×
Рагулин Андрей
Рагулин Андрей
Адвокат АП Москвы, д.ю.н., профессор кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя, доцент, главный редактор международного научно-практического юридического журнала «Евразийская адвокатура»

О техногенной катастрофе и ее последствиях

15 июля 2014 г. в московском метро произошла крупнейшая за всю его историю техногенная катастрофа: в 8 часов 34 минуты на Арбатско-Покровской линии в перегоне между станциями «Парк победы» и «Славянский бульвар» произошло крушение поезда.

В результате крушения поезда погибли 24 человека, 187 пассажирам причинен вред здоровью различной степени тяжести, 17 получили телесные повреждения, не расценивающиеся как причинившие вред здоровью.

По распоряжению правительства Москвы от 16 июля 2014 г. № 362-РП потерпевшим были выплачены компенсации. Семьям граждан, погибших (умерших) в результате аварии, – 1 млн руб. на каждого погибшего. Лицам, получившим повреждения здоровья: травмы тяжелой степени – 500 тыс. руб.; травмы средней степени – 250 тыс. руб.; травмы легкой степени – 50 тыс. руб.

Наряду с этим пострадавшим были выплачены компенсации от ГУП г. Москвы «Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени метрополитен имени В.И. Ленина» (далее – московское метро). Следует отметить, что организация не была застрахована в соответствии с Федеральным законом от 14 июня 2012 г. № 67-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном». В связи с этим выплаты родственникам погибших в размере 2 млн руб. были произведены московским метро самостоятельно. Компенсации пострадавшим осуществлялись на основании Правил расчета суммы страхового возмещения при причинении вреда здоровью потерпевшего, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15 ноября 2012 г. № 1164, – от 2 тыс. руб. до 1 млн руб.

Приговором Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 9 ноября 2015 г. трое сотрудников метрополитена и сотрудник сторонней подрядной организации были признаны виновными в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации метрополитена, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека либо крупного ущерба, либо повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 263 УК РФ).

Двое сотрудников метро и сотрудник подрядной организации были осуждены к 5 годам 6 месяцам лишения свободы каждый с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Третий работник метро был осужден к 6 годамлишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

О взыскании компенсации морального вреда

Приговором суда был удовлетворен гражданский иск потерпевшего Ш., в пользу которого в счет компенсации морального вреда с осужденных были взысканы денежные средства в размере 1 млн руб. с каждого (всего – 4 млн руб.). Кроме того, с каждого из осужденных взыскано по 300 тыс. руб. (всего 1,2 млн руб.) в пользу другого потерпевшего – Н.

Однако апелляционным постановлением Московского городского суда от 1 июня 2016 г. этот приговор был изменен в отношении сотрудника порядной организации – наказание было снижено до 5 лет 3 месяцев лишения свободы в связи с частичной выплатой компенсации морального вреда потерпевшим, в остальной части приговор был оставлен без изменения, апелляционные жалобы осужденных и адвокатов – без удовлетворения.

Постановлением Президиума Московского городского суда от 7 октября 2016 г. решения судов первой и апелляционной инстанций в отношении осужденных в части разрешения гражданских исков, а именно – взыскания с осужденных в пользу потерпевших компенсации морального вреда – были отменены, дело в этой части направлено на новое рассмотрение в Дорогомиловский районный суд в порядке гражданского судопроизводства. Осужденным назначена для отбытия наказания колония-поселение. В остальной части приговор суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставлены без изменения.

Во время нового рассмотрения вытекающих из уголовного дела гражданских исков в дополнение к ранее предъявленным искам к московскому метро было подано исковое заявление о возмещении морального вреда от 82 потерпевших. Его суд по собственной инициативе разделил на 19 самостоятельных исков, а исковые требования истца Ш.. присоединил к первоначальному иску Ш. В итоге Дорогомиловским районным судом  рассмотрены 20 самостоятельных исковых заявлений.

По результатам судебного рассмотрения гражданских исков по всем делам были приняты решения о частичном удовлетворении исковых требований.

Суд в решениях отметил, что находит установленным в ходе судебного разбирательства, что вред здоровью истцов был причинен в результате крушения поезда, и сделал вывод о возложении обязанности по возмещению причиненного морального вреда на владельца источника повышенной опасности – московское метро.

С учетом объема и характера, степени физических и нравственных страданий, причиненных истцам, суд отметил, что полагает возможным заявленные каждым из истцов требования о компенсации морального вреда удовлетворить частично, взыскав с ответчика в пользу:

  • истцов, которые в результате катастрофы утратили супругов или близких родственников, – 150 тыс. руб.;
  • истцов, которым в результате катастрофы был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший тяжкие последствия, а также тех, кому был причинен тяжкий вред здоровью, опасный для жизни в момент причинения, – 80 тыс. руб.;
  • истцов, которым в результате катастрофы был причинен средней тяжести вред здоровью, – 40 тыс. руб.;
  • истцов, которым в результате катастрофы был причинен легкий вред здоровью, – 20 тыс. руб.

В решениях также было отмечено, что суд учел заслуживающие внимания обстоятельства: объяснения представителя истцов о степени и характере физических и нравственных страданий, которые перенесены истцами в связи с причиненным здоровью вредом. При этом суд отметил, что ответчик не является виновником произошедшего и его ответственность в данном случае наступает независимо от вины.

Мотивация апелляционных жалоб

В апелляционных жалобах, которые подали все истцы, указывалось, что в соответствии со ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен был также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред. По мнению истцов, данные требования закона судом надлежащим образом не были выполнены, поскольку размер денежной суммы, присужденной судом в пользу истцов в счет компенсации морального вреда, ввиду незначительности размера суммы присужденной компенсации не в полной мере соответствует степени физических страданий, причиненных истцам. 

Кроме того, в жалобах по ряду гражданских дел было отмечено, что размер суммы компенсации определен судом без учета индивидуальных особенностей истцов.

По мнению истцов, суд не учел, что первым приговором общая сумма компенсации морального вреда, взысканная с четырех подсудимых в пользу потерпевших, составляла 4 млн руб. (в отношении потерпевшего Ш., у которого в катастрофе погиб сын) и 1,2 млн (в отношении потерпевшего Н., которому был причинен средней тяжести вред здоровью). Причем размер компенсации был определен с учетом того, что она подлежала взысканию с физических лиц, очевидно обладающих меньшими финансовыми возможностями по сравнению с ответчиком по настоящему делу. Приговор в части решения, принятого по гражданскому иску, был отменен не в связи с неправильным определением суммы компенсации морального вреда, а по иным основаниям.

Истцы указали, что первым приговором фактически было установлено, что при исполнении договора перевозки, заключенного с истцами, ответчиком не были выполнены требования Закона о защите прав потребителей, обеспечивающие безопасность оказываемой услуги, а также не были созданы условия перевозки, отвечающие требованиям безопасности, предусмотренные законодательством РФ и правилами пользования метрополитеном.

Содержание положений ст. 1068 ГК РФ и данные обстоятельства также не были учтены судом при определении формы вины и степени вины нарушителя и, как следствие, при определении размера присужденной судом в пользу истцов компенсации.

Кроме того, из приговора суда, других материалов дела, а также положений действующего законодательства следует, что вина ответчика в произошедшей катастрофе заключается в том, что им надлежащим образом не был осуществлен контроль и надзор за деятельностью своего работника и работников сторонней организации.

Дело в том, что двое сотрудников московского метро и работник подрядной организации выполняли работу на основании гражданско-правового договора и действовали по заданию ответчика, а еще один сотрудник выполнял работу по трудовому договору (контракту). На основании п. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, при этом работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Однако апелляционными определениями Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда вынесенные по делу решения Дорогомиловского районного суда г. Москвы были оставлены без изменения, в апелляционные жалобы представителя истцов – без удовлетворения.

Мотивация кассационных жалоб

В кассационных жалобах, направленных истцами в Президиум Московского городского суда, указывалось, что суд апелляционной инстанции в обоснование мотивов отказа в удовлетворении жалоб указал, что «наличие в законодательстве конкурирующих норм, регулирующих сходные отношения, не предоставляет истцу право предъявления исковых требований по всем правовым основаниям».

Данный вывод суда апелляционной инстанции, повлиявший на исход дела, по мнению истцов, является ошибочным, поскольку норма ст. 131 ГПК РФ не предъявляет к содержанию и форме искового заявления такие требования, как обязательность указания норм права и правовых оснований.

Судом апелляционной инстанции также были проигнорированы доводы жалоб, свидетельствующие о том, что вопреки положениям ст. 195 ГПК РФ обжалуемые решения суда не являются законными и обоснованными, поскольку при их принятии суд основывался на неправильной гражданско-правовой квалификации сложившихся правоотношений.

Содержание судебных постановлений, принятых по настоящему делу, основанных на первоначальном приговоре, исследованном в качестве доказательства по делу, а также положения ст. 1068 ГК РФ и Закона о защите прав потребителей позволяют утверждать, что ответчик должен нести гражданско-правовую ответственность перед истцамине в качестве ответственности за невиновноепричинение вреда, а за виновноепричинение вреда по причине установления судом факта наличия вреда, причиненного работниками ответчика. Это по смыслу закона предполагает более высокий характер и степень ответственности, а значит – более высокий размер компенсации, присужденной истцам – потерпевшим от виновных действий ответчика.

Судом как первой инстанции, так и апелляционной инстанции в принятых судебных актах не мотивировано, почему к имеющимся правоотношениям должны применяться именно нормы ст. 1064, 1079, 1083 ГК РФ, а не положения ст. 1068 ГК РФ.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб судьей Московского городского суда по всем заявленным жалобам были приняты решения об отказе в передаче состоявшихся по делу судебных решений для рассмотрения в суде кассационной инстанции.

В кассационных жалобах, поданных истцами в Верховный Суд РФ, отмечено, что судьей Московского городского суда в определениях об отказе в возбуждении кассационного производства в обоснование мотивов отказа указано, что «...судом учтены характер и тяжесть вреда здоровью истцов, обстоятельства причинения вреда и степень вины ответчика. То обстоятельство, что требования о компенсации морального вреда в данном случае могут быть заявлены по нескольким основаниям, самостоятельного значения для определения размера такой компенсации не имеет и подлежит учету лишь как одно из обстоятельств, влияющих на размер соответствующей компенсации, что и было сделано судом при разрешении настоящего спора».

Вместе с этим данный вывод в полной мере противоречит положениям, вытекающим из законодательства и состоявшимся по делу судебным решениям, поскольку в решении суда первой инстанции не указано, что суд учел в качестве одного из обстоятельств, влияющих на размер компенсации, тот факт, что ответчик должен нести гражданско-правовую ответственность за виновное причинение вреда в силу причинения вреда его работниками.

Как следует из текста решения, суд, напротив, указал лишь о том, что основанием гражданско-правовой ответственности в рассматриваемом деле является невиновное причинение вреда. 

Кроме того, суд апелляционной инстанции в обосновании мотивов отказа в удовлетворении жалобы указал, что наличие в законодательстве конкурирующих норм, регулирующих сходные отношения, не предоставляет истцу право предъявления исковых требований по всем правовым основаниям. В определении об отказе в передаче состоявшихся по делу судебных решений для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции сделан прямо противоположный вывод о том, что суд уже учел то, что требования о компенсации морального вреда заявлены по нескольким правовым основаниям.

Из изложенного можно прийти к заключению, что при принятии судебных решений по исковым заявлениям, поданным в интересах пострадавших в катастрофе 83 лиц, судами осуществлена неправильная гражданско-правовая квалификация действий ответчика и не учтены все заслуживающие внимания обстоятельства, что привело к неправильному и явно неадекватному определению судом размера компенсации за причиненный потерпевшим моральный вред и фактически к массовому нарушению прав и свобод граждан.

Выводы

В настоящее время ожидается получение документов для дальнейшего обжалования принятых по делу судебных решений, а также направлено обращение к Уполномоченному по правам человека в РФ.

Описанные судебные акты позволяют сделать следующие выводы: 

1.  Относительно установления «стоимости» человеческой жизни исходя из итогов процесса: 1 млн 41 тыс. 930 руб. (компенсация от Правительства Москвы) + 2 млн руб. (Федеральный закон от 14 июня 2012 г. № 67-ФЗ) + 150 тыс. руб. (компенсация морального вреда) = 3 млн 191 тыс. 930 руб.

2.  О содержании и применении правовых норм:

2.1. Положения ГПК РФ о возможности судьи по собственному усмотрению разделить исковые требования (ч. 2 ст. 151 ГПК РФ) не в полной мере отвечают интересам истцов по коллективным искам.  

2.2. Критерии разумности и справедливости, заложенные в ГК РФ как условия определения размера компенсации морального вреда (ст. 1101 ГК ПФ), не отвечают потребностям истцов по соответствующим искам в силу чрезмерной абстрактности и неопределенности.

2.3. Суды при разрешении дела и вынесении решения необоснованно отдают приоритет тем правовым нормам, положения которых позволяют минимизировать размер компенсации морального вреда (нормы ст. 1100 ГК РФ для суда оказываются приоритетнее, нежели ст. 1068 ГК РФ).

2.4. Суды в нарушение положений ст. 151 ГК РФ в делах о возмещении морального вреда не учитывают иные заслуживающие внимания обстоятельства, которые могут  приниматься во внимание при определении размера компенсации морального вреда, и не уделяют достаточного внимания вопросу об учете степени вины нарушителя.

Рассказать:
Другие мнения
Кислякова Наталья
Кислякова Наталья
Юрист практики Международного коммерческого арбитража АБ КИАП
Протокол адвокатского опроса: регулирование в Англии
Международное право
Признается доказательством, но есть строгие правила взаимодействия адвоката со свидетелями
17 Декабря 2018
Чеботарев Александр
Чеботарев Александр
Адвокат МКА «ЗАЩИТА», доцент НИУ «ВШЭ»
«Олимпийский чемпион на территории России»
Международное право
О решении суда, позволяющем не исполнять в России решение Международного спортивного суда
17 Декабря 2018
Федотов Михаил
Федотов Михаил
Советник президента – Председатель СПЧ
Рекомендации СПЧ по соблюдению принципов открытости и законности в учреждениях УИС
Уголовно-исполнительное право
Подготовлены по итогам 64-го специального заседания СПЧ
17 Декабря 2018
Ляскало Алексей
Ляскало Алексей
Доцент кафедры уголовного права НИУ ВШЭ, к.ю.н.
Противоречия судебной практики по делам о криминальном банкротстве
Арбитражное право и процесс
По мотивам неизданного постановления Пленума Верховного Суда РФ
14 Декабря 2018
Резник Генри
Резник Генри
Вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, член СПЧ
Речь в защиту Льва Пономарева в Московском городском суде
Уголовное право и процесс
Репост административно ненаказуем

13 Декабря 2018
Сидоркина Светлана
Сидоркина Светлана
Адвокат АП г. Москвы
На содержание под стражей фигуранта дела «Нового величия» подана жалоба в ЕСПЧ
Уголовное право и процесс
Основа дела – показания и провокации внедренных сотрудников
11 Декабря 2018