×

Усовершенствовать юридико-техническую составляющую

Принятие законопроекта, устанавливающего дополнительные гарантии независимости адвокатов, будет способствовать обеспечению действенной реализации права на получение квалифицированной юридической помощи, однако в его текст требуется внести ряд дополнений
Рагулин Андрей
Рагулин Андрей
Адвокат АП Москвы, д.ю.н., главный редактор журнала «Евразийская адвокатура»
Профессиональные права адвоката-защитника должны быть реализованы
Анализ практики применения отечественных нормативно-правовых актов и имеющихся в настоящее время научных данных показывает, что многие законодательно закрепленные положения, призванные способствовать эффективному осуществлению адвокатом своей процессуальной функции, носят несовершенный характер в силу существующих дефектов правоприменения, препятствующих их реализации. В результате адвокаты нередко не имеют возможности полноценно и эффективно осуществлять профессиональную деятельность, а их профессиональные права ущемляются.

Содержание проекта федерального закона № 99653-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (о дополнительных гарантиях независимости адвокатов при оказании ими квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве)» (далее – законопроект) показывает, что в нем предусматриваются правовые нормы, призванные способствовать сокращению рисков воспрепятствования допуску защитника к участию в досудебной процессуальной деятельности, в том числе на первоначальном этапе, исключению немотивированных отказов в рассмотрении и удовлетворении ходатайств об исследовании доказательств, приобщении к делу заключений специалистов, документов и других материалов и иных неправомерных ограничений в реализации адвокатом его процессуальной функции.

В законопроекте предлагается закрепить на законодательном уровне изменения ст. 49 УПК РФ, согласно которым адвокат вступает в уголовное дело, а не допускается к участию в нем и обладает всеми процессуальными правами с момента вступления в уголовное дело, а не с момента его допуска. Предусматривается также введение нормы, в соответствии с которой в случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в него адвокату предоставляется свидание с ними по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

Уточняется положение ст. 56 УПК РФ: адвокат не может являться свидетелем по уголовному делу, за исключением случаев, когда о допросе в качестве такового ходатайствует сам адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах последних.

В ст. 58 УПК РФ вводится положение о том, что нельзя не удовлетворить ходатайство стороны защиты о привлечении к участию в производстве по уголовному делу специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. При этом расширяется сфера привлечения адвокатом специалиста: предполагается разрешить его участие не только в следственных, но и в иных процессуальных действиях и судебных заседаниях.

Законопроект предполагает установить, что защитнику не может быть отказано в участии в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо по ходатайству самого подозреваемого, обвиняемого.

Нормы УПК РФ дополняются положениями, обязывающими органы предварительного расследования и суд учитывать принятый адвокатской палатой порядок участия адвоката в уголовных делах в качестве защитника по назначению, что позволит избежать игнорирования решений органов адвокатского самоуправления и назначения адвокатов для участия в уголовных делах вопреки интересам подозреваемых, обвиняемых.

В законопроекте содержится запрет на использование в качестве доказательств материалов, полученных путем их изъятия из производства адвоката по делам его доверителей.

В тексте УПК РФ сформулирован ряд минимально необходимых условий, направленных на обеспечение требований о конфиденциальности в адвокатской деятельности и защите адвокатской тайны при проведении в отношении адвоката оперативно-розыскных мероприятий и отдельных следственных действий.  Причем проведение таких действий предлагается разрешать лишь в отношении адвокатов, против которых возбуждено уголовное дело или которые привлечены в качестве обвиняемых по делу, возбужденному в отношении других лиц, или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления. В остальных случаях осмотр жилых и служебных помещений, используемых для осуществления адвокатской деятельности, может быть произведен, только когда в указанных помещениях обнаружены признаки совершения преступления.

При этом осмотр места происшествия без участия члена совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого производится осмотр, или иного представителя, уполномоченного президентом этой адвокатской палаты, допускается только при невозможности обеспечения такого участия.

В УПК РФ вносится ст. 450.1, устанавливающая требования к постановлению суда о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки в отношении адвоката. В постановлении должны указываться данные, служащие основанием для производства таких следственных действий, а также конкретные отыскиваемые объекты. Изъятие иных объектов не допускается. В ходе обыска, осмотра и (или) выемки в помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, запрещается изъятие всего производства адвоката по делам его доверителей, а также фотографирование, киносъемка, видеозапись и иная фиксация материалов досье.

В законопроекте конкретизируются положения ст. 161 УПК РФ о содержании сведений, составляющих тайну предварительного расследования и не подлежащих разглашению адвокатом. Предусматривается, что не запрещается придавать гласности информацию о нарушениях прав, свобод и законных интересов участников уголовного дела и иных лиц, а также о нарушении закона со стороны органов власти и должностных лиц.

В законопроекте устанавливается, что не признаются тайной и данные предварительного расследования, оглашенные в открытом судебном заседании, а также сведения, распространенные следователем, дознавателем или прокурором в средствах массовой информации, в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» или иным публичным способом.

Не является разглашением данных предварительного расследования изложение сведений по уголовному делу в ходатайствах, заявлениях, жалобах и иных процессуальных документах по этому делу, в заявлениях и иных документах, подаваемых в государственные и межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, а также предоставление сведений по уголовному делу лицу, привлекаемому к участию в этом деле в качестве специалиста, при условии дачи им письменного обязательства о неразглашении указанных сведений без согласия следователя или дознавателя.

Законопроектом вносятся изменения, которые позволят обеспечить возможность обжалования в кассационном порядке вступивших в законную силу судебных актов лицам, ранее не обращавшимся с жалобой на вступивший в силу судебный приговор либо обращавшимся в кассационную инстанцию, но по другим правовым основаниям.

Содержание законопроекта в полной мере согласуется с правовыми позициями, выраженными в ряде решений Конституционного Суда РФ, с позицией Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, сформулированной им в рекомендациях «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности» и «О дополнительных гарантиях независимости адвокатов при исполнении ими служебных обязанностей», а также с предложениями, сделанными в результате работы круглого стола «Актуальные проблемы развития адвокатуры как института, предназначенного для оказания квалифицированной юридической  помощи», проведенного в рамках Общероссийского гражданского форума – 2016 (г. Москва, 19 ноября 2016 г.).

Таким образом, законопроект направлен на решение значительного числа существующих в современной правоприменительной практике проблем, связанных с реализацией ряда профессиональных прав адвоката как участника уголовного судопроизводства.
 
Дополнения необходимы
Наряду с этим представляется необходимым внесение в законопроект ряда дополнений, направленных на совершенствование юридико-технической составляющей содержащихся в нем правовых норм.

1. В законопроекте предполагается, что ст. 159 УПК РФ будет выглядеть следующим образом:
«Статья 159. Обязательность рассмотрения ходатайства
1. Следователь, дознаватель обязан рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство в порядке, установленном главой 15 настоящего Кодекса.
2. При этом подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (выделено мною. – А.Р.).
2.1. Защитнику не может быть отказано в участии в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо по ходатайству самого подозреваемого или обвиняемого.
2.2. Лицам, указанным в части второй настоящей статьи, не может быть отказано в приобщении к материалам уголовного дела доказательств, в том числе заключений специалистов, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами (выделено мною. – А.Р.).
3. В случае полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайства следователь, дознаватель выносит постановление.
4. Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса».

Представляется, что по замыслу законодателя изменяемая норма будет способствовать укреплению принципа состязательности и равноправия сторон уголовного судопроизводства и принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, закрепленного в ст. 15 и 16 УПК РФ. Вместе с тем результаты проведенных к настоящему времени научных исследований показывают: ныне действующие положения ст. 159 УПК РФ надлежащим образом не обязывают должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, производить проверку доказательственной информации, собранной адвокатом.

Обусловлено это в значительной степени тем, что согласно ст. 159 УПК РФ соответствующие действия могут быть проведены, только если в заявленном ходатайстве указываются обстоятельства, имеющие, по оценке должностного лица, значение для данного уголовного дела. Отсутствие четкого нормативно установленного ориентира для определения того, что же понимать под такими обстоятельствами, ставит принятие решения по соответствующему ходатайству в зависимость от субъективного усмотрения правоприменителя и препятствует эффективной реализации профессионального права адвоката-защитника на удовлетворение ходатайства. В связи с этим более продуктивным представляется нормативное увязывание упомянутого в ст. 159 УПК РФ основания, о котором говорилось выше, с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания по уголовному делу, тем более что он нормативно закреплен в положениях ст. 73, а также в ст. 421 и 434 УПК РФ. Поэтому ч. 2 ст. 159 УПК РФ целесообразно изложить в следующей редакции:
«2. При этом подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, указаны в положениях статей 73, 421 ил 434 настоящего Кодекса …
2.2. Лицам, указанным в части второй настоящей статьи, не может быть отказано в приобщении к материалам уголовного дела доказательств, в том числе заключений специалистов, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, указаны в положениях статей 73, 421 ил 434 настоящего Кодекса».

Наименование же ст. 159 УПК РФ в связи с ее изменившимся содержанием необходимо скорректировать следующим образом: «Статья 159. Обязательность рассмотрения и удовлетворения ходатайства».

2. Как уже отмечалось, из содержания законопроекта следует, что обыск, осмотр и (или) выемка в отношении адвоката должны быть произведены в присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, члена совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого производятся указанные следственные действия, или иного представителя, уполномоченного президентом этой адвокатской палаты.

Однако в положениях УПК РФ нет указания на совокупность процессуальных прав такого специального представителя адвокатской палаты и на порядок удостоверения его полномочий.

В связи с этим следует предусмотреть в предлагаемой к принятию ст. 450.1 УПК РФ ч. 4 и 5 следующего содержания:
«4. Член совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого производятся следственные действия, или иной представитель, уполномоченный президентом этой адвокатской палаты, подтверждает свои полномочия доверенностью, выданной президентом адвокатской палаты.
5. При участии лица, указанного в части 4 статьи 450.1 настоящего Кодекса, в производстве обыска, осмотра и (или) выемки в отношении адвоката, это лицо имеет право присутствовать при проведении следственных действий, знакомиться с постановлением об их проведении и протоколами, составленными в результате их проведения, а также право подавать на них замечания и жалобы»
.

Вывести качество оказываемой адвокатами помощи на новый уровень
Научные исследования в сфере адвокатуры и адвокатской деятельности показывают, что основными критериями, обусловленными содержанием международно-правовых норм, которым должно соответствовать внутригосударственное законодательство в сфере юридического закрепления института профессиональных прав адвоката, являются:
– обеспечение своевременного доступа адвоката к подзащитному; обеспечение конфиденциальности контактов адвоката с подзащитным;
– закрепление в законодательстве такого объема гарантированных профессиональных прав адвоката, который в современных условиях развития государства и общества является достаточным для эффективного выполнения соответствующей процессуальной функции;
– исключение любой возможности наказания адвоката за осуществление законной профессиональной деятельности; обеспечение невмешательства в такую деятельность;
– эффективная защита от незаконных посягательств на личность, собственность и профессиональную деятельность адвоката со стороны государства.

В целях приведения отечественного законодательства в соответствие с этими критериями при обсуждении представленного законопроекта необходимо рассмотреть и другие сформулированные в юридической науке идеи, способные вывести качество оказываемой адвокатами юридической помощи в уголовном судопроизводстве на принципиально иной уровень. Среди них наиболее значимыми являются следующие предложения:
– о введении уголовной и административной ответственности за незаконное воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката и (или) незаконное вмешательство в эту деятельность;
– об исключении возможности привлечения адвоката к ответственности за непредставление сведений (информации), составляющих адвокатскую тайну, по запросу должностных лиц государственных органов и иных лиц;
– об исключении возможности привлечения адвоката к ответственности за выраженное им при осуществлении профессиональной деятельности мнение и о закреплении возможности выражать его, кроме случаев, когда судом установлена вина адвоката в совершении преступных действий либо когда в рамках дисциплинарного производства установлен факт виновного нарушения адвокатом положений действующего законодательства или требований профессиональной этики;
– о конкретизации перечня лиц, связанных с адвокатом, на которых распространяется государственная защита, путем включения в него родственников и близких и расширении перечня государственных органов, осуществляющих защитительные мероприятия;
– об установлении условия привлечения адвоката как специального субъекта, осуществляющего публично-правовую функцию по обеспечению конституционной гарантии оказания квалифицированной юридической помощи, к уголовной или административной ответственности лишь при наличии согласия квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, с предоставлением комиссии права отказать в даче такого согласия в случае, если будет установлено, что инкриминируемое адвокату деяние обусловлено правомерным осуществлением им профессиональной деятельности;
– о включении в перечень лиц, не подлежащих вызову и допросу в качестве свидетелей, доверителя адвоката, по вопросам, касающимся содержания его общения с адвокатом, а также рекомендаций, данных адвокатом, планируемых и осуществляемых адвокатом действий по представлению и защите законных интересов доверителя;
– об ответственности за нарушение прямого законодательного запрета на истребование от адвоката-защитника при встречах с подзащитным иных документов, помимо удостоверения адвоката и ордера, и о придании удостоверению адвоката статуса документа, удостоверяющего личность;
– об установлении законодательного запрета на производство оперативно-розыскных мероприятий и на применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, а также следственных действий в отношении адвоката без предварительного судебного разрешения на использование полученных в результате этих действий предметов и документов в качестве доказательств обвинения в случаях, когда они входят в производство адвоката по делам его доверителей;
– о запрещении задержания адвоката на срок свыше трех часов без судебного решения, установлении обязательного порядка немедленного сообщения о произведенном задержании адвоката и привлечении его к ответственности в адвокатскую палату субъекта Российской Федерации, о разрешении присутствия при производстве всех без исключения следственных и процессуальных действий и судебного рассмотрения уголовного дела в отношении адвоката специально уполномоченного представителя адвокатской палаты субъекта Российской Федерации;
– об установлении процессуальной санкции в виде запрета на утверждение обвинительного заключения (обвинительного акта) прокурором в случае установления факта отказа в удовлетворении ходатайства адвоката-защитника о проверке и приобщении к материалам дела собранной им доказательственной информации и отказа в использовании этой информации в процессе доказывания, когда согласно ст. 159 УПК РФ в удовлетворении соответствующего ходатайства не может быть отказано;
– о введении судебного порядка дачи разрешения на получение адвокатом-защитником ответа на запрос, справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций, если они содержат государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также сведений, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, либо о получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами и иных сведений, содержащих информацию ограниченного доступа, о введении административной ответственности за непредставление сведений (информации) по запросу адвоката, о сокращении срока получения ответа на запрос адвоката;
– об установлении судебного порядка привлечения к административной ответственности за непредставление сведений по запросу адвоката по ст. 5.39 КоАП РФ, в случае если субъектом правонарушения являются должностные лица органов прокуратуры, а также следственных органов и органов дознания;
– об исключении нормативных положений, согласно которым встреча адвоката-защитника с подзащитным по решению дознавателя или следователя может быть сокращена до двух часов;
– о разрешении проносить на территорию места содержания под стражей персональные компьютеры для совместного с подзащитным изучения материалов уголовного дела и составления процессуальных документов;
– о запрещении производства оперативно-розыскных мероприятий во время встреч адвоката с доверителем, о конкретизации перечня оснований для осуществления перлюстрации переписки адвоката с его доверителем, содержащимся под стражей, о детализации оснований и порядка проведения личного досмотра адвоката при посещении мест содержания под стражей;
– о разрешении адвокату-защитнику при участии в следственных и процессуальных действиях без ограничений применять технические средства для фиксации хода и результатов этих действий, о детализации содержания профессионального права адвоката-защитника на применение технических средств в ходе расследования и рассмотрения уголовного дела, о разрешении иным лицам по поручению адвоката-защитника осуществлять киносъемку, видеосъемку и аудиозапись;
– о детализации содержания права адвоката-защитника на ознакомление с материалами уголовного дела в процессе предварительного расследования с расширением перечня документов, с которыми он вправе знакомиться, включая возможность изготовления их копий либо получения таковых от следователя (дознавателя);
– об уточнении содержания профессионального права адвоката-защитника на ознакомление с материалами уголовного дела по завершении предварительного расследования путем введения процедуры ознакомления, исключающей произвольное изменение и дополнение материалов дела, об уточнении перечня оснований, не позволяющих адвокату-защитнику получать и хранить при себе копии из материалов дела.

Принятие предлагаемого законопроекта с учетом приведенных выше предложений будет способствовать созданию действенных правовых механизмов для осуществления профессиональных прав адвоката-защитника, что укрепит престиж и повысит эффективность адвокатской деятельности, а значит, обеспечит более полную реализацию права на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированного ст. 48 Конституции РФ.


Рассказать:
Другие мнения
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Исполнительный вице-президент адвокатской палаты Ставропольского края
Рекомендации адвокатам в случае «двойной защиты»
Участие в судопроизводстве по назначению
Как избежать нарушения права на защиту лица путем навязывания ему помощи назначенного защитника
18 Октября 2018
Кулакова Екатерина
Кулакова Екатерина
Юрист Общественного движения «Молодые юристы России»
Система обратного выкупа – buy-back
Гражданское право и процесс
Где применяется обратный выкуп и почему российским компаниям стоит насторожиться
10 Октября 2018
Чупров Анатолий
Чупров Анатолий
Помощник адвоката в МКА «ГРАД»
Важное за сентябрь
Гражданское право и процесс
Новые постановления Правительства РФ, подзаконные акты, акты высших судов в сфере гражданского, административного и налогового законодательства, арбитражного процесса
08 Октября 2018
Ванюков Сергей
Ванюков Сергей
Адвокат АП Чувашской Республики, группа проекта EVIDENCE SAKHALIN-2018
О вмешательстве в частную жизнь
Международное право
ЕСПЧ: «Частная жизнь» – не только дом, но и место работы и другие публичные места
04 Октября 2018
Курносов Сергей
Курносов Сергей
Адвокат ПА Нижегородской области, Нижегородской областной коллегии адвокатов
Учет протокола адвокатского опроса в качестве доказательства
Гражданское право и процесс
Суд обязан выносить на обсуждение сторон юридически значимые обстоятельства
03 Октября 2018
Мальбин Дмитрий
Мальбин Дмитрий
Адвокат юридической фирмы «ЮСТ», кандидат юридических наук
Индексация присужденных сумм с учетом индекса потребительских цен?
Гражданское право и процесс
Критерий добросовестности для решения этого вопроса вызывает сомнения
02 Октября 2018