×

Суд оправдал девушку, обвинявшуюся в применении насилия в отношении полицейского

При вынесении оправдательного приговора суд заметил, что ни на одной из видеозаписей происшедшего не зафиксированы противоправные действия подсудимой
В комментарии «АГ» адвокат Наталья Иванова, защищающая С., предположила, что уголовное дело возникло в связи с тем, что доверительница в отделе полиции сообщила, что обратится в прокуратуру с заявлением о привлечении сотрудника полиции к уголовной ответственности.

Салехардский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа вынес оправдательный приговор в отношении гражданки С., обвинявшейся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК («Применение насилия в отношении представителя власти, не опасного для жизни или здоровья»).

По версии следствия, 16 сентября 2018 г. С. попыталась препятствовать задержанию Г., который отказался открыть гараж и впустить сотрудников правоохранительных органов для его осмотра. Увидев, что сотрудник полиции В. удерживает Г., девушка набросилась на полицейского, после чего другой сотрудник полиции Н. начал оттаскивать ее от коллеги. В ходе борьбы, по версии следствия, С. сильно поцарапала лицо полицейского в области глаза.

В ходе рассмотрения дела в суде потерпевший Н. сообщил, что 16 сентября от оперативного дежурного поступило сообщение о необходимости проехать в гаражный комплекс, где происходит стрельба. По приезде на территорию комплекса он обнаружил группу людей, один из которых в ответ на вопросы полицейских сообщил, что никакой стрельбы не было и что они просто отмечают праздник в одном из гаражей. В связи с этим полицейские захотели осмотреть гараж с целью отыскания оружия, однако Г. их не пустил. Исходя из показаний Н., он не присутствовал при начале конфликта с Г., однако он указал, что Г. «кажется, накинулся» на его коллегу, после чего к нападавшему была применена сила.

Далее, по словам потерпевшего, он увидел, что С. схватила полицейского В. за верхнюю одежду. Так как она препятствовала задержанию, Н. взял ее за куртку и оттащил назад, предупредив о возможном применении к ней силы, если она продолжит препятствовать полиции. Поскольку женщина вновь двинулась в сторону В., Н. заломил ей руку за спину, чтобы препроводить к служебному автомобилю. В этот момент С. накинулась на него и поцарапала лицо.

По завершении конфликта Н. вызвал скорую помощь. В этот же день полицейский составил рапорт об обнаружении в действиях С. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 318 УК.

Полицейский В. в суде пояснил, что, так как во время разговора Г. схватил его, возникла необходимость в применении физической силы и задержании мужчины. В ходе задержания В. почувствовал, что на него сзади кто-то навалился, однако человек не наносил ему удары и задержанию не препятствовал.

Обвиняемая С. свою вину не признавала. В суде она показала, что 16 сентября 2018 г. шел второй день празднования свадьбы ее друзей в одном из гаражей. Вечером по неизвестной ей причине приехали сотрудники полиции, которые стали выяснять, не было ли каких-то конфликтов и драк. После опроса они захотели попасть в гараж Г., но тот попросил их предъявить документы, дающие им право на осмотр. При этом, несмотря на то, что полицейские разговаривали вежливо, Г. начал злиться.

По словам С., она достала телефон, чтобы снять на видео происходящее, но услышала, как кто-то из сотрудников полиции попросил не делать этого. Несмотря на запрет, она начала запись, но вскоре почувствовала, как ее схватили за волосы. Телефон упал, а девушка схватила за руку того, кто держал ее. При этом удерживающий никаких требований в ее адрес не выдвигал – он просто заломил ей руку за спину и повел в сторону полицейского автомобиля. Девушка, пытаясь облегчить боль, постаралась схватить ведущего. Около автомобиля ее уложили на землю и наступили на спину. Когда С. доставили в отдел полиции, по ее просьбе ей показали на Н. как на полицейского, который ее вел.

В суде С. отметила, что непосредственно при задержании Г. она не присутствовала. Телефон у нее забрали, но вернули в этот же день. Несмотря на то что видеозапись девушка передала следователю, в ходе предварительного следствия она не исследовалась. С. предположила, что в отношении нее было возбуждено уголовное дело из-за того, что в отделе полиции она высказала намерение привлечь Н. к ответственности.

Суд рассмотрел также результаты экспертиз, согласно которым у Н. были обнаружены не причиняющие вред здоровью телесные повреждения в виде ссадин, а также причинившая легкий вред здоровью колото-резаная рана в стопе, которая образовалась, вероятно, от осколка стекла. Между тем, согласно оглашенным показаниям медиков, прибывших на место происшествия, Н. сообщил, что на него напала девушка. Он пояснил, что в ходе ее задержания почувствовал резкую боль в ноге. Помимо данной раны иных повреждений члены бригады скорой не видели, а сам Н. жаловался только на боль в стопе.

Свидетель З. сообщил, что видел, как С. и Н. упали, потом услышал звук бьющегося стекла, а затем полицейский поднял девушку с земли, продолжая удерживать. С. пыталась освободиться, но ударов не наносила. На лице Н. телесных повреждений не было, сам полицейский сообщил, что порезал ногу.

В качестве свидетеля была допрошена Д., которая видела, как Н. схватил за волосы С., когда она стала снимать происходящее на телефон. По ее словам, обвиняемая никого за одежду не хватала и удары не наносила, только просила отпустить Г. Кроме того, один из свидетелей представил видеозапись, на которой виден весь процесс задержания Г. в отсутствие С.

Также в суде была просмотрена видеозапись, представленная следственным органом, на которой видно падение девушки, похожей на С. Видеозапись была осуществлена на нагрудный регистратор сотрудника полиции.

Кроме того, стороны защиты и обвинения представили в суд иные видеозаписи и фотографии, которые тот приобщил к делу.

Выслушав стороны и свидетелей, суд обратил внимание на то, что согласно обвинению действия Н. по отстранению С. от полицейского В. были обусловлены тем, что она начала препятствовать последнему в задержании Г. Однако сам полицейский пояснил, что задержанию никто не препятствовал.

Суд указал, что согласно обвинению С. применила насилие в отношении Н. из-за того, что он пресекал совершаемое ею правонарушение. «Однако обстоятельства такого правонарушения органами следствия не установлены и согласно предъявленному С. обвинению последней не инкриминируются вообще», – подчеркнул он.

Суд отметил, что в обвинении органы следствия ограничились лишь упоминанием того, что С. начала препятствовать полицейскому в задержании Г. «Однако того, какие действия (объективная сторона) С., подпадающие под признаки правонарушения, которое пресекал Н., и в чем именно они выразились, обвинение не содержит», – указал он.

Изучив видеозапись с телефона С., суд отметил, что до того, как тот выпал у нее из рук, девушка не совершала каких-либо действий. Также суд указал, что стороной обвинения представлено две видеозаписи с нагрудных регистраторов сотрудников полиции. Снятое одним из них и подсудимой, подчеркнул он, идентично. В записи со второго регистратора видно, как девушка падает на спину: С. опознала себя и пояснила, что упала после того, как сотрудник полиции схватил ее за волосы и «дернул» назад.

Суд отметил, что один из свидетелей видел, как С. осуществляла видеосъемку, а затем упала, выронив из рук телефон. Факт падения подтвердила и другая свидетельница, которая пояснила, что один из полицейских схватил С. за волосы сзади, дернул и потащил в сторону полицейского автомобиля.

Как указал суд, на одной из видеозаписей имеется голосовая дорожка, где на вопрос Г. о том, зачем полицейский схватил за волосы девушку, последний ответил, что «не надо воспрепятствовать нашей работе». «Таким образом, суд находит установленным, что при указанных обстоятельствах С. не могла оказывать физическое воздействие на В., поскольку осуществляла видеосъемку на свой мобильный телефон, в ходе которой на нее и было оказано силовое воздействие извне и последующее задержание», – подчеркивается в приговоре.

Суд также заметил, что ни на одной из видеозаписей не были зафиксированы противоправные действия С. Кроме того, на записи с регистратора видно, что С. отсутствовала на месте задержания Г.

Суд пришел к выводу, что С. не препятствовала сотруднику полиции В. в задержании Г. и не оказывала на него физического воздействия, в связи с чем у Н. не было законных оснований ее задерживать. Следовательно, отметил он, последующие действия С. после ее задержания не подлежат юридической оценке на предмет наличия (отсутствия) признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК.

Таким образом, суд оправдал девушку и признал за ней право на реабилитацию.

В комментарии «АГ» адвокат АП Ямало-Ненецкого автономного округа Наталья Иванова, защищающая С., предположила, что уголовное дело возникло только в связи с тем, что доверительница в отделе полиции сообщила, что обратится в прокуратуру с заявлением о привлечении Н. к уголовной ответственности. Адвокат отметила, что потерпевший полицейский уже подал апелляционную жалобу, однако дата заседания пока не назначена.

Рассказать: