×

Высшая мера: материально-правовой аспект

Ни международное право, ни законодательство РФ не изменились в сторону желательности смертной казни

Теракт в «Крокус Сити Холле» стал одним из крупнейших в истории России, уступая по числу жертв лишь теракту в Беслане 1 сентября 2004 г. Трагедия повергла в шок множество россиян, заставив российские власти задуматься о дополнительных мерах безопасности в местах массового скопления людей. У торговых центров столицы появились вооруженные автоматами сотрудники полиции, в метро и аэропортах проводится более тщательный досмотр. Вместе с тем в СМИ появляются сообщения на тему возвращения смертной казни как высшей меры наказания после многолетнего моратория.

Возвращение данной меры наказания также обсудили на пленарном заседании Госдумы 26 марта. Председатель Госдумы Вячеслав Володин отметил, в частности, что референдума для возвращения этой меры наказания не требуется – достаточно исключительно решения Конституционного Суда РФ по этому вопросу. Однако независимо от процедурных аспектов такого предложения возникает вопрос: будет ли возвращение смертной казни истинно правовым с точки зрения как международно-правовых обязательств России, так и положений Конституции РФ?

На мой взгляд, нет, и вот почему.

В соответствии со ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. (далее – Пакт) смертная казнь дозволяется только для самых серьезных преступлений и исключительно на основании судебного решения в тех странах, где такая мера наказания не отменена. Вместе с тем в той же статье Пакта отмечено: «Ничто ˂…˃ не может служить основанием для отсрочки или недопущения отмены смертной казни каким-либо участвующим в настоящем Пакте государством». Эти слова похожи на ч. 2 ст. 20 Конституции РФ: «Смертная казнь вплоть до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания…». Обе нормы, как представляется, не направлены на введение или усиление роли смертной казни в системе наказаний. Комитет по правам человека ООН прокомментировал положения ст. 6 Пакта следующим образом:

  • пункт 6 ст. 6 подтверждает позицию, согласно которой государства-участники, которые еще не полностью отменили смертную казнь, должны в обозримом будущем встать на необратимый путь к полному искоренению смертной казни де-факто и де-юре1;
  • смертная казнь несовместима с полным уважением права на жизнь, и отмена смертной казни желательна2;
  • расширение сферы применения смертной казни ставит вопрос о совместимости подобных мер со ст. 6 Пакта3.

Даже если на смертную казнь был наложен временный мораторий в какой-либо форме, обратные шаги могут прямо нарушать действие ст. 6 Пакта. Действие этого международного договора по-прежнему обязательно для РФ.

Отдельные авторы полагают, что смертная казнь сама по себе может также нарушать право на свободу против пыток (являющуюся сверхимперативной нормой международного права) – либо в силу метода экзекуции, либо в силу лишь того, что любая смертная казнь обрекает любого на бесчеловечные страдания до приведения приговора в исполнение. Таким образом, возникает вопрос о признании смертной казни как самой себе противоречащей jus cogens, и отмечается, что международное право движется в этом направлении, хотя и достаточно медленно4.

Вместе с тем комментарии Комитета по правам человека ООН не являются строго обязательными для России, однако могут стать основанием для выводов в соображениях Комитета по индивидуальным жалобам. Несмотря на то что Пакт не содержит положений об обязательности соображений Комитета для стран-участниц Пакта, Конституционный Суд РФ отметил, что Россия не вправе уклоняться от исполнения таких соображений в силу принципа pacta sunt servanda, поскольку Комитет, по сути, занимается толкованием обязательного для России международного договора5. При этом, если мораторий на смертную казнь будет снят Конституционным Судом, вероятен аргумент о приоритете Конституции РФ над международным правом. Но, может быть, возвращение смертной казни запрещает и Конституция РФ?

Мораторий на смертную казнь был введен двумя решениями КС. Первое – Постановление от 2 февраля 1999 г. № 3-П – ввело временный мораторий, исходя из более технических соображений, так как не во всех регионах был введен суд присяжных. Однако Определение от 19 ноября 2009 г. № 1344-О-Р поставило «точку» (как оказалось – временную) в вопросе правомерности применения данной меры наказания. Суд, ссылаясь на обязательства, вытекающие из подписания Протокола № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод о полной отмене смертной казни, и на запрет лишать Протокол объекта и цели до момента ратификации, отметил, что применение смертной казни в России невозможно в том числе в силу взятых на себя международных обязательств. Стоит отметить, что со стороны России не было явно выраженного намерения отказаться от участия в Протоколе в соответствии со ст. 18 Венской конвенции о праве международных договоров, однако, как представляется, такое решение может быть оформлено в любой момент.

Несмотря на то что Протоколу была посвящена большая часть Определения КС, в его п. 7 отмечено следующее:

  • в результате длительного неприменения смертной казни сформировались устойчивые конституционно-правовые гарантии лица быть не подвергнутому смертной казни;
  • также на основании решений КС сложился легитимный конституционно-правовой режим, в рамках которого происходит необратимый процесс отмены смертной казни как исключительной меры наказания, носящей временный характер («впредь до ее отмены»).

В данном пункте Определения КС справедливо указано на положения не только международных документов, но и Конституции РФ, которая прямо и недвусмысленно рассматривает смертную казнь как временное решение. Сам по себе факт длительного неприменения смертной казни на основании моратория, введенного правовым актом национального уровня, является основанием полагать, что наступило время отменить смертную казнь как меру, время которой подошло к концу. Этот вывод основан на обязательствах, вытекающих из Основного закона РФ. Кроме того, не стоит забывать о связи этого вывода с положениями ст. 6 Пакта, обязывающего государства – участников Пакта принимать все меры для отмены смертной казни и не расширять ее действие в сравнении с предыдущим периодом времени.

В заключение добавлю, что ни международное право, ни национальное законодательство не изменились в сторону желательности принятия смертной казни, а напротив – с каждым днем отдаляются от этого.


1 Параграф 50 Общих замечаний № 36. 3 Сентября 2019 г. CCPR/C/GC/36.

2 Параграф 6 Общих замечаний № 6. 30 Апреля 1982 г.

3 Concluding observations of the Human Rights Committee: Peru, CCPR/C/79/Add.67, 25 июля 1996 г., параграф 15.

4 Juan E. Méndez. The Death Penalty and the Absolute Prohibition of Torture and Cruel, Inhuman, and Degrading Treatment or Punishment // Human Rights Brief. Vol. 20, Issue 1, Article 1.

5 Определение КС от 28 июня 2012 г. № 1248-О «По жалобе гражданина Хорошенко Андрея Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 статьи 403, частью четвертой статьи 413 и частями первой и пятой статьи 415 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Рассказать:
Другие мнения
Якупов Тимур
Якупов Тимур
Юрист, партнер агентства практикующих юристов «Правильное право», помощник депутата Госдумы РФ
«Статичное» регулирование или справедливый подход?
Семейное право
И вновь о дуализме механизма взыскания алиментов на содержание детей
11 апреля 2024
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник Федеральной палаты адвокатов РФ, адвокат АП г. Москвы, профессор кафедры уголовно-процессуального права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), д.ю.н.
Смертная казнь: уголовно-процессуальный аспект
Уголовное право и процесс
Включение данной меры в УК заставит вернуть эти составы преступлений в подсудность присяжных
04 апреля 2024
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»
Сопричинение вреда в умышленных преступлениях
Уголовное право и процесс
Статью 153 УПК целесообразно дополнить новым основанием для соединения уголовных дел
01 апреля 2024
Мухаметов Руслан
Мухаметов Руслан
Юрисконсульт ООО «РПК»
Год или три?
Арбитражный процесс
Исчисление срока исковой давности для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности
29 марта 2024
Буробин Виктор
Буробин Виктор
Член Совета ФПА РФ, адвокат АП г. Москвы, президент адвокатской фирмы «ЮСТИНА»
Смертная казнь: «за» и «против»
Уголовное право и процесс
Гражданское общество должно понимать, что с введением смертной казни безопасность людей не усилится
27 марта 2024
Делов Вадим
Делов Вадим
Адвокат Коллегии адвокатов НСО «Полковников, Тарасюк и партнёры»
Точечные законодательные изменения проблему не решат
Медицинское право
Одной лишь замены терминов для декриминализации медпомощи недостаточно
27 марта 2024
Яндекс.Метрика