×

Банковская гарантия не предполагает отказа в выплате на основе оценки обстоятельств исполнения обязательств

Суды взыскали со Сбербанка более полумиллиарда рублей, указав, что выплата по банковской гарантии должна производиться, если гарантом не представлено доказательств недобросовестности бенефициара
Фото: «Новая адвокатская газета»
Проанализировав дело, эксперты «АГ» согласились с решениями судов первой и апелляционной инстанций. Кроме того, один из них отметил важность постановления для судебной практики, поскольку оно подтверждает сложившиеся в ней позиции относительно взаимосвязанности дел, рассматриваемых арбитражными судами.

12 февраля Девятый арбитражный апелляционный суд вынес постановление по делу № А40-117067/2017, в рамках которого филиал норвежской акционерной компании обратился с иском к Сбербанку, требуя выплатить 512 млн руб. задолженности по банковской гарантии.

Как следует из материалов дела, между истцом и третьим лицом был заключен договор подряда, в целях исполнения обязательств по которому подрядчику были перечислены авансовые платежи на сумму более 1 млрд руб. При этом в обеспечение исполнения подрядчиком обязательств Сбербанком была выдана банковская гарантия, согласно которой банк обязался по первому письменному требованию компании уплатить ей любую денежную сумму, не превышающую общей суммы в размере около 512 млн руб.

В марте 2017 г. компания уведомила подрядчика об отказе от договора и о возврате суммы неотработанного аванса, однако этого не было сделано. В связи с ненадлежащим исполнением обязательств по договору компания направила Сбербанку требование о совершении платежа по банковской гарантии.

В ответ на это банк сообщил о приостановлении выплаты по банковской гарантии в связи с необходимостью предоставления дополнительных документов. На это последовало повторное требование о выплате, в ответ на которое банк сообщил об отказе в ее произведении.

Эти обстоятельства послужили основанием для обращения компании в Арбитражный суд г. Москвы с исковым требованием о произведении выплаты, которое было удовлетворено судом в полном объеме.

Сбербанк подал апелляционную жалобу, в которой в частности указывал, что действия истца являются злоупотреблением правом и направлены на получение неосновательного обогащения, а суд первой инстанции неправомерно отклонил ходатайство о проведении экспертизы.

Девятый арбитражный апелляционный суд указал, что нет причин удовлетворять жалобу банка, поскольку в договоре сторонами был определен порядок выплаты гарантийных удержаний, согласно которому обязанность по уплате суммы гарантийных удержаний на дату вручения зачета у истца не наступила. В постановлении указано, что исходя из существа заявленных требований и представленных истцом в обоснование иска доказательств следует, что требования истца направлены на восстановление его прав.

Также суд пояснил, что ходатайство о процессуальной необходимости назначения и проведения экспертизы было отклонено, поскольку заявителем жалобы не приведено достаточных аргументов, обосновывающих необходимость ее проведения.

Апелляция постановила, что раз требование к гаранту об уплате суммы по банковской гарантии было направлено ответчику в пределах срока ее действия и в требованиях было указано, какие именно обязательства по контракту нарушил принципал, то условия гарантии истцом соблюдены. Также с учетом того, что гарантом не было представлено доказательств недобросовестности бенефициара, первая инстанция пришла к правомерному и обоснованному выводу об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

По мнению адвоката Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов Дмитрия Редькина, данное постановление представляет интерес для судебной практики, поскольку подтверждает сложившиеся в ней позиции относительно взаимосвязанности дел, рассматриваемых арбитражными судами, а также по правовой природе банковской гарантии.

Дмитрий Редькин отметил, что апелляция в очередной раз указала на то, что существующие между заказчиком и подрядчиком противоречия должны разрешаться ad hoc, но при этом они не могут служить аргументом в связанных по предмету правоотношения делах. «Иными словами, проблемы строительства – это проблемы строительства, и решаться они должны по мере поступления и между заказчиком и подрядчиком», – разъяснил он.

Кроме того, адвокат подчеркнул, что банковская гарантия, как отметил Арбитражный суд г. Москвы, – это правовой инструмент, обладающий независимой природой, вследствие чего «…возражения, основанные на оценке обстоятельств исполнения основного обязательства, не могут рассматриваться в качестве должного основания к отказу в платеже». Таким образом, как пояснил Дмитрий Редькин, суд в этом деле фактически подтвердил универсальность и безусловность независимой гарантии как средства обеспечения исполнения обязательства.

Председатель МОКА «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов считает, что при рассмотрении данного спора судом принято верное по существу решение: «Высшие судебные инстанции России неоднократно указывали на специфическую природу банковской гарантии, которая является сделкой, не зависимой от договора, заключенного между принципалом и бенефициаром. Исчерпывающий перечень оснований для отказа в выплате суммы банковской гарантии установлен законом. В данном случае наличия таких оснований судом установлено не было».

Всеволод Сазонов добавил, что согласно положениям ст. 65 АПК РФ бремя доказывания недобросовестности бенефициара лежит на гаранте, однако доказательств недобросовестности бенефициара банком представлено не было. «В рамках настоящего спора банк ссылался на необходимость снижения подлежащей уплате суммы гарантии, что связано исключительно с оценкой гарантом обстоятельств, касающихся порядка расчетов по основному обязательству, и само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны бенефициара. Попытка банка изменить основания для отказа в выплате в ходе судебного разбирательства выглядела неубедительно», – пояснил эксперт.

Рассказать: