×

КС запретил взыскивать излишне уплаченную по ошибке пенсию по инвалидности

Конституционный Суд указал, что ответственность за это несет не гражданин, а бюро медико-социальной экспертизы и Пенсионный фонд
Фотобанк Лори
Эксперты положительно отнеслись к постановлению Суда. При этом один из них указал, что Закон о трудовых пенсиях, положения которого оспаривались, на сегодняшний день практически утратил силу, и теперь действует Закон о страховых пенсиях, который содержит схожие правила, формально являясь иным нормативно-правовым актом. Поэтому пенсионеры, которым была или будет назначена пенсия по новым правилам, могут вновь столкнуться с формальным подходом правоприменителя.

Конституционный Суд опубликовал Постановление от 26 февраля 2018 г. № 10-П по делу о проверке конституционности ст. 7 Закона о социальной защите инвалидов, п. 1 и 2 ст. 25 Закона о трудовых пенсиях и ст. 1102 и 1109 ГК РФ. По мнению заявительницы жалобы, данные законоположения противоречат основному закону, потому что по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они позволяют взыскивать с гражданина, признанного инвалидом, полученные им суммы пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты в случае, когда представленные для получения соответствующих мер социальной защиты справки, составленные по итогам медико-социальной экспертизы, признаны недействительными вследствие процедурных нарушений, допущенных при проведении такой экспертизы. При этом не устанавливаются  признаки недобросовестности или противоправности в действиях этого гражданина.

Поводом для обращения послужила следующая ситуация. В декабре 2009 г. гражданке была присвоена инвалидность III группы бессрочно, а затем 12 октября 2010 г. инвалидность II группы бессрочно и назначены соответствующие пенсия и выплаты.

Однако в марте 2014 г. в связи с обращением СУ СК РФ была проведена повторная медико-социальная экспертиза, по итогам которой указывалось, что перечисленные выше решения были приняты с нарушением п. 15, 16 и 29 Правил признания лица инвалидом, после чего они были отменены, а выданные справки об инвалидности признаны недействительными с момента их выдачи.

Гражданка обратилась в суд с административным иском о признании действий по проведению повторной медико-социальной экспертизы и решения от 28 марта 2014 г. незаконными. При этом, как утверждала заявительница, тем же бюро медико-социальной экспертизы ей вновь была установлена инвалидность (решением от 14 июля 2014 г. – II группы на один год, решением от 23 июля 2015 г. – II группы также на один год).

В январе 2016 г. суд отказал в удовлетворении ее требований в связи с пропуском срока исковой давности и отсутствием уважительных причин для его восстановления. Это решение было оставлено без изменения апелляционной инстанцией и областным судом. Судья Верховного Суда отказал в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании.

После этого областной суд, опираясь на п. 1 и 2 ст. 25 Закона о трудовых пенсиях, взыскал с гражданки излишне выплаченные суммы пенсии по инвалидности, ежемесячной денежной выплаты, а также расходы по уплате госпошлины на общую сумму в размере 467 тыс. руб. Апелляционная инстанция согласилась с этим решением, в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебных заседаниях было отказано.

Стоит отметить, что решением бюро медико-социальной экспертизы гражданке с 1 августа 2017 г. установлена II группа инвалидности бессрочно.

Рассмотрев материалы дела, Конституционный Суд указал, что федеральный законодатель, закрепляя в п. 1 и 2 ст. 25 Закона о трудовых пенсиях специальный механизм защиты публичных имущественных интересов, связанных с использованием средств Пенсионного фонда на выплату в определенном размере пенсий лицам, которые отвечают установленным требованиям, исходил из того, что эти пункты не предполагают возложения ответственности на гражданина, которому была назначена пенсия, если не установлена его вина в указанных в данной статье деяниях, а ущерб, причиненный Пенсионному фонду перерасходом средств на выплату пенсии, не являлся следствием противоправных действий (или бездействия) гражданина, неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него законом обязанностей.

КС пояснил, что учреждение медико-социальной экспертизы несет ответственность как за существо принятого решения, так и за соблюдение предусмотренного законом порядка признания граждан инвалидами, включая проверку представления необходимых для проведения экспертизы документов. При этом его решение о признании гражданина инвалидом, оформленное справкой об установлении инвалидности, является обязательным для исполнения органами государственной власти, органами местного самоуправления и организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности.

Также Конституционный Суд подчеркнул, что нельзя не учитывать и то, что в соответствии как с прежним, так и с действующим правовым регулированием порядка рассмотрения заявлений о назначении трудовой (страховой) пенсии территориальный орган Пенсионного фонда наделен полномочиями по проведению проверки и оценки достоверности представленных в целях пенсионного обеспечения документов на всех этапах пенсионного процесса.

Суд указал, что ни ст. 25 Закона о трудовых пенсиях, подразумевающая виновный противоправный характер перечисленных в ней деяний в качестве необходимого условия применения к лицу соответствующих мер юридической ответственности, ни положения гл. 60 ГК РФ, рассматриваемые во взаимосвязи с закрепляющей презумпцию добросовестности действий участников гражданских правоотношений нормой п. 5 ст. 10 данного Кодекса, не предполагают возложения на гражданина бремени негативных последствий, связанных с допущенными при проведении в отношении него медико-социальной экспертизы формальными нарушениями, в виде взыскания сумм пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты в порядке возмещения ущерба Пенсионному фонду или в качестве неосновательного обогащения.

«Хотя получение гражданином указанных сумм при отсутствии для этого законных оснований либо в размере большем, чем причитается по закону, подпадает под признаки неосновательного обогащения за счет средств Пенсионного фонда, приводит к нарушению публичных интересов в сфере пенсионного обеспечения, конституционных прав и свобод других граждан – участников системы пенсионных отношений, основанной на началах всеобщности и солидарности, следует учитывать, что возложение на гражданина обязанности возвратить полученные с момента вынесения соответствующего решения денежные средства, обусловленные выявлением лишь формальных (процедурных) нарушений порядка признания гражданина инвалидом, допущенных учреждением медико-социальной экспертизы, – при отсутствии установленных фактов недобросовестности (противоправности) со стороны самого заинтересованного лица – приводило бы к нарушению баланса публичных и частных интересов в пенсионной сфере», – указал Суд.

Таким образом, Конституционный Суд признал оспариваемые положения не противоречащими Конституции Российской Федерации и постановил пересмотреть судебные акты, вынесенные в отношении заявительницы.

Комментируя «АГ» постановление, адвокат Адвокатской конторы № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст сообщила, что ситуации, описанные в решении Суда, происходят нередко. Она пояснила, что слабая сторона в процессе – гражданин – очень плохо защищена правоприменительной практикой.

«Такие ситуации касаются не только пенсий, как в этом случае, но и других выплат, полученных “по ошибке” от государственных органов. Самый наглядный пример, который «АГ» освещала ранее, – это обратное взыскание денежных средств с инвалидов, получивших их на основании решений судов, которые в итоге были отменены Верховным Судом. В данном случае всеми нижестоящими по отношению к ВС РФ судебными инстанциями было установлено право на получение людьми компенсаций, отсутствовала недобросовестность со стороны истцов. Природа выплат – возмещение вреда жизни и здоровью, но тем не менее Верховный Суд посчитал возможным поворот решений по данной категории дел», – рассказала Ирина Фаст.

Также адвокат отметила, что КС РФ в последнее время вынужден давать толкование очевидным и понятным любому незаинтересованному юристу ситуациям и корректировать судебную практику. «По сути, Конституционный Суд исправил грубейшую ошибку судебных органов, которой не должно было быть при качественно настроенной, отлаженной, а самое главное – независимой судебной системе», – пояснила свою точку зрения Ирина Фаст.

Адвокат АП Волгоградской области Юлия Севастьянова также положительно отнеслась к данному постановлению: «Вывод, казалось бы, очевиден: если ошибся не пенсионер, но бюро МСЭ, то закон не предполагает возложения на гражданина бремени негативных последствий, связанных с допущенными при проведении медико-социальной экспертизы нарушениями, в виде взыскания с него излишне полученной пенсии по инвалидности», – пояснила эксперт.

Вместе с тем она заметила, что вряд ли можно утверждать, что теперь инвалиды надежно защищены. «Дело в том, что КС РФ анализировал нормы Закона о трудовых пенсиях, который на сегодняшний день практически утратил силу. Теперь действует Закон о страховых пенсиях, который содержит схожие правила, но формально это совсем иной нормативно-правовой акт. Поэтому пенсионеры, подпадающие под Закон о трудовых пенсиях, имеют шансы защитить свои права в суде общей юрисдикции со ссылкой на постановление КС РФ. А доводы пенсионеров, которым была или будет назначена пенсия по новым правилам, могут вновь столкнуться с формальным подходом правоприменителя», – заключила Юлия Севастьянова.

Рассказать: