×

ВС: Лишить разрешения на использование автомобиля в качестве такси можно только его собственника

Верховный Суд пояснил, что компания должна быть лишена разрешения на такую эксплуатацию машины в связи с причинением вреда здоровью пассажира, даже если за рулем находилось лицо, не связанное с перевозчиком договорными отношениями
Адвокаты неоднозначно оценили выводы ВС. По мнению одного из них, они являются обоснованными, поскольку выстраивают баланс между частными, государственными и публичными интересами. Другая полагает, что Суд уклонился от ответа на весьма актуальный для практики вопрос – так, он не пояснил, имеет ли значение для наступления ответственности перевозчика факт нахождения за рулем такси постороннего лица.

4 декабря Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-14832 по спору о лишении организации разрешения на эксплуатацию в качестве такси угнанного автомобиля, которым в результате ДТП был причинен тяжкий вред здоровью малолетнего пассажира.

В ноябре 2016 г. ООО «Сервис 2412» получило разрешение на перевозку пассажиров и багажа легковыми такси в г. Москве на автомобиль Skoda Rapid сроком на 5 лет. В феврале 2018 г. в столице произошло ДТП с участием трех транспортных средств, включая указанный автомобиль. Водитель последнего не справился с управлением и столкнулся с внедорожником, который, в свою очередь, наехал на другой автомобиль. В результате аварии серьезно пострадал малолетний пассажир, находившийся в Skoda Rapid, – здоровью ребенка был причинен тяжкий вред.

Впоследствии Московская административная дорожная инспекция обратилась в арбитражный суд с заявлением о лишении общества разрешения на осуществление столичных перевозок легковым такси в отношении указанного авто. В обоснование своих требований госорган сослался на п. 4 ч. 14 ст. 9 Закона о безопасности дорожного движения, согласно которому разрешение подлежит аннулированию на основании решения суда в случае совершения водителем легкового такси ДТП, повлекшего смерть либо причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью пассажиров и третьих лиц.

Суды трех инстанций отказались удовлетворять заявление инспекции со ссылкой на ряд положений федерального и регионального законодательства. Они не выявили оснований для аннулирования разрешения в связи с тем, что спорный автомобиль находился в угоне, о чем общество уведомляло УВД. Суды добавили, что на момент ДТП за рулем автомобиля находилось лицо, с которым у общества отсутствовали договорные отношения. Кроме того, они отметили отсутствие в деле доказательств, подтверждающих степень причиненного вреда здоровью малолетнего пассажира.

При этом суды учли, что ранее Перовский районный суд г. Москвы отменил два постановления инспекции о привлечении общества к административной ответственности. Одно из них было возбуждено по ч. 2 ст. 12.31.1 (осуществление перевозок с нарушением требований предрейсовых и послерейсовых медицинских осмотров водителей) КоАП РФ и впоследствии прекращено в связи с отсутствием состава правонарушения, другое было возбуждено по ч. 3 ст. 12.23 (нарушение правил перевозки людей) КоАП и прекращено за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

В связи с этим Московская административная дорожная инспекция обратилась в ВС с кассационной жалобой, в которой просила отменить указанные решения арбитражных судов.

Изучив материалы дела № А40-291515/2018, Верховный Суд напомнил, что, согласно законодательству РФ, разрешение на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси на конкретное транспортное средство, которое предполагается использовать в качестве такси, получает юрлицо или ИП, а не водитель. Исключение составляет случай, когда водитель и предприниматель совпадают в одном лице. Такое разрешение выдается на каждое используемое в качестве такси авто. В отношении одного автомобиля выдается только одно разрешение, которое вручается его водителю для перевозки пассажиров и багажа.

«Из системного толкования положений Закона № 69-ФЗ можно сделать вывод, что разрешение на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси подлежит отзыву именно у того лица, которому оно выдано. Следовательно, требование об отзыве (аннулировании) разрешения правомерно предъявлено к обществу», – отмечается в определении.

ВС добавил, что довод судов о том, что инспекцией не доказано причинение тяжкого вреда здоровью малолетнего пассажира, опровергается приговором в отношении водителя спорного автомобиля. В данном документе, в частности, содержалась ссылка на экспертное заключение. Тогда же суд общей юрисдикции установил, что автомобиль не имел детского удерживающего устройства, позволяющего пристегнуть ребенка с помощью ремней безопасности. Кроме того, на колеса были установлены шины различных типов, размеров, конструкций и моделей (с различными рисунками протектора, ошипованные и без шипов).

В связи с этим ВС признал ссылку нижестоящих инстанций на факт отмены судом общей юрисдикции постановлений инспекции о привлечении общества к административной ответственности несостоятельной. Как пояснила высшая судебная инстанция, указанные решения не относятся к рассматриваемому делу. При этом, согласно пояснению представителя инспекции, разрешение на спорное ТС до сих пор числится в реестре выданных, однако местонахождение машины неизвестно. В итоге Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и аннулировал разрешение на перевозку в отношении спорного автомобиля.

Комментируя «АГ» определение, адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова отметила, что высшей инстанции требовалось разрешить вопрос о том, имеет ли значение для наступления условий отзыва разрешения в порядке п. 4 ч. 14 ст. 9 Закона № 69 факт нахождения за рулем такси постороннего лица, осуществляющего перевозку пассажиров без ведома перевозчика-юрлица. «ВС не ответил на этот вопрос, хотя его аргументированное мнение было бы актуально для практики», – полагает она.

По мнению эксперта, сложности в аргументации могут быть связаны с несовершенством самой нормы, позволяющей аннулировать разрешение, выданное на конкретное ТС, при совершении определенных действий его водителем. «Если бы разрешение выдавалось конкретному водителю, норма выглядела бы логично и обоснованно. В ином случае складывается парадоксальная ситуация, когда действия, повлекшие определенные последствия, совершает водитель, а разрешение аннулируется в отношении ТС, которое может вполне соответствовать требованиям закона для дальнейшей эксплуатации в качестве легкового такси», – заключила Алина Емельянова.

Адвокат АП г. Москвы Михаил Красильников считает определение обоснованным. «Если попытаться уложить его суть в простую формулу, собственник автомобиля несет ответственность в случае, если он пренебрег своими обязанностями (авто было в угоне, а общество самостоятельно не обратилось за аннулированием лицензии на такси)», – пояснил он.

По мнению эксперта, выводы Суда выстраивают баланс между частными, государственными и общественными интересами, ведь в рассматриваемом случае компания своим бездействием поставила под угрозу интересы участников дорожного движения, и в итоге – жизнь и здоровье ребенка.

Рассказать: