×
Комракова Анна
Комракова Анна
Генеральный директор сервиса «Право требования»

О возможности инвестировать в судебные процессы в России узнали тогда, когда данная практика уже применялась в США, Англии и Австралии. Причем в Штатах ее развитие было столь стремительным, что теперь иски – одно из самых «лакомых» для американских инвесторов направлений вложений. Суммы, которые они инвестируют в судебные процессы, исчисляются миллиардами долларов.

В нашей стране масштабы гораздо скромнее – финансирование судебных процессов развивают лишь несколько компаний, в том числе сервис «Право требования».

Напомню, что суть судебного финансирования заключается в принятии инвестором на себя обязательств по оплате судебных расходов, включая работу юристов и оформление документов. Интерес инвестора, безусловно, коммерческий – в случае удовлетворения судом исковых требований он получит свой процент от выплаченной истцу суммы взыскания, который определяется заранее. К тому же следует понимать, что, взяв иск под свое обеспечение, инвестор сильно рискует – конечно, он взвешивает все «за» и «против», оценивая шансы на благополучный исход дела, но при процессуальном проигрыше деньги теряет только он. Истец порой остается «с деньгами» даже тогда, когда спор проигран, – такое, хотя и не часто, тоже встречается. Так, сервис «Право требования» – единственный, кто выплачивает клиентам гарантированный аванс в размере 10% от суммы требования еще до подачи искового заявления в суд, и в случае проигрыша аванс остается у клиента.

Согласно данным статистики за 2018 г. каждый четвертый россиянин сталкивался с нарушением его прав. При этом 74% пострадавших не готовы судиться: кто-то не верит в справедливый суд, а для кого-то сам процесс влечет огромные расходы (25% респондентов). Это логично: затраты на юристов и экспертов, уплата пошлин, судебные издержки и прочие расходы существенны, учитывая средний уровень жизни в России (Москва в этом плане не сильно отличается, поскольку стоимость юридических услуг здесь выше, чем в регионах), и для многих непосильны.

Институт судебного финансирования помогает человеку, доверившись инвесторам, получить полную финансовую поддержку – к процессу привлекают (и оплачивают) лучших юристов и занимаются его делом «как своим».

В условиях рыночной экономики права граждан нарушаются с завидной регулярностью, особенно страдают права потребителей. Компании часто не выполняют обязательства, отказываются работать с потребителем по закону (например, некачественно оказывают услугу или продают бракованный товар) и просто игнорируют потребителя, потому что знают – большинство вряд ли станут жаловаться и уж точно не доведут дело до суда.

С появлением судебного финансирования в России нарушители как будто «подтянулись» – при одном упоминании соответствующих сервисов или компаний они охотнее идут на досудебное урегулирование конфликта.

Почему же данная практика, которая «со скрипом» начинает развиваться в России, вызывает недоверие граждан?

Во-первых, из-за разного подхода компаний, готовых инвестировать в судебные иски. Иногда сервис представляет собой площадку, где человек размещает заявку на финансирование, описывает предмет спора и ждет, пока в дело включатся частные инвесторы. Если иск их заинтересовал, они «делят» финансирование между собой и диктуют истцу свои условия. Либо иск финансирует юридическая фирма, которая потенциально ограничена штатом юристов. И тем, и другим люди, как правило, не склонны доверять.

Есть и третий вариант, когда инвестор сам проявляет инициативу, финансирует иск на собственные средства и ни с кем не делит ответственность. Казалось бы, что может быть проще и удобнее? Но и здесь уровень недоверия зашкаливает – могу утверждать это на примере нашего сервиса, который самостоятельно финансирует иски, не привлекая сторонних инвесторов. Наличие разных способов судебного финансирования усложняет потенциальному истцу задачу.

Во-вторых, согласно опубликованным в июле результатам исследования каждый третий россиянин не верит в справедливое разрешение споров с финансовыми организациями. Здесь непонятно, на чем акцентировать внимание, – на спорах или на финансовых организациях, ведь не всегда можно сделать объективный вывод, по какой именно причине у людей возникают сомнения. Но факт остается фактом – граждан достаточно обманывали и обманывают, поэтому финансовым организациям они доверяют очень неохотно. Сложно представить, что финансовые организации или инвесторы, которые всегда должны быть нацелены на получение прибыли, могут реализовать практику «для людей» и «про людей». Поэтому «шлейф мошенничества», доставшийся «в наследство» от 1990-х гг., сложно развеять хорошим, но все-таки новым для России делом.

Наконец, в-третьих, большинство граждан не верят в свои знания. Недостаточная юридическая грамотность не позволяет людям «копнуть глубже» и узнать, например, что судебное финансирование – полностью законная практика, и истец в любом случае ничего не платит и не теряет. Как сообщил аналитический центр НАФИ, «были зафиксированы различия между объективными знаниями россиян в области права и субъективными оценками граждан своей правовой информированности. Даже те, кто верно ответил на вопросы из конкретных отраслей права, считают свой уровень знаний низким. Такие результаты свидетельствуют о неуверенности и высокой степени сомнения в отношении своих прав и их защиты».

Как же изменить отношение общества к судебному финансированию?

В первую очередь, подробно и понятно разъяснять гражданам, не имеющим юридического образования, все, что им не известно, – например, как составить претензию, на что имеет право потребитель, как действовать в случае мошенничества и т.д.

В связи с этим, полагаю, публикации в СМИ и комментарии на важные темы помогут «убить двух зайцев сразу» – повысить доверие к инвесторам и поделиться правовыми знаниями. Судебное финансирование в России ждут большие перспективы, если подходить к вопросу осторожно и маленькими шагами, сближаясь с обществом как с человеком, которому прямо сейчас требуется помощь. Это «игра вдолгую», присущая любой серьезной практике.

Выделю первоочередные задачи юристов, занимающихся судебным финансированием:

  • «очеловечивать» услугу. Юристы, как правило, общаются с людьми, далекими от юриспруденции, на канцелярите, и это, на мой взгляд, является дурным тоном. Инвесторы – тоже не машины для зарабатывания денег. Каждый из нас, разумеется, работает за гонорар, и у инвесторов всегда будет коммерческий интерес к проектам (которыми автоматически становятся иски, в которые они вложились). Но это не означает, что инвестор не финансирует то, что полезно для страны и для каждого отдельного человека, рискуя собственными деньгами;
  • объяснять. В России о судебном финансировании мало-помалу начинают узнавать. Главное, чтобы об этом говорили простым языком, подробно, и информация соответствовала действительности. Например, человека, которому требуется помощь судебных инвесторов, не должно смущать упоминание договора цессии. Ему также заранее необходимо знать, какой процент от выплаченной суммы отдаст инвестору. Ведь он должен быть абсолютно уверен, что действительно ничем не рискует.
Рассказать:
Другие мнения
Мухаметзянов Ильдар
Мухаметзянов Ильдар
Адвокат АП Республики Башкортостан, основатель проекта Advostar.ru
Эра цифровых коммуникаций: как меняются отношения адвоката с доверителем
Юридический рынок
На смену сайтам и соцсетям приходят платформы-классифайды
11 Ноября 2019
Цветкова Ирина
Цветкова Ирина
Адвокат, LLM, основатель сервиса по финансированию судебных процессов PLATFORMA
Судебное финансирование: ключевые вопросы
Юридический рынок
Закрепление в законе соглашения о финансировании снизит риск признания его алеаторным договором
11 Июня 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Судьба гонорара
Юридический рынок
Как определяется справедливость цены за оказание юридической помощи, какие проблемы встречаются при ее обжаловании и как изменится рынок после легализации «гонорара успеха»?
26 Апреля 2019
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Управляющий партнер Адвокатского бюро «Правовой статус», член Комиссии по защите прав адвокатов АП Краснодарского края
От мифологизации к прагматизации и глобализации успеха
Юридический рынок
Почему «гонорар успеха» отвечает смыслу и духу оказания качественной юридической помощи
25 Февраля 2019
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Адвокат АП г. Москвы
Гарантированный гонорар
Юридический рынок
О судебном инвестировании и «гонораре успеха»
21 Февраля 2019
Соловьёва Елена
Соловьёва Елена
Адвокат АП г. Москвы
Дискуссионный вопрос
Методика адвокатской деятельности
Может ли адвокат, участвующий в деле, быть медиатором в рамках указанного дела?
26 Декабря 2018