×

КС выявил пробел в порядке исчисления сроков давности привлечения к административной ответственности

Суд постановил, что до внесения поправок в КоАП исчисление такого срока должно осуществляться, исключительно начиная со дня совершения или обнаружения административного правонарушения
Один из экспертов отметил, что на данный момент готовится проект нового КоАП РФ и важно, чтобы законодатель успел учесть в нем разъяснения, данные Конституционным Судом. По словам другого, рассмотренный КС вопрос имеет огромную практическую значимость, поскольку срок давности подлежит установлению абсолютно в каждом деле. Третий указал, что постановление в очередной раз подчеркивает особую роль КС РФ не только в толковании права, но и в прямом правовом регулировании правоотношений. Четвертая считает, что произвольное определение дня, с которого начинает исчисляться срок давности, влияет на судьбу привлекаемого к ответственности лица.

17 мая Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 19-П, в котором признал ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, регламентирующую вопрос давности привлечения к административной ответственности, не соответствующей Конституции.

Попытка оспорить привлечение к административной ответственности

22 декабря 2020 г. Ольга Мельникова, управляя автомобилем, создала помеху автобусу, водитель которого был вынужден резко затормозить. Ему удалось избежать столкновения, однако из-за резкого торможения в салоне автобуса упали пассажиры, один из которых сломал руку.

В соответствии с абз. 4 ст. 2 Закона о безопасности дорожного движения и абз. 15 п. 1.2 ПДД инцидент был квалифицирован как ДТП, произошедшее по вине Ольги Мельниковой. Постановлением мирового судьи от 22 марта 2021 г. женщина была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, поскольку она покинула место ДТП. Ей было назначено административное наказание в виде лишения права управления ТС сроком на один год.

Не согласившись с этим, Ольга Мельникова оспорила его, указав среди прочего, что судебный акт был вынесен по истечении срока давности привлечения к административной ответственности. Однако районный суд оставил постановление мирового судьи без изменения. Отвергая довод жалобы о вынесении постановления за пределами срока давности привлечения к административной ответственности, суд сослался на разъяснения ВС РФ о том, что срок давности привлечения к ответственности исчисляется по общим правилам – со дня, следующего за днем совершения административного правонарушения (п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. № 5). Вышестоящие инстанции также подтвердили законность постановления и решения по делу об административном правонарушении.

В связи с этим Ольга Мельникова обратилась с жалобой в Конституционный Суд, в которой указала, что срок давности привлечения к административной ответственности подлежит, как это непосредственно следует из ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, исчислению со дня совершения административного правонарушения. Вопреки этому суды, рассматривавшие дело, по ее мнению, ошибочно исчислили его со дня, следующего за днем совершения административного правонарушения, в результате чего она была привлечена к административной ответственности по истечении трех месяцев и одного дня с момента инцидента, то есть за пределами установленного срока давности.

Таким образом, заявительница просила признать оспариваемое законоположение не соответствующим Конституции РФ, поскольку оно содержит неопределенность в вопросе об исчислении срока давности привлечения к административной ответственности, не позволяющую однозначно установить, с какого дня должно начинаться исчисление данного срока и, соответственно, в какой день он должен считаться истекшим.

КС проанализировал толкование и применение оспариваемой нормы

Изучив материалы дела, Конституционный Суд заметил, что истечение срока давности привлечения к административной ответственности является одним из обстоятельств, исключающих возбуждение производства по конкретному делу об административном правонарушении или влекущих его прекращение. Он подчеркнул, что, закрепляя сроки давности привлечения к административной ответственности и правила их исчисления, компетентные органы законодательной власти обязаны проявлять надлежащую заботу о качестве устанавливаемых ими правовых норм, с тем чтобы исключить их неоднозначную интерпретацию в правоприменительной практике (постановления от 16 октября 2020 г. № 42-П, от 6 апреля 2021 г. № 10-П, от 21 июля 2021 г. № 39-П и др.).

Читайте также
КС признал конституционными нормы КоАП о нарушении порядков и правил обеспечения транспортной безопасности
Суд также пояснил порядок исчисления срока давности привлечения к ответственности за непредставление результатов оценки уязвимости транспортных средств или разработанных планов, установленных законодательством об обеспечении транспортной безопасности
26 Июля 2021 Новости

КС указал: ч. 1–4 ст. 4.5 КоАП РФ предусматривают, что днем, с которого должен исчисляться срок давности, является по общему правилу день совершения (обнаружения) административного правонарушения. По истечении срока, отсчитываемого именно с этого дня, производство по делу об административном правонарушении исключается, вследствие чего оно не может быть начато, а начатое должно быть прекращено. Данный подход не опровергается ч. 1 ст. 4.8 «Исчисление сроков» КоАП РФ, согласно которой течение срока начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено начало срока. В силу прямого указания, содержащегося в примечании к этой статье, ее положения не подлежат применению, если другими статьями названного Кодекса установлен иной порядок исчисления сроков, а также при исчислении сроков административных наказаний. Как указал Суд, системный анализ взаимосвязанных предписаний, предусмотренных ч. 1 ст. 4.5, ч. 1 ст. 4.8 КоАП, свидетельствует о том, что их совместная интерпретация, по сути, означает: данный срок должен начинать исчисляться со дня совершения (обнаружения) административного правонарушения.

Вместе с тем, заметил КС, такое понимание правил исчисления срока давности привлечения к административной ответственности не находит поддержки у Верховного Суда. Так, в абз. 2 п. 14 Постановления Пленума № 5 разъяснено, что срок давности привлечения к ответственности должен исчисляться по общим правилам исчисления сроков – со дня, следующего за днем совершения административного правонарушения (за днем обнаружения правонарушения). Согласно правовой позиции ВС РФ, в зависимости от категории административного правонарушения (оконченное или длящееся) или его объективной стороны (действия или бездействие) допускается возможность по-разному определять начало исчисления срока давности привлечения к административной ответственности. В отношении оконченного правонарушения – со дня, следующего за днем его совершения (за исключением административных правонарушений, совершаемых в форме бездействия, срок давности привлечения за которые должен исчисляться со дня его совершения), в отношении длящегося правонарушения – со дня его обнаружения. «Несмотря на то что непосредственно в КоАП РФ не содержится нормативных оснований для такой дифференциации начала течения срока давности, это не может не оказывать определенного негативного влияния на решение этого вопроса при рассмотрении судами дел об административных правонарушениях», – подчеркивается в постановлении.

Изучение судебной практики, складывающейся в связи с применением административной ответственности, свидетельствует, что она – даже после издания Постановления Пленума № 5 – не отличается устоявшимся единообразием в указанном вопросе определения начала исчисления срока давности, добавил КС. Он пояснил, что при привлечении физических и юридических лиц к данному виду публично-правовой ответственности не исключается произвольное определение дня, с которого начинается исчисление указанных сроков.

Читайте также
ВС поставил точку в споре о сроках давности привлечения к уголовной ответственности
Суд занял принципиальную позицию вопреки обвинению
17 Сентября 2021 Мнения

Анализируя существующие в административно-юрисдикционной деятельности подходы к исчислению сроков давности привлечения к административной ответственности, Суд обратился к правилам исчисления сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Он пояснил, что данные виды ответственности, являясь самостоятельными правовыми инструментами, предназначенными для борьбы с теми или иными правонарушениями, обладающими общественной опасностью, имеют схожие задачи, базируются на рядоположенных принципах, преследуют общую цель защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности и правопорядка и, по сути, во многом дополняют друг друга.

КС указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 78 «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности» УК РФ сроки давности привлечения к уголовной ответственности так же, как это предусмотрено оспариваемым законоположением в отношении административной ответственности, подлежат исчислению со дня совершения преступления. Тем не менее ВС РФ придерживается отличающегося от интерпретации ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ подхода к разъяснению порядка исчисления сроков давности привлечения к уголовной ответственности, подчеркнул КС. Так, в п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 19 указано, что сроки давности привлечения к уголовной ответственности оканчиваются по истечении последнего дня последнего года соответствующего периода; при этом не имеет значения, приходится ли окончание сроков давности на рабочий, выходной или праздничный день.

Различный подход судов к определению дня, с которого должно начинаться исчисление сроков давности привлечения к административной и уголовной ответственности, особенно применительно к так называемым составам преступлений с административной преюдицией, – притом что ч. 1 ст. 4.5 КоАП и ч. 2 ст. 78 УК содержат в его отношении, по сути, идентичные формулировки, – отступает от конституционных принципов правовой справедливости и юридического равенства, заметил Конституционный Суд.

Читайте также
КС не стал рассматривать жалобу на сроки привлечения ИП к административной ответственности
При этом Суд посчитал, что, несмотря на особенности рассматриваемых арбитражными судами и судами общей юрисдикции споров, законодатель может унифицировать процессуальные правила пересмотра постановлений и решений по делам об административных правонарушениях, предусмотрев для судов единый порядок действий
13 Декабря 2021 Новости

Обращаясь к Определению от 11 ноября 2021 г. № 2356-О, он пояснил, что судами общей юрисдикции и арбитражными судами допускается дифференцированное толкование условий прекращения течения сроков давности привлечения к административной ответственности. Такое толкование детерминировано существенной спецификой законодательного регулирования производства по делам об административных правонарушениях, предопределенной непосредственно правилами (нормами), установленными КоАП и АПК.

Когда толкование нормы права официальными актами государственных, в том числе судебных, органов не устраняет неясность правового регулирования, при решении вопроса о том, какой из различных вариантов интерпретации нормы предпочтителен для определения прав и обязанностей участников соответствующих правоотношений, необходимо руководствоваться конституционными принципами равенства и справедливости. Можно также руководствоваться требованиями формальной определенности правовых норм, с тем чтобы избежать отступления от универсальных начал законодательного регулирования и правоприменения, заключил КС. Вместе с тем он обратил внимание, что, если взаимоисключающие варианты толкования одной и той же нормы оказываются не лишенными разумного юридического обоснования, а единая судебная практика применения такой нормы не сформирована, уяснить ее подлинное содержание даже с помощью обращения к конституционным целям и принципам удается не всегда.

Суд обязал законодателя устранить выявленную неопределенность

По мнению КС, в такой ситуации наиболее корректным или даже единственно возможным способом выявления реального содержания и значения установленного законодателем правового регулирования является законодательное уточнение нормативных положений, неясность (неоднозначность) которых создает серьезные препятствия для полноценного обеспечения равенства перед законом и судом в процессе их применения.

Читайте также
КС: Наличие двух обоснованных, но противоречивых вариантов толкования нормы – повод признать ее неконституционной
Конституционный Суд указал, что в такой ситуации законодательное уточнение нормативных положений является едва ли не единственным вариантом устранения неопределенности
04 Апреля 2018 Новости

Неоднозначность, неясность, недосказанность и противоречивость правового регулирования, неустранимая даже с помощью разъяснений, данных Верховным Судом РФ, неизбежно препятствует адекватному уяснению установленных законом правил. Такая неопределенность допускает возможность неограниченного усмотрения публичной власти в процессе их применения, создает предпосылки для административного произвола и избирательного правосудия, чем ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина, убежден Конституционный Суд.

Он указал, что выявления в действующем законодательстве одного лишь нарушения требования определенности правовой нормы вполне может быть достаточно для признания такой нормы неконституционной (постановления КС РФ от 30 марта 2018 г. № 14-П, от 16 октября 2020 г. № 42-П, от 1 февраля 2022 г. № 4-П и др.)

Суд пояснил, что отсутствие в оспариваемом законоположении определенности в отношении дня, начиная с которого надлежит исчислять срок давности привлечения к административной ответственности, влечет за собой отсутствие необходимого единства в правоприменении, не поддающееся исправлению посредством юридического, в том числе конституционно-правового, истолкования. Это неизбежно вступает в противоречие с конституционными принципами правового государства, верховенства права и равенства всех перед законом и судом.

Таким образом, Конституционный Суд признал оспариваемую норму не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования неопределенность ее нормативного содержания порождает неоднозначное решение вопроса о дне, начиная с которого должен исчисляться срок давности привлечения к административной ответственности за совершение перечисленных в ней административных правонарушений. Данная норма допускает произвольное определение в качестве такого дня как дня совершения административного правонарушения, так и дня, следующего за днем совершения административного правонарушения.

КС отметил, что немедленное прекращение действия оспариваемой нормы может серьезно осложнить применение законодательства об административных правонарушениях. В связи с этим Суд обязал федерального законодателя незамедлительно принять меры по устранению неопределенности нормативного содержания ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ в вопросе о том, начиная с какого дня должен исчисляться предусмотренный ею срок давности привлечения к административной ответственности.

До внесения в законодательство соответствующих изменений исчисление срока давности должно осуществляться начиная со дня совершения административного правонарушения. Также КС постановил, что правоприменительные решения по делу Ольги Мельниковой подлежат пересмотру в установленном порядке.

Эксперты «АГ» прокомментировали позицию КС

Адвокат АП г. Москвы Артем Чумаков согласен с тем, что дело заявительницы было признано заслуживающим внимания КС РФ, поскольку благодаря этому был выявлен конституционно-правовой смысл спорного законоположения. Он отметил, что на данный момент готовится проект нового КоАП РФ, и он выразил надежду, что законодатель успеет исполнить, учесть разъяснения КС РФ, поскольку вопрос о сроках давности привлечения в административной ответственности очень важен. «Отрадно, что КС признал: все неустранимые сомнения в публичном праве должны толковаться в пользу гражданина или юридического лица, то есть сторон более слабых во властном правоотношении. Несмотря на то что данное разъяснение является истиной и “доктриной”, наши суды часто забывают об этом», – прокомментировал Артем Чумаков.

Читайте также
Проект нового КоАП представлен для повторного обсуждения
В документ, в частности, предлагается ввести новое положение о предоставлении лицам, подвергшимся административному аресту, бесплатной квалифицированной юридической помощи
02 Июня 2020 Новости

Эксперт подчеркнул, что Конституционным Судом была проявлена скрупулезность и детальность при рассмотрении жалобы, и выразил надежду на то, что обращения и заявления в КС будут и впредь рассматриваться с такой же тщательностью. Он пояснил, что аналогичные актуальные сложные вопросы неоднократно ставятся перед КС. «Например, вопрос о разграничении состава мошенничества с электронными денежными средствами и кражи денег с банковского счета являлся предметом рассмотрения КС. Суд признавал, что противоречия существуют, но указывал, что они могут быть разрешены в том числе и толкованием ВС РФ», – рассказал Артем Чумаков.

Частнопрактикующий юрист Кирилл Кравченко подчеркнул, что вопрос, рассмотренный КС РФ, имеет огромную практическую значимость, поскольку абсолютно в каждом административном деле суд или административный орган обязан установить, не истек ли срок давности привлечения к административной ответственности. По его мнению, регулирование, которое ввел КС РФ до принятия необходимого закона, однозначно свидетельствует о соблюдении прав, законных интересов и гарантий для лиц, привлекаемых к административной ответственности, поскольку оспариваемая норма истолкована, по сути, в пользу таких лиц.

Вместе с тем эксперт полагает ошибочным признание и истолкование оспариваемого законоположения в пользу правильности исчисления сроков давности привлечения к административной ответственности со дня, следующего за днем совершения правонарушения. «В таком случае непонятно, как вообще возможно пресечь административное правонарушение (например, если пресечение осуществляется со стороны сотрудников полиции, исходя из их полномочий, установленных п. 11 ч. 1 ст. 12 Закона о полиции), если – по такой логике – правонарушения еще нет и пресекать нечего. На мой взгляд, исчисление срока давности, о котором идет речь в ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, со дня фактического совершения административного правонарушения согласуется с примечанием к ст. 4.8 КоАП РФ», – считает Кирилл Кравченко.

Читайте также
Противоположные решения
Почему судебная и судебно-арбитражная практика по-разному понимают положения о сроках давности
25 Июня 2020 Мнения

Адвокат АП Санкт-Петербурга Никита Тарасов отметил, что поставленная перед КС проблема актуальна и была на повестке дня достаточно давно. «Многие практикующие юристы среди всех отечественных процессуальных кодексов отмечают КоАП РФ как самый неудачный. Например, в нем даже не закреплен принцип состязательности и равноправия сторон (по аналогии со ст. 15 УПК РФ), что на практике приводит к тому, что суд де-факто может осуществлять не свойственную ему функцию обвинения лица, привлекаемого к административной ответственности», – указал он.

Никита Тарасов особо отметил, что Конституционный Суд устранил имевшуюся правовую неопределенность в отношении дня, начиная с которого надлежит исчислять срок давности привлечения к административной ответственности, установив его, не дожидаясь внесения законодателем изменений в КоАП РФ. По его мнению, данное постановление в очередной раз подчеркивает особую роль КС не только в толковании права, но и в прямом правовом регулировании правоотношений.

Управляющий партнер КА «Минушкина и партнеры» Анна Минушкина указала, что рассмотренный КС вопрос действительно является спорным, поскольку, несмотря на разъяснения, данные в Постановлении Пленума № 5, единообразная судебная практика по вопросу исчисления сроков давности привлечения лиц к административной ответственности не сложилась. «Судами в отношении юридических лиц срок давности привлечения к административной ответственности исчисляется со дня совершения административного правонарушения, в то время как срок давности привлечения к административной ответственности физического лица исчисляется со следующего дня после совершения административного правонарушения», – заметила эксперт.

Анна Минушкина отметила, что произвольное определение дня, с которого начинает исчисляться срок давности привлечения к административной ответственности, влияет на судьбу привлекаемого лица. Так, отсутствие закрепленного в законодательстве конкретно определенного временного промежутка способствует неоправданно длительному пребыванию совершивших административное правонарушение лиц (как физических, так и юридических) под угрозой возможности административного преследования и применения административного наказания, пояснила эксперт.

Рассказать:
Яндекс.Метрика