×

Восполнение правового вакуума

Проект стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве: некоторые предложения по совершенствованию
Рагулин Андрей
Рагулин Андрей
Адвокат АП Москвы, д.ю.н., главный редактор журнала «Евразийская адвокатура»
Документ под названием «Стандарт участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве», имеющийся в настоящее время в виде соответствующего проекта, как следует из анализа его содержания, несомненно, будет полезен как для добросовестных представителей адвокатского сообщества, так и для тех, кому будет оказываться юридическая помощь в уголовном судопроизводстве.

Необходимость принятия Стандарта обусловлена тем, что многие значимые аспекты деятельности адвоката-защитника не нашли своего отражения в нормах Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и положениях Кодекса профессиональной этики адвоката. В связи с этим положения Стандарта следует воспринимать как направленные на некоторое восполнение существующего ныне правового вакуума применительно к организационным и тактическим основам деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Анализ положений предлагаемого к принятию Стандарта показывает, что его разработчики ответственно подошли к поставленной задаче и постарались зафиксировать в нем выработанные практикой адвокатской деятельности минимальные требования, которые необходимо соблюдать адвокату-защитнику вне зависимости от формы оплаты его деятельности.

Кроме того, принятие Стандарта предполагает, что адвокат-защитник сможет ссылаться на его положения при обосновании своих конкретных действий в рамках его профессиональной деятельности, а это будет в значительной степени способствовать минимизации различного рода претензий, предъявляемых к нему со стороны судей и представителей следственных органов. С другой стороны, положения Стандарта будут способствовать ликвидации так называемых карманных адвокатов, поскольку нарушение его норм однозначно будет трактоваться квалификационными комиссиями адвокатских палат как основание для привлечения таких адвокатов к строгой дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения соответствующего статуса.

Пользуясь случаем, хотелось бы высказать несколько пожеланий, которые могли бы найти свое отражение в положениях Стандарта, а также пожеланий организационного характера.

1. В ряде норм Стандарта (напр. п. 3 ст. 1, п. 4 ст. 1) адвокату-защитнику предписывается осуществлять уведомление своих коллег, в то же время в Стандарте не предусматривается форма подобного уведомления, а также не в полной мере учитывается, что осуществить предписываемое уведомление может быть крайне сложно ввиду организационных причин: адвокаты далеко не всегда знакомы друг с другом лично, а значит, могут не иметь контактных данных друг друга. Надеяться на адвокатские палаты субъектов в таких случаях, по крайней мере пока, также не следует, поскольку нередко они не ведут оперативного сбора контактных данных всех адвокатов – членов палат. Подзащитный также может по объективным причинам не располагать контактными данными своих адвокатов. В связи с этим следует на практике реализовать возможность бесперебойного централизованного обеспечения предоставления адвокатскими палатами актуальных контактных данных адвокатов – членов этих палат для целей исполнения требований Стандарта. При обсуждении стандарта необходимо заострить внимание на форме подобного уведомления, позволяющего при необходимости осуществить проверку его осуществления.

2. В п. 2 ст. 2 Стандарта содержится положение о том, что если подзащитный отказывается от получения юридической помощи по соглашению, заключенному адвокатом с иным лицом, то адвокат обязан письменно отказаться от его исполнения и прекратить выполнение обусловленного соглашением поручения.

Представляется необходимым дополнить этот пункт правилом о том, что адвокат должен незамедлительно уведомить доверителя об отказе от выполнения обусловленного соглашением поручения, а также положением о том, что адвокат в этом случае имеет право на возмещение доверителем фактически понесенных расходов на выполнение поручения и оплату гонорара, соразмерного произведенным «трудозатратам». Следует также рекомендовать адвокатским образованиям озаботиться включением соответствующих условий в типовые соглашения об оказании юридической помощи по уголовным делам.

3. В п. 2 ст. 3 Стандарта указывается, что при наличии у адвоката достоверной информации об отсутствии приглашения подозреваемым или обвиняемым защитника по соглашению и их нежелании воспользоваться этим правом либо невозможности явки адвоката, с которым заключено соглашение, в течение 24 часов с момента фактического задержания или заключения под стражу подозреваемого, обвиняемого адвокат вправе вступить в уголовное дело по назначению до истечения указанного срока.
Представляется, что в целях исключения злоупотребления правами адвокатом-защитником, ввиду несколько размытого понятия «наличие достоверной информации», необходимо закрепить в Стандарте правило о необходимости получения письменного согласия от подзащитного на вступление в уголовное дело в случае, о котором идет речь в п. 2 ст. 3.

4. В названии ст. 12 Стандарта указывается на обжалование приговора или иного судебного акта в то время как в самой статье речь идет только о приговоре. Представляется необходимым указать в положениях нормы и на иные судебные акты.

5. В п. 2 ст. 13 Стандарта содержится правило о том, что когда лицо, проводящее следственное, процессуальное действие, или председательствующий в судебном заседании, грубо нарушает закон и иным образом существенно нарушает действующее законодательство и при этом степень подобного нарушения, по убеждению защитника, подрывает базовые принципы и назначение уголовного судопроизводства, делая невозможным разумное, добросовестное и квалифицированное выполнение обязанностей защитника по защите прав и интересов подзащитного, защитник вправе отказаться от участия в следственном или ином процессуальном действии и (или) покинуть место его проведения, а равно отказаться от участия в судебном заседании.

Далее, в п. 3 ст. 13 Стандарта указывается, что до момента совершения защитником подобных действий необходимо предварительно в надлежащей процессуальной форме отреагировать на неправомерные действия дознавателя, следователя, суда, а также подать заявление о невозможности честно, разумно, добросовестно и квалифицированно оказывать юридическую помощь подзащитному.
Для избегания двусмысленности при совокупной трактовке приведенных выше норм, представляется необходимым конкретизация в положениях Стандарта того, что перед покиданием места проведения судебного заседания адвокату-защитнику следует заявить возражения на действия председательствующего на основании ч. 3 ст. 243 УПК РФ со ссылкой на данный пункт Стандарта, с тем, чтобы соответствующее возражение могло иметь предупредительный эффект, а также было зафиксировано в протоколе судебного заседания. Применительно к стадии предварительного расследования требуется прямое закрепление в Стандарте тезиса о том, что адвокат-защитник должен сделать устное заявление, которое следователь в силу ч. 4 ст. 166 УПК РФ обязан занести в протокол следственного действия.

В то же время установление необходимости подачи адвокатом-защитником отдельного заявления о невозможности честно, разумно, добросовестно и квалифицированно оказывать юридическую помощь подзащитному (как это следует из положения Стандарта ввиду использования в ч. 3 ст. 13 слова «также») нам представляется излишним ввиду того, что соответствующее заявление, послужившее поводом для заявления возражения на действия председательствующего и заявления в протоколе следственного действия и так должно содержать соответствующее заявление адвоката-защитника.

В п. 4 ст. 13 Стандарта содержится правило о том, что в тех случаях, когда защитник отказался участвовать в следственном или ином процессуальном действии, покинул место его проведения, отказался от участия в судебном заседании, а также отказался от принятой на себя защиты по делу, либо приостановил принятую на себя защиту, защитник обязан незамедлительно сообщить об этом в совет адвокатской палаты, однако не указано, в какой форме он должен это сделать. Учитывая исключительность подобной меры реагирования адвоката-защитника на процессуальные нарушения и особую значимость реализации права на защиту, а также необходимость фиксации и учета соответствующих фактов силами адвокатских палат, представляется необходимым обязательное установление в Стандарте письменной формы подобного уведомления.

6. Представляется необходимым официальное привлечение к обсуждению Стандарта широкого круга представителей юридического сообщества, в том числе представителей прокуратуры, следственных органов и судей, с тем, чтобы при формулировании положений Стандарта были бы учтены пожелания и предложения всех участников уголовного судопроизводства.

Рассказать коллегам:
Другие мнения
Тарасов Никита
Тарасов Никита
Адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов (адвокатская консультация № 31), старший преподаватель ЮФ НИУ ВШЭ-Санкт-Петербург
Мимикрия под адвокатов
Профессиональная этика
О незаконном заимствовании репутации адвокатского сообщества
06 Февраля 2018
Шаров Геннадий
Шаров Геннадий
Вице-президент ФПА РФ
Особый статус
Профессиональная этика
Адвокаты вправе критиковать судебную систему при условии соблюдения норм закона и правил профессиональной этики
06 Февраля 2018
Клювгант Вадим
Клювгант Вадим
Вице-президент Адвокатской палаты Москвы, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов
О серьезном – всерьез
Профессиональная этика
Цель сохранения конфиденциальности полученных от подзащитного сведений была правомерной, однако избранный способ ее достижения – нет
05 Февраля 2018
Баренбойм Петр
Баренбойм Петр
Адвокат АП Г. Москвы, адвокатская контора «Аснис и партнеры»
Роботы-юристы наступают
Методика адвокатской деятельности
О новых технологиях и адвокатуре
02 Февраля 2018
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры»
Решение – неубедительное
Профессиональная этика
Совет АП г. Москвы должен был проанализировать поведение адвоката Динзе с точки зрения его соответствия международным актам
02 Февраля 2018
Толчеев Михаил
Толчеев Михаил
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент АП Московской области
Заверенная копия не есть оригинал
Методика адвокатской деятельности
Декларация о принятии ответственности за соответствие представляемой суду копии оригиналу не создает «надлежаще заверенную копию документа»
02 Февраля 2018