×

Расширяя возможности

Анзор Ибрагимов: «Адвокат не только профессия — это состояние души и образ жизни»
Московский адвокат, создатель проекта для ведения адвокатского производства «Aflatum» Анзор Ибрагимов в интервью «АГ» поделился мнением о некоторых актуальных проблемах адвокатуры и новостями своего проекта.


Московский адвокат, создатель проекта для ведения адвокатского производства «Aflatum» Анзор Ибрагимов в интервью «АГ» поделился мнением о некоторых актуальных проблемах адвокатуры и новостями своего проекта.


– Каково Ваше мнение по поводу идеи о закреплении права представительства в суде только за лицами с адвокатским статусом?
– Я отношусь к этой идее положительно: адвокатская монополия скажется благоприятно на доверителях. Адвокат — представитель определенного сословия, корпорации, он несет ответственность, на него можно пожаловаться в палату субъекта Федерации. А представитель без адвокатского статуса может даже не иметь диплома о высшем образовании, прийти в суд, допустить процессуальную нелепость, дело будет проиграно, а жаловаться будет практически некуда.

– Помимо этого, какие, на Ваш взгляд, самые актуальные проблемы современной адвокатуры в России?
– Есть проблема ответа на адвокатский запрос. Обязанность ответа есть, но нет ответственности за игнорирование такого запроса. Мы не можем толком получать характеристики, справки, выписки по счетам даже своих доверителей. Доверитель под стражей не может непосредственно обратиться в банк или еще куда-то, а адвокат мог бы, но не в текущей ситуации. Введение административной ответственности за несвоевременный ответ на адвокатский запрос обсуждается сейчас на уровне законопроекта. Уверен, что все решится положительно. Есть и другие проблемы адвокатуры, но назвать их глобальными я не рискну.

– В целом как Вы можете оценить сегодняшнюю нормативную базу в области адвокатуры?
– Мне трудно давать какие-то рекомендации по совершенствованию законодательства, над этим и так работают сильнейшие умы адвокатской корпорации. Другое дело, что в рамках своей компетенции я связал бы «Aflatum» с адвокатскими палатами регионов, чтобы, например, дисциплинарные производства в отношении адвокатов, другие вопросы организовывались на современном уровне через общую систему.

– Есть ли какие-то договоренности с представителями адвокатских палат по этому поводу?
– Да, в нескольких палатах мы получили одобрение этого проекта. Сейчас обсуждается, какое именно решение мы будем внедрять. для этого потребуются определенные доработки функционала персональной версии «Aflatum».

– Вы критикуете хранение документов в бумажном виде, но можете ли гарантировать полную безопасность дела в Вашей программе?

– Систему, которую создал один человек, сможет взломать другой человек. Мы каждый день слышим: хакеры взломали компьютерную систему NASA, компьютерную систему немецкого правительства, систему международного банка. Абсолютно обезопасить себя невозможно — мы должны исходить из реальности. От реальных угроз пользователи «Aflatum» защищены: доступ к приложению блокируется пин-кодом, есть SMS-авторизация, иные уровни защиты.

– А что если к Вам в «Aflatum» придут представители силовых структур за информацией по интересующему их делу или человеку?
– Я отвечу, но без подробностей: изъять серверы «Aflatum» правоохранительные органы не смогут. Это невозможно физически. Более того, вся информация, находящаяся на наших серверах, защищена адвокатской тайной, и в любом случае мы будем согласовывать те или иные действия с владельцем того или иного профиля в «Aflatum».

– Изучали ли Вы потребительский спрос при разработке новой версии программы?
– После выхода первых версий «Aflatum» наши коллеги активно присылали свои предложения, пожелания и рекомендации, которые, безусловно, были учтены.

Главное, чтобы у коллег было желание и время ознакомиться со всеми нашими возможностями, тогда «Aflatum» станет их незаменимым помощником в ежедневной работе. Сейчас я сталкиваюсь с тем, что адвокаты пользуются приложением на iPad, но не знают о существовании web-версии, и наоборот: пользуются web-версией, но не знают о мобильных приложениях для iPad и Android. Кстати, в ближайшее время выйдет версия для iPhone

– Вы сами пользуетесь «Афлатумом»? Как изменилась Ваша работа адвоката после того, как появился приложение?
– Факт в том, что все мои дела – гражданские, уголовные, административные – всегда со мной и при любой необходимости я могу ознакомиться с тем или иным документом. Если раньше у меня было 5–7–8 томов дела, и я выбирал на процесс самое важное – 10–20, 100 страниц максимум, то теперь иду в процесс абсолютно со всеми материалами. Если доверитель или его родственники попросят прислать какой-то документ, я всегда смогу это оперативно сделать. Последнее время я нахожу полезными функции, касающиеся работы в группе. В производстве у меня появились дела, где участвуют от 5 до 20 адвокатов. С теми, кто технически может себе это позволить, мы совместно работаем через «Aflatum». Нас 20 адвокатов в одном деле, материалы которого насчитывают 48 томов, — конечно же, нам удобно.

– Сколько раз за день Вы обращаетесь к «Афлатуму»?
– Каждый день, когда у меня идет процесс, я его включаю и не выключаю. Для меня это как телефон, работать без него невозможно.

– Перед выходом первой версии Вашей программы прозвучало мнение, что адвокат – не тот человек, который должен заниматься разработкой программного обеспечения.
– Я бы поостерегся от безапелляционных заявлений о том, чем должен заниматься адвокат, а чем нет. Адвокаты сегодня и в гольф играют на международных турнирах, и монеты собирают. Адвокат не только профессия — это состояние души и образ жизни. По поводу своего участия в «Aflatum» могу сказать, что я автор этой идеи, и если бы не был адвокатом, никогда такая идея мне в голову не пришла бы. Реализацией же занимается команда программистов, дизайнеров, маркетологов, экспертов во главе с Андреем Колосом. Получается у них очень даже хорошо, учитывая, что продукт не имеет аналогов, и равняться в общем-то не на что. Я думаю, что с каждым днем, с каждым месяцем «Aflatum» будет становиться все лучше и лучше.

– Какие цели Вы ставите перед собой в контексте проекта «Aflatum»?
– Глобальная цель — повысить качество услуг, защиты, представительства интересов доверителей в судах, т.е. поднять уровень адвокатуры до новой, более высокой планки. Мы не ставим перед собой задачу собрать много пользователей и на этом заработать какие-то деньги или еще что-то.

– Я видел скриншоты новой версии Вашего продукта. Вы почти полностью обновили дизайн мобильных приложений. С чем это связано?
– Мир дизайна не стоит на месте. Учитывая тенденции и пожелания, звучавшие как внутри команды, так и со стороны многочисленных пользователей, дизайнеры освежили внешний вид. Вместе с тем появляются и новые функциональные возможности «Aflatum 2.0», так что обновление визуальной составляющей совершенно оправданно.

– Многих, кто пытался привнести в мир что-то новое, вначале называли чуть ли не безумцами. Адекватность идеи «Афлатума» ставили под сомнение?
– Да, бытует такое мнение, что у каждого процесса есть несколько стадий и первая — «Что это за ерунда?!». У меня до этого были проекты, на первой стадии которых повторялось одно и то же: «У тебя не получится, это никому не нужно». Удивительно, но с «Aflatum» этого не было. Поддержали все. Мне врезалась в память фраза моего товарища Ирбайхана Гойтемирова. Он сказал: «Если эта программа не станет успешной, то это произойдет только по твоей вине, потому что “Aflatum” действительно очень полезный и удобный программный продукт». То есть единственная причина, почему «Aflatum» может не быть успешным, это если я не донесу его до людей. В этом плане нужно работать, чем я и вся наша команда сейчас и занимаемся.

– Назовите три главные составляющие успешного, на Ваш взгляд, продукта.
– Я назову три составляющих «Aflatum» как выдающегося продукта: мобильный, функциональный и доступный.


Рассказать: