×

Защита добилась оправдания присяжными мужчины, обвиняемого в посягательстве на жизнь полицейского

Присяжные сочли, что подсудимый не причастен к совершению преступления, а в нападении на полицейских виновны два неустановленных лица, которые после инцидента сели в иномарку, выстрелили оттуда в сторону правоохранителей еще несколько раз и скрылись
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» один из защитников оправданного – адвокат Мария Правдина рассказала, с какими сложностями пришлось столкнуться защите в ходе данного процесса и как удалось выявить противоречия в показаниях свидетелей обвинения. Другой защитник, адвокат Андрей Алешкин добавил, что защите удалось изменить роль Ш. в уголовном деле с обвиняемого на свидетеля.

27 октября Московский областной суд на основании вердикта коллегии присяжных вынес оправдательный приговор (есть у «АГ») в отношении подсудимого, обвинявшегося в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа.

По версии следствия, 10 августа 2017 г. гражданин Республики Таджикистан Ш., ранее судимый за незаконный оборот наркотиков и подделку документов, совершил посягательство на жизнь сотрудника полиции в целях воспрепятствования законной деятельности указанного лица по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Как следовало из обвинительного заключения, двое старших оперуполномоченных отдела по контролю за оборотом наркотиков МУ МВД России «Мытищинское» по Московской области В. и К. осуществляли проверку информации по факту незаконного сбыта наркотических средств на территории парковки возле Волковского кладбища в г. Мытищи. В ходе такой проверки полицейские решили проверить документы у находящихся по указанному адресу Ш. и не установленного следствием лица № 1, при этом в салоне автомобиля марки BMW, припаркованного на указанном участке, находилось не установленное следствием лицо № 2.

В. подошел к лицу № 1, а К. – к Ш., предъявили служебные удостоверения. В обвинительном заключении отмечалось, что у Ш. и не установленных следствием лиц, не согласных с правомерными действиями полицейских, исполнявших свои должностные и служебные обязанности, возникла личная неприязнь к последним, а также прямой преступный умысел, направленный на посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Правоохранители сочли, что Ш., действовавший группой лиц без предварительного сговора с двумя не установленными следствием лицами, выстрелил в К. из травматического пистолета не менее одного раза, тем самым нанеся последнему рану левой кисти второго межпальцевого промежутка, которая повлекла кратковременное расстройство здоровья на срок менее 21 дня и была расценена как повреждение, причинившее легкий вред здоровью. По версии следствия, Ш. также выстрелил не менее четырех раз в обоих полицейских.

Другому сотруднику полиции лицо № 1 нанесло резаные раны левой щеки и правого крыла носа, которые также были расценены как легкий вред здоровью. После нападения на правоохранителей, как отмечалось в обвинительном заключении, трое нападавших скрылись на автомобиле.

В итоге Ш. было предъявлено обвинение в совершении преступления по ст. 317 УК РФ и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 

Уголовное дело рассматривалось в Московском областном суде с участием присяжных. В ходе судебного разбирательства подсудимый утверждал о своей невиновности в инкриминируемом ему деянии.

Защиту подсудимого осуществляли адвокаты Невской коллегии адвокатов г. Санкт- Петербурга Мария Правдина и Андрей Алешкин, а также адвокат КА Московской области «Школа права» Валерий Сычёв. Защитники вступили в дело на этапе ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ. В ходе судебного разбирательства адвокатам не удалось переквалифицировать деяние со ст. 317 на ст. 318 («Применение насилия в отношении представителя власти») УК, поэтому ими было принято решение о рассмотрении дела с участием присяжных.

Присяжные, в частности, установили, что 10 августа 2017 г. в голову потерпевшего, являющегося старшим оперуполномоченным отдела по контролю за оборотом наркотиков МУ МВД России, который находился при исполнении служебных обязанностей, было произведено не менее одного выстрела из травматического оружия, что причинило ему незначительное ранение кисти руки, повлекшее легкий вред здоровью. Его напарнику были нанесены два ножевых удара в лицо и один – кулаком в голову, что также повлекло легкий вред здоровью.

По итогам уголовного судопроизводства присяжные сочли, что в нападении на полицейских виновны два неустановленных лица, которые после инцидента сели в иномарку, произвели из авто еще несколько выстрелов из травматического оружия в сторону правоохранителей, а затем скрылись. Коллегия присяжных сочла недоказанным совершение Ш. инкриминируемого ему деяния из-за личных неприязненных отношений в целях воспрепятствования законной деятельности полицейских по охране общественного порядка, обеспечению общественной безопасности, противодействию преступности, выполнению последними своих служебных и должностных обязанностей в рамках Закона о полиции.

«Таким образом, подсудимый подлежит оправданию по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, в связи с непричастностью к этому преступлению», – отмечено в приговоре суда, который был вынесен на основе вердикта присяжных по итогам голосования четырех заседателей «за» и такого же количества голосов «против». Поскольку такой паритет трактуется в пользу подсудимого, Ш. был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления с правом на реабилитацию.

В комментарии «АГ» адвокат Мария Правдина отметила, что на этапе предварительного судебного рассмотрения после заявления о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей в нем сменились три судьи. «Судьи уговаривали подсудимого отказаться от такого заявления и перейти в общий порядок, стращали последствиями и тяжестью обвинительного приговора, на этом этапе стало понятно, что легко защите не будет», – рассказала адвокат.

По ее словам, защите показалось, что в коллегии присяжных имелись трое «подсадных» лиц из восьми основных и четырех запасных. «По ходу уголовного процесса стало очевидно, что, как минимум четверо из присяжных были на стороне обвинения. Из особенностей рассматриваемого дела стоит отметить, что обвинением был заявлен единственный свидетель – очевидец преступления, который был так называемым “осведомителем” потерпевшего. В ходе дачи показаний перед присяжными защитникам удалось уличить его во лжи», – пояснила Мария Правдина.

Адвокат добавила, что помимо самих потерпевших в судебном заседании были допрошены их коллеги по отделу МУ МВД России – сотрудники полиции, которые непосредственными свидетелями события не были, но тем не менее, со слов потерпевших, очень бойко о них рассказывали. «У нас не было ни одного свидетеля, однако имелись результаты биллинга мобильных номеров потерпевших и подсудимого, полученные от мобильных операторов. Эти результаты позволили нам “расшатать” стройную версию обвинения», – заметила Мария Правдина.

Она пояснила, что анализ данных биллинга выявил противоречия в показаниях свидетелей обвинения. «Выяснилось, что потерпевший во время нападения разговаривал по телефону с напарником (вторым потерпевшим), хотя красочно описывал присяжным, что именно в это время был весь в крови от порезов и находился почти без сознания. Место и время события подтвердили все свидетели обвинения, и мы решили оставить исследование биллинга на завершающую стадию судебного процесса. До присяжных в процессе исследования удалось донести, что само событие имело место, но потерпевшие, рассказывая свою версию событий, как минимум, что-то скрывают. В итоге присяжные поняли, что их обманывают, в судебных прениях мы обыграли такое противоречие и усилили позицию защиты», – рассказала адвокат.

По ее словам, тактика защиты сводилась к следующему: подсудимый был свидетелем событий, реальные преступники следствием не были изобличены, и это в итоге удалось доказать. «По сведениям защиты, гособвинитель направила апелляционное представление на приговор, но пока мы его не получили», – отметила Мария Правдина.

Андрей Алешкин добавил, что защите удалось изменить роль Ш. в уголовном деле с обвиняемого на свидетеля. «Присяжные обоснованно не поверили в версию обвинения, поэтому вынесенный приговор справедлив и обоснован», – считает он.

Редакция «АГ» связалась с адвокатом Валерием Сычёвым, но оперативно получить его комментарий не удалось.

Рассказать: