×

КС не стал рассматривать жалобу на сроки привлечения ИП к административной ответственности

При этом Суд посчитал, что, несмотря на особенности рассматриваемых арбитражными судами и судами общей юрисдикции споров, законодатель может унифицировать процессуальные правила пересмотра постановлений и решений по делам об административных правонарушениях, предусмотрев для судов единый порядок действий
Фотобанк Лори
Один из экспертов считает, что если бы заявителя привлекали к административной ответственности как физическое лицо, а не как индивидуального предпринимателя, и дело дошло бы до Судебной коллегии по административным делам ВС, а не по экономическим спорам, то, без сомнений, появились бы шансы прекратить производство в связи с истечением сроков давности. По мнению второго, так как определение КС об отказе в принятии к рассмотрению жалобы не является прецедентом оспаривания ч. 1 ст. 4.5 КоАП, необходимо внести изменения в данную норму, позволяющие четко понимать, что речь идет о постановлении суда первой инстанции.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 2356-О от 11 ноября, которым отказал предпринимателю в принятии жалобы на привлечение к административной ответственности за пределами установленных сроков в связи с обжалованием постановления в суде округа.

3 декабря 2019 г. по результатам проверки сотрудники полиции выявили, что индивидуальный предприниматель Ирина Нагорная продала алкоголь в нарушение лицензионного порядка. 24 января 2020 г. инспектор составил протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 14.17.1 «Незаконная розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции физическими лицами» КоАП. Впоследствии орган полиции обратился в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о привлечении Ирины Нагорной к ответственности. В этот же день суд назначил ей штраф в размере 100 тыс. руб.

19 ноября 2020 г. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о недоказанности самого факта реализации алкоголя и отказал в удовлетворении заявления о привлечении Ирины Нагорной к ответственности. После этого орган полиции обратился в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, который оставил в силе решение суда первой инстанции. Обжалование в Верховный Суд не помогло Ирине Нагорной: судья отказал в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании.

Предпринимательница обратилась в Конституционный Суд. Она посчитала, что ч. 1 ст. 4.5, ч. 2 ст. 14.17.1 и ч. 2 ст. 30.17 КоАП допускают возможность ухудшения положения лица, привлекаемого к ответственности, в результате отмены арбитражным судом кассационной инстанции за пределами срока давности привлечения к административной ответственности постановления арбитражного суда апелляционной инстанции, которым решение арбитражного суда первой инстанции о назначении административного наказания было признано незаконным. Как полагает Ирина Нагорная, она была привлечена арбитражным судом к ответственности за пределами годичного срока давности, действующего применительно к ч. 2 ст. 14.17.1 КоАП. В связи с этим она попросила признать оспариваемые законоположения противоречащими Конституции.

Конституционный Суд сослался на свое Определение от 23 апреля 2013 г. № 577-О и указал, что ч. 1 ст. 4.5 «Давность привлечения к административной ответственности» КоАП устанавливает сроки вынесения постановлений по делам об административных правонарушениях – первого правоприменительного решения по делу, разрешающего его по существу; решение по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы (протеста), принимаемое в силу ч. 1 ст. 30.17 КоАП в форме постановления, к таким актам не относится. Данный вывод, заметил КС, согласуется с позицией Пленума ВС о том, что по смыслу положений КоАП истечение сроков привлечения к ответственности на время пересмотра постановления по делу об административном правонарушении не влечет за собой его отмену и прекращение производства по делу, если для этого отсутствуют иные основания (п. 14 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

Учитывая, отметил КС, что КоАП, определяя в качестве задач производства по делам об административных правонарушениях всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению правонарушений (ст. 24.1), исходит из необходимости разрешения вопроса об административной ответственности с учетом сроков давности привлечения к ответственности, – при отмене постановления по делу об административном правонарушении возможность вынесения постановления о привлечении к административной ответственности в случае истечения срока давности привлечения на момент нового рассмотрения дела также исключается.

Суд отметил, что положения КоАП, устанавливающие правила применения института срока давности привлечения к административной ответственности, имеющего основополагающий характер для сферы производства по делам об административных правонарушениях в целом, приобретают безусловное юридическое значение для всех уполномоченных субъектов юрисдикционной деятельности, в том числе для арбитражных судов, – и на стадии принятия решения о привлечении к административной ответственности, и на последующих этапах проверки законности указанных решений вышестоящим судом. Так, законность и обоснованность решения арбитражного суда по делу об административном правонарушении может быть проверена в порядке гл. 34 «Производство в арбитражном суде апелляционной инстанции» АПК, а вступившего в законную силу решения – в порядке гл. 35 «Производство в суде кассационной инстанции» данного Кодекса с учетом правил обжалования таких решений, предусматривающих для обеспечения правовой определенности процессуальные сроки, ограничивающие по времени возможность обжалования актов по делу об административном правонарушении.

КС указал, что в рамках арбитражного судопроизводства – с учетом объективной повышенной сложности рассмотрения дел об административных правонарушениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, зачастую оказывающей воздействие на увеличение временных рамок исследования всех юридически значимых обстоятельств в условиях, когда КоАП не предусматривает возможности восстановления или продления определенных им сроков давности, – допускается возможность в установленной судебной процедуре восстановить действие принятого в пределах срока давности решения о привлечении к ответственности, признанного незаконным в силу судебной ошибки.

В таких случаях вышестоящий суд, осуществляющий проверку актов, принятых арбитражным судом в порядке гл. 25 «Рассмотрение дел об административных правонарушениях» КоАП, не привлекает заново юридическое лицо или индивидуального предпринимателя к ответственности, а лишь осуществляет в пределах компетенции контроль за законностью ранее принятых судебных актов нижестоящего арбитражного суда, в том числе в части соблюдения сроков давности привлечения к административной ответственности, указал КС. «При этом по смыслу действующего регулирования в сфере законодательства об административных правонарушениях на этапе проверки вышестоящим судом законности судебных актов недопустимо усиление наказания либо иное ухудшение положения лица, привлеченного к административной ответственности, по сравнению с решением о привлечении к административной ответственности», – отмечается в определении.

Данное требование, указал КС, отражает базовый принцип о недопустимости по общему правилу ухудшения вышестоящим судом положения лица, привлекаемого к публичной юридической ответственности, и равным образом относится к деятельности как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции, которые осуществляют пересмотр постановлений и решений по делам об административных правонарушениях исключительно (в отличие от арбитражных судов) в рамках процедур, предусмотренных КоАП. Это предполагает связанность стадий производства по делу об административном правонарушении, включая стадию пересмотра постановлений (решений), положениями о сроке давности привлечения к ответственности, имея в виду в том числе правовые последствия его истечения на этапе такого пересмотра (п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП).

«Основанная на данном подходе практика судов общей юрисдикции к исчислению срока давности привлечения к административной ответственности, так же как и многолетняя практика арбитражных судов, построена на разумных юридических аргументах и укладывается в пределы конституционной дискреции федерального законодателя. Сформированная судебная практика по данному вопросу позволяет обеспечивать баланс прав и свобод привлекаемого к ответственности лица и общего (публичного) интереса, состоящего в эффективной защите от административных правонарушений, не допуская при этом произвольного административного принуждения», – указывается в определении.

В то же время КС посчитал, что законодатель не лишен возможности, несмотря на особенности рассматриваемых арбитражными судами и судами общей юрисдикции споров, унифицировать процессуальные правила пересмотра постановлений и решений по делам об административных правонарушениях, предусмотрев единый порядок действий для всех судов по пересмотру постановлений (решений) указанной категории дел, исходя, с одной стороны, из требования обеспечения стабильности и определенности правового статуса лица, исключающего длительное нахождение его под угрозой преследования и наказания, а с другой стороны, из требований законности и справедливости, предполагающих возможность вышестоящего суда восстановить действие ранее признанного незаконным (в результате судебной ошибки) решения о привлечении к административной ответственности, принятого в пределах срока давности.

Суд заметил, что из судебных актов не усматривается, что ч. 2 ст. 30.17 КоАП применялась в конкретном деле судами кассационной инстанции (Арбитражным судом Северо-Кавказского округа и Верховным Судом), которые руководствовались нормами АПК, и отказал в принятии жалобы к рассмотрению.

В комментарии «АГ» частнопрактикующий юрист Кирилл Кравченко указал, что арбитражные суды и суды общей юрисдикции по-разному относятся к вопросам истечения сроков давности привлечения к административной ответственности в ситуации, когда имеет место судебная оценка в форме пересмотра административных материалов. В практике Верховного Суда есть конкретные дела (например, постановления ВС от 3 октября 2016 г. № 57-АД16-10, от 1 сентября 2017 г. № 18-АД17-22), в которых суд пришел к выводу о том, что сроки давности истекли на момент пересмотра дела судьей ВС, в связи с чем производство подлежало прекращению именно в Верховном Суде.

Читайте также
Противоположные решения
Почему судебная и судебно-арбитражная практика по-разному понимают положения о сроках давности
25 Июня 2020 Мнения

«Однако судебно-арбитражная практика, в системе которой заявитель по настоящему делу оспаривала постановление, в этом вопросе единообразна и буквально толкует положения ст. 4.5 и 24.5 КоАП, считая, что срок давности должен истечь на момент вынесения постановления, когда административное дело полностью оформлено, и это не касается стадий пересмотра», – указал эксперт.

По мнению Кирилла Кравченко, если бы предмет обращения содержал не ст. 14.17.1 КоАП (вместо нее могла быть любая статья из Особенной части КоАП, на элемент неконституционности в рассматриваемом вопросе это никак не влияет), а п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП, было бы интересно посмотреть, какие аргументы использовал бы КС. «Заявитель стала жертвой судебно-арбитражной системы, которая в рассматриваемом вопросе едина. Если бы заявителя привлекали к административной ответственности как физическое лицо, а не как индивидуального предпринимателя, и дело дошло бы до Судебной коллегии по административным делам ВС, а не по экономическим спорам, то шансы прекратить производство по делу в связи с истечением сроков давности появились бы без сомнений», – считает он.

Кирилл Кравченко полагает, что заявителю следовало обратить внимание КС на противоречивые и неединообразные подходы двух судебных систем к поднятой проблеме, чтобы усилить эффект обращения.

Партнер юридической группы «Гречкин и Партнеры» Тимур Алиев отметил: если дословно толковать п. 1 ст. 4.5 КоАП, то он указывает на постановление по делу об административном правонарушении, рассматриваемое судьей (единолично). В то же время ст. 29 КАС устанавливает возможность единоличного рассмотрения судьей только административных дел в суде первой инстанции. «Так как определение Конституционного Суда об отказе в принятии к рассмотрению жалобы не является прецедентом оспаривания ч. 1 ст. 4.5 КоАП, существует необходимость внесения изменений в данную норму, позволяющих четко понимать, что речь идет о постановлении суда первой инстанции», – считает эксперт.

Однако Тимур Алиев указал, что даже при внесении таких изменений привлекаемые к административной ответственности лица после вынесения решения суда первой инстанции будут претерпевать негативные последствия в виде правовой неопределенности срока нахождения под угрозой наказания в вышестоящих судах. В связи с этим, по его мнению, вместе с изменениями в ч. 1 ст. 4.5 КоАП необходимо определить также порядок и сроки пересмотра решений судов первой инстанции во всех вышестоящих инстанциях.

Рассказать:
Яндекс.Метрика