×

«бесплатный адвокат – хуже прокурора»

Решение Совета ПАСО установило особый порядок допуска адвокатов к участию в работе по назначению
Материал выпуска № 12 (197) 16-30 июня 2015 года.

«БЕСПЛАТНЫЙ АДВОКАТ – ХУЖЕ ПРОКУРОРА»

Решение Совета ПАСО установило особый порядок допуска адвокатов к участию в работе по назначению

В заголовок вынесена не выдуманная фраза – это выдержка из реальной жалобы на действия адвоката. Претензии доверителей на пассивную «защиту», когда адвокат участвует в деле по назначению следствия, дознания или суда, составляют половину всех обращений в Квалификационную комиссию.

Если из информации президентов некоторых адвокатских палат следует, что основной вектор претензий к качеству работы направлен в сторону адвокатов, осуществляющих деятельность в адвокатских кабинетах, то в дисциплинарной практике самарской палаты такие тенденции отсутствуют. Субъектный состав участников дисциплинарных производств делится по принципу: «платный» и «бесплатный» адвокат. На адвокатов, участвующих в делах по соглашению, жалуются меньше, хотя, возможно, обстоятельства, побудившие к обращению в палату, как бы это выразиться помягче, более финансово интригующие.

Предлагаемая тема не имеет цели очернить адвокатуру.

Жалобы в палату адвокатов на частнопрактикующих юристов – далеко не редкость и зачастую содержат все основания для возбуждения уголовного преследования, потому и приходится направлять обратившихся в правоохранительные органы, но это – не тема сегодняшней публикации.

Вернемся на грешную землю, а именно – к работе по назначению.

Основные претензии заявителей сводятся к тому, что адвокат пассивно присутствует при проведении следственных действий, ставит подписи в протоколах, делая тем самым их допустимыми доказательствами. Коллега, вступающий в дело по соглашению после своего горе-предшественника, безуспешно пытается исправить ситуацию.

Часть жалоб на некачественную помощь по назначению подается именно с целью признания ранее полученных доказательств недопустимыми. К сожалению, я не знаю ни одного случая достижения успеха в избранной тактике защиты, даже если документально установлено, что адвокат вступил в дело по личной просьбе следователя в нарушение установленного порядка, что легко проверяется при компьютерном распределении требований через Центр субсидированной юридической помощи адвокатской палаты. Был случай в дисциплинарной практике ПАСО, когда наказали адвоката, принявшую участие в допросе задержанного в помещении ФСБ в три часа ночи и объяснявшую, что оказалась она там случайно. Признать доказательство недопустимым защитнику не удалось. Полагаю, что налицо явная коллизия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», который отнес к компетенции совета адвокатской палаты установление порядка участия адвокатов в делах по назначению, и уголовно-процессуального законодательства, не установившего последствия нарушения установленного порядка.

В палатах, где работа по назначению является обременением, «бесплатным» адвокатам доплачивают за счет тех, кто обеспечен работой по соглашениям. В других регионах исключение из списка лиц, допущенных к работе по ст. 50 УПК, считается более грозным последствием, чем само дисциплинарное наказание, но ситуация с качеством практически одинакова, в чем я абсолютно уверена.

Доводы представителей адвокатского сообщества сводятся к следующем: платите достойно, и качество будет соответствующим.

Решение Совета ПАСО установило особый порядок допуска адвокатов к участию в работе по назначению по основаниям ст. 50 УПК РФ и ст. 50 ГПК РФ: по личному заявлению в список включаются адвокаты, не имеющие дисциплинарных взысканий, повышающие квалификацию и готовые подвергнуться системным проверкам качества выполненной работы. Никакого принуждения, не нравятся тарифы – не работайте, согласились – работайте, как следует.

Кто-то, возможно, прибегнет к доводам о нарушении проверкой адвокатской тайны. Наша позиция сводится к следующему: единственная тайна в данном случае состоит в том, что адвокат по делу ничего не делал, и эту тайну мы раскроем. Доводы не желающих подчиниться решению Совета проверил суд, указав, что проверяющие – члены Совета и Квалификационной комиссии – гарантируют сохранение в тайне сведений, содержащихся в досье. Цель проверки – реализация права на квалифицированную юридическую помощь и контроль органов адвокатского самоуправления за эффективным расходованием бюджетных средств.

В палатах, где подобные проверки никогда не проводились, представить не могут весь спектр нарушений: это игнорирование требования о ведении адвокатских досье, отсутствие в производствах каких-либо следов адвокатской деятельности, согласие со стороной обвинения при отрицании вины подзащитным, абсолютно немотивированные или содержащие грубые ошибки в применении материального и процессуального права ходатайства, отказ от обжалования процессуальных актов, если не разделена позиция доверителя. Отдельных слов заслуживают стилистика и орфография документов, вышедших из-под пера (все еще встречаются рукописные жалобы!) и клавиш защитников. Как будто они не учились грамоте и принципиально не пользуются опцией «рецензирование».

Крайнее возмущение вызывают заявления об оплате: например, один адвокат включает в них работу в ночное время, хотя текст ходатайства состоит из двух строчек с просьбой об истребовании характеристики с места жительства и диагноза из поликлиники, причем эти однообразные многочисленные ходатайства с пометкой о ночном времени и просьбой об оплате по 1100 рублей за каждое, системно содержатся во всех досье. Адвокат в Квалификационной комиссии заявила, что пишет их специально в ночное время, чтобы «добить зарплату до заработка прокурора», причем не видит в подобном образе действий никаких неправильностей.

Другой адвокат подал заявление о взыскании расходов на транспорт, приложив к нему шесть билетов на маршрутное такси с указанием, что хотя все три дела об обжаловании в порядке ст. 125 УПК РФ в областном суде распределены ему в один день и назначены к рассмотрению на одну дату, он трижды приезжал в суд, изучая каждое дело раздельно, а затем возвращался в коллегию. Офис адвоката расположен во дворе областного суда – это общеизвестный факт. Суд в своем обращении не ставил вопроса о возбуждении дисциплинарного производства, просто довел эти обстоятельств до сведения ПАСО, высказав соображения, что адвокат подобрал использованные билеты на остановке общественного транспорта напротив здания облсуда. Стыдно!

Дело не сдвинется с «мертвой точки», если этим не заниматься последовательно и системно.

Адвокаты, допущенные к работе по назначению, принимают условие о необходимости предоставления на проверку всех адвокатских производств. Кто считает это неприемлемым, может не утомлять себя подобными проблемами и спокойно работать только по соглашениям, когда его работу оценивает только доверитель.

Раз в месяц я провожу бесплатные семинары для адвокатов, где даю рекомендации о ведении адвокатских производств, об оформлении отношений с доверителями с целью защиты самих адвокатов от недобросовестных претензий.

Ушли в прошлое случаи, когда досье не предоставлялись даже в рамках дисциплинарного производства, возбужденного по жалобе, или отсутствовали вовсе, что выясняется в ходе проведения комплексных проверок, назначаемых по решению Совета. Сегодня мы вышли на иной уровень проверки качества, когда проверяется уже не только факт наличия самого досье, но и его содержание.

Чаще случается видеть отличные адвокатские производства, а не те, что составлены в целях собственной защиты в ходе разбирательства в Квалификационной комиссии. Так что процесс идет. Главное – в нужном направлении и с положительной динамикой.

Федеральная палата адвокатов сражается за увеличение тарифов, но вся работа пойдет насмарку, когда Минюст, законодательные органы, аппараты уполномоченных по правам человека продолжают получать многочисленные жалобы на некачественную юридическую помощь. Логика государства проста: как можно платить больше за некачественную работу?

Кстати, именно по результатам поездки в Нидерланды в Самаре введено компьютерное распределение дел по назначению. За один час работы голландским адвокатам платят 149 евро, а вот качество этой работы проверяют сотрудники специально созданного государственного учреждения, которые самым тщательным образом изучают материалы досье, составленные адвокатами документы, так что выводы делайте сами…

Татьяна БУТОВЧЕНКО,
первый вице-президент Палаты адвокатов Самарской области