×

Считаю необходимым продолжить дискуссию о праве адвоката, в том числе выступающего в уголовном деле в качестве защитника по назначению, подавать кассационную жалобу на итоговое судебное решение.

Проблема ранее освещалась в новости от 3 марта 2021 г. «Может ли назначенный ранее защитник обжаловать приговор в кассацию?». В данной статье описывалась ситуация, в которой Седьмой кассационный суд общей юрисдикции отказался принимать кассационные жалобы защитников, участвовавших в уголовном деле по назначению.

С аналогичной позицией суда столкнулся и я, выступая защитником по уголовному делу № 7У-15418/2022: Седьмой КСОЮ также вернул кассационную жалобу без рассмотрения (п. 1 ч. 1 ст. 401.5 УПК РФ).

В обоснование возвращения жалобы суд привел два довода. Первый – в связи с тем, что я, по его мнению, после вступления приговора в законную силу утратил процессуальный статус защитника по назначению. Второй довод касался отсутствия в материалах дела подтверждения воли доверителя на подачу защитником кассационной жалобы.

Стоит отметить, что позиция, изложенная Седьмым КСОЮ, поддерживается, например, в статьях «Права защитника по назначению нельзя расширять до бесконечности» и «Пределы полномочий защитника по назначению: новые вопросы».

Считаю, что такое толкование не соответствует закону.

Решение этой проблемы касается вопросов, во-первых, статуса защитника в уголовном процессе согласно нормам УПК; во-вторых, – регулирования отношений адвоката с доверителем.

Примечательно, что эта тема уже неоднократно обсуждалась Конституционным и Верховным Судами РФ, в связи с чем была затронута в материале о праве защитника по соглашению обжаловать в кассационном порядке заочный приговор.

Первый вопрос – каковы основания возникновения и прекращения статуса защитника?

УПК не содержит норм о двух различных процессуальных фигурах: защитника по соглашению и защитника по назначению. Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения и ордера на защиту (ч. 4 ст. 49 УПК). В силу п. 9 ч. 1 ст. 53 Кодекса с момента вступления в уголовное дело защитник вправе участвовать в судебном разбирательстве в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора. Оснований для прекращения статуса защитника всего два – отказ доверителя или отвод по основаниям, предусмотренным ст. 72 УПК.

Порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, утвержденный Решением Совета ФПА РФ от 15 марта 2019 г. (далее – Порядок), не требует процедуры «повторного» назначения одного и того же защитника, как не требует этого и УПК (ст. 50).

Так, п. 4.1 Порядка предусматривает, что «после вступления адвоката в уголовное дело в качестве защитника дальнейшее его извещение о датах, времени и месте производства процессуальных действий или судебных заседаний осуществляется дознавателем, следователем и судом в соответствии с УПК РФ и не регулируется настоящим Порядком и Региональными правилами».

Как неоднократно отмечал КС, закрепленному ст. 48 Конституции РФ праву каждого на получение квалифицированной юридической помощи корреспондирует обязанность государства предоставить достаточные гарантии ее оказания. Положения указанной статьи Конституции гарантируют право обвиняемого на помощь адвоката (защитника). Данное право должно обеспечиваться обвиняемому на всех стадиях уголовного процесса; сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь ограничения права на защиту; это право не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело1.

Аналогичная позиция изложена ВС в кассационных определениях от 1 августа 2018 г. № 41-КГ18-12, от 29 августа 2018 г. № 5-КП8-74 и от 17 ноября 2022 г. № 4-УД22-50-К1.

Таким образом, представляется, что гарантированное право на получение лицом квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатно, распространяется на все стадии уголовного процесса с момента вступления защитника в уголовное дело и не может быть ограничено в одностороннем порядке независимо от основания участия адвоката – соглашение или назначение.

В отношении установления воли доверителя на подачу кассационной жалобы отмечу следующее. С одной стороны, УПК не содержит нормы, которая ставила бы конкретные полномочия защитника в зависимость от воли доверителя после вступления адвоката в дело. С другой – адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя (подп. 3 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре).

Поручение на защиту по назначению выдает адвокатская палата соответствующего субъекта РФ посредством автоматизированной системы распределения заявок, а не доверитель (п. 4.1 Порядка). Далее презюмируется, что подзащитный согласен на помощь адвоката, предоставленного государством в качестве конституционной гарантии оказания квалифицированной юридической помощи, пока не откажется от него2. Презюмируется также, что адвокат – это профессионал, который руководствуется законом и совестью и действует под строгим дисциплинарным контролем совета адвокатской палаты. Иное понимание, на мой взгляд, не только противоречило бы УПК и внутрикорпоративным нормам, но и потребовало включения в материалы дела «согласия» доверителя на все действия адвоката: на стадии предварительного следствия, в судах первой и апелляционной инстанций и т.д.

Полагаю, что очередная попытка госорганов вмешаться в правоотношения между адвокатом и доверителем может повлечь ограничение на доступ к правосудию и нарушение права на защиту. Если доверитель посчитает, что действиями защитника его права нарушены, он вправе обратиться с соответствующей жалобой в органы адвокатского самоуправления.

Таким образом, представляется, что защитник обязан учитывать позицию доверителя по делу и при необходимости фиксировать ее в адвокатском досье, однако не обязан доказывать госорганам факт наличия воли доверителя на одобрение его действий.

Как отмечал в интервью «АГ» член Совета ФПА РФ, президент АП Костромской области Николай Жаров, «Погоду в адвокатуре делает средний адвокат», поэтому преодоление негативной практики кассационных судов не только позволит идти по пути повышения общего уровня законности в стране, но и поможет не оставить адвокатов по назначению без заслуженного вознаграждения.

На мой взгляд, в связи с введением «сплошной» кассации ст. 13 КПЭА об обязанности защитника активно действовать только до подачи апелляционной жалобы представляется требующей корректировки. Ограничивать права адвоката апелляционной инстанцией со ссылкой на презумпцию невиновности означает не принимать во внимание, что защитник по уголовному делу работает не только на оправдание подзащитного, но и на смягчение наказания. В связи с этим не усматривается веских оснований освобождать кассационные суды общей юрисдикции от рассмотрения кассационных жалоб, после того как в их подаче появился какой-то смысл.

В заключение добавлю, что по делу № 7У-15418/2022 защите удалось со второго раза добиться принятия кассационной жалобы к рассмотрению. Результат был достигнут только после приобщения к материалам дела письменного заявления подзащитной к адвокату о необходимости обращения с кассационной жалобой.

Надеюсь, что со временем удастся исключить необходимость приобщения таких просьб путем настойчивой и постоянной первоначальной подачи жалоб без приобщения «согласия» – считаю, что подобные документы от доверителя должны оставаться в адвокатском досье. Косвенно такое «согласие» суд кассационной инстанции может проверить, исследовав текст расписки о получении осужденным кассационной жалобы защитника, которую формирует суд первой инстанции.

В ходе данного спора защита также обратилась в Верховный Суд РФ в порядке, установленном Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» с просьбой разъяснить обоснованность (необоснованность) непринятия жалобы кассационным судом. Согласно ответу ВС, непринятие кассационной жалобы осуществляется в процессуальном порядке «возвращения без рассмотрения» путем формирования кассационным судом «письма» и возврата дела в первую инстанцию, поэтому отвечать на внепроцессуальный запрос адвоката в порядке указанного федерального закона обязанности для ВС не установлено. Процессуальных же способов обжалования «письма» УПК не предусматривает.


1 Определение КС от 28 мая 2009 г. № 803-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бутырина Дениса Сергеевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 49 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

2 См., например, Определение КС от 29 мая 2019 г. № 1230-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Филиппова Сергея Николаевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Рассказать:
Другие мнения
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области, Член Президиума коллегии адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов»
Дополнительный и необходимый инструмент реализации права на защиту
Профессиональная этика
Нюансы заключения соглашения на юрпомощь в интересах третьего лица
15 мая 2024
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по защите прав адвокатов, советник ФПА РФ
Изменения назрели
Профессиональная этика
Бездействие дискредитирует саму суть адвокатской деятельности
23 апреля 2024
Айрапетян Нарине
Айрапетян Нарине
Адвокат АП Ставропольского края, член Совета АПСК, заместитель председателя Коллегии адвокатов «ARMIUST»
Главное – оставаться собой
Методика адвокатской деятельности
Самонавязывания недопустимы
23 апреля 2024
Кеда Дарья
Кеда Дарья
Адвокат АП Краснодарского края
Определиться с позиционированием
Методика адвокатской деятельности
Зачем адвокату социальные сети? И как вести блог, чтобы доверитель обращался за юридической помощью?
23 апреля 2024
Старченко Виталий
Старченко Виталий
Адвокат АП Ставропольского края
Ненадлежащее оказание юридической помощи: сложности толкования и оценки
Методика адвокатской деятельности
Спорные вопросы основания гражданско-правовой ответственности адвоката
16 апреля 2024
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Ознакомление адвоката с материалами дела – не право, а обязанность
Профессиональная этика
Совет АПГМ напомнил важные постулаты защиты, в том числе по назначению
09 апреля 2024
Яндекс.Метрика