Старший партнер КА «Дефенден Юстицио», директор Института государства и права Сургутского государственного университета, д.ю.н.
Ошибка правоприменения
Уголовное право и процесс
Об особенности длящихся преступлений
07 Декабря 2018
Пикуров Николай
Пикуров Николай
Доктор юрид. наук, профессор
Логичное решение
Уголовное право и процесс
О применении УК РФ к продолжаемым преступлениям
07 Декабря 2018