×

И строг наш приказ, да не слушают нас

8 июля в «МК» состоялась пресс-конференция первого заместителя Председателя
Материал выпуска № 14 (79) 16-31 июля 2010 года.

И СТРОГ НАШ ПРИКАЗ, ДА НЕ СЛУШАЮТ НАС

Причиной всех зол депутаты снова называют правоприменительную практику

Андрей Макаров, Олег Морозов

8 июля в «МК» состоялась пресс-конференция первого заместителя Председателя Государственной Думы Олега Морозова и заместителя председателя Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Андрея Макарова, темой которой стала «Государственная дума перед каникулами: подведение итогов и перспективы работы на осень». Депутаты уверяли, что рекордное количество принятых законов (свыше 200) – не отрицательный показатель их качества, а результат работы «отлаженной парламентской машины».


200 законов еще не предел


Подводя итоги работы Нижней палаты, Олег Морозов заявил, что прошедшая сессия оказалась самой результативной с точки зрения статистических показателей. И, предвосхищая вопросы журналистов о том, не сказалось ли количество на качестве, заверил, что в эту сессию Дума принимала антикризисные законы, позитивный результат которых почувствовала вся страна. «Мы приняли 201 закон – это рекорд, но еще не вечер, полагаю, к завершению работы парламент придет с 230 принятыми законами. Это показатель того, что мы отладили процедуры, помогающие сделать работу Думы более четкой. Парламент стал более структурированным, а с вашей точки зрения, более скучным, потому что работает отлаженная парламентская машина», – сказал Олег Морозов журналистам.

По поводу ставшей прецедентной фразы «Дума не место для дискуссий» заместитель председателя сказал, что с дискуссиями в Думе все нормально: «Единая Россия не оставляет без ответа не один из обсуждаемых вопросов. Каждая фракция имеет возможность высказаться. Только теперь существует правило, по которому с общим мнением фракции выступает один человек».

Планы на будущее

Первым из главных вопросов следующей, осенней сессии станет бюджет. Также ключевыми направлениями работы Думы в следующем сезоне будет формирование системы страховой медицины, реформирование ЖКХ, создание правовой основы для стимулирования инновационной деятельности государства. Изменения коснутся налогового законодательства. В частности, стоит вопрос о взыскания налоговой задолженности с физических лиц. «Сегодня в судах у нас порядка 3,5 млн таких дел, из них более 30 % с суммами задолженности менее 300 руб. Таким образом, государство тратит на судебную процедуру больше, чем получает. А качество этой процедуры таково, что гражданин узнает о задолженности в момент, когда его останавливают на границе. Президент согласился с нашем предложением, которое состоит в том, что налоговики не будут обращаться в суд, пока сумма задолженности не достигнет 1500 рублей», – сообщил Андрей Макаров. Говоря об изменениях в налоговом законодательстве, он отметил, что парламентарии максимально упростили процедуру уплаты налогов по транспортному, земельному, имущественному налогам.

СИЗОнный больной

На вопрос «АГ», будет ли принят законопроект о содержании в СИЗО тяжелобольных людей, который направлен на предотвращение появления новых Магнитских и Трифоновых, депутат Андрей Макаров ответил так: «У нас несколько вариантов подхода к этой проблеме. Необходимо отметить, что вопрос Сергея Магнитского и Веры Трифоновой подняли все-таки мы. Существующее законодательство запрещает содержать осужденного в местах лишения свободы, если у него есть тяжелые заболевания, однако на человека, находящегося в следственном изоляторе, это положение не распространяется. Получается, что преступник находится в лучшем положении, чем человек, вина которого не доказана. Безусловно, это нужно устранить, и, казалось бы, что сделать это достаточно просто.

К сожалению, простого решения не существует. Мы уже приняли, на мой взгляд, несколько замечательных законов. Один из них не давал сажать в тюрьму за преступления по налоговым преступлениям. Это была первая реакция на смерть Магницкого. Что получилось? После того как всеми поддержанный законопроект, подписанный Президентом, получил силу закона, вышло письмо заместителя Генерального прокурора Виктора Гриня. Письмо, разошедшееся во все регионы гласило, что Налоговый кодекс на органы милиции и прокуратуры не распространяется, следовательно, данный закон не должен исполняться. По моему мнению, в любом нормальном государстве этого человека на следующий день сняли бы с работы или поместили бы в психиатрическую больницу.

Следующий президентский законопроект, который мы принимаем, запрещает брать под стражу обвиняемых в экономических преступлениях. Но ситуация не меняется – под стражу берут. Теперь действие закона подавляется судебной системой – сразу же появляется разъяснение Верховного Суда о том, что такое экономическая деятельность.

То есть причина проблемы не в законе, а в правоприменительной практике, в том, как избирается мера пресечения. Закон изменить гораздо проще, чем изменить практику. Нам не хочется, чтобы принятый закон стал простой декларацией – вот, отчитались. Потому что дальше пойдут медицинские заключения о том, что заболевание – не такое как в законе, а совершенно другое. Также как сегодня говорят, что экономическая деятельность – это не экономическая деятельность, а черт его знает что такое! Мы обязательно примем этот закон, но хотим, чтобы он был реально обеспечен соответствующей правоприменительной практикой. Я надеюсь, что закон будет принят до конца этого года, хотя не убежден, что это решение проблем».

Не преминул пройтись по правоприменителям и Олег Морозов, отметивший «что вся наша правоохранительная система имеет репрессивный крен. Она умеет работать только под этим креном, но не умеет действовать в нормальном правовом поле, в котором нельзя взять человека и посадить в кутузку, чтобы он там сидел и молчал».

Адвокаты, ноутбуки и пуговицы

Взбудораживший адвокатское сообщество вопрос «о ноутбуках», Андрей Макаров прокомментировал в том смысле, что в стране существуют более насущные проблемы, нежели адвокат с ноутбуком или без. «Вы поднимаете вопросы, которые важны, но не так существенны. Говоря о коррупции, мы же не говорим о коррупции среди адвокатов или прокуроров. Вопрос нужно ставить иначе: к пуговицам претензии есть? – пуговицы мы обязательно исправим». Однако свою позицию по поводу законопроекта бывший адвокат обозначил однозначно, сказав, что считает подобное ограничение несправедливым и некорректным. «На мой взгляд, со стороны Госдумы было ошибкой пропустить этот закон, хотя в первоначальном виде он был еще хуже. Я надеюсь, что после работы в согласительной комиссии будет найдено разумное решение, которое не позволит дискриминировать адвоката, только потому, что он адвокат», – заявил депутат.

Марина САМАРИ,
Константин ТОПИН

"АГ" № 14, 2010