×

Дело чести

Московский адвокат взыскал по иску о защите чести и достоинства 1,7 млн рублей
Материал выпуска № 14 (79) 16-31 июля 2010 года.

ДЕЛО ЧЕСТИ

Московский адвокат взыскал по иску о защите чести и достоинства 1,7 млн рублей

Савеловский районный суд г. Москвы признал порочащими честь и достоинство певицы Валерии и ее продюсера Иосифа Пригожина статьи, написанные и опубликованные журналистом Николаем Фандеевым, и обязал выплатить истцам рекордную по такого рода искам сумму – 1,7 млн руб. О сути, претензиях и результатах дела «АГ» рассказал адвокат истцов Сергей Жорин.



Кто сказал «мяу», или Позиция нападения

Начиная с 2006 г. Интернет то и дело пополнялся статьями, порочащими Валерию и Иосифа Пригожина. Причем их количество увеличивалось в значимые для певицы и продюсера моменты – будь то концерт или очередной альбом. Успех Валерии, большой или маленький, вызывал шквал статей, в которых певицу обвиняли в плагиате, а продюсера в нечистоплотности. И всегда среди этого шума появлялось имя журналиста Николая Фандеева.

Иосиф Пригожин реагировал по-разному. Когда терпел молча, когда пытался поговорить, а когда и по лицу докучливому журналисту мог дать. Результата никакого – пулеметчик строчит что есть силы новые оскорбительные материалы. Тогда я убедил Иосифа Пригожина, что суд – это наиболее демократичный способ решения проблемы, вариант гораздо более эффективный, чем рукопашная. Поскольку пойти на мировую с продюсером журналист отказывался, а в ответ на звонок с просьбой перестать писать гадости мог выложить запись телефонного разговора в Интернет с тегом «Пригожин прогнулся», для борьбы с оскорблениями остался только один способ – суд. Но даже в рамках процесса на каждом заседании я предлагал Фандееву заключить мировое соглашение, однако журналист отвечал в том смысле, что он с Пригожиным не ссорился и мириться не собирается.

Зачем соловушка поет, или Кому все это надо?

Шоу-бизнез – это не только шоу, но и бизнес. В нем есть своя конкуренция, соответственно, есть те, кто может быть не доволен успехом Валерии. Они и стимулируют сплетни и слухи, которые негативно сказываются на репутации, а те журналисты, которые пишут заказные статьи, эти сплетни подхватывают и раздувают. Есть прямая взаимосвязь: выходит большое количество негативных статей – падает количество проданных дисков или билетов. Фандеев же «творил» всегда накануне важного для шоу-бизнеса события.

Артиста обидеть не сложно. Например, Барии Алибасов мне рассказывал, что артисту важно передать публике свой драйв, кураж, а если накануне концерта кто-то позвонил, нагрубил, настроение, естественно, портится, глаза не горят, и зритель это чувствует.

И самое нелогичное в этой ситуации, что и звезды, о которых пишут, и журналисты, которые пишут то, на что потом обижаются знаменитости, «связаны одной цепью». Вот, к примеру, сайт Фандеева – у него не особенно большая посещаемость, но зато большинство посетителей – герои публикаций. И если что-то пишут про коллег по цеху, можно посмеяться, а если ушат грязи выливается на тебя – уже обидно.

Сегодня в Интернете, а завтра в Лете

Раньше был один способ заверить web-страницу – нотариальный. Но с ним неизбежно связано несколько проблем – не все нотариусы заверяют страницы, а те, которые заверяют, заверяют не каждую страницу. Например, у нас был судебный процесс с Леной Берковой – все нотариусы отказались эту порнографию заверять. Следующая проблема – когда судебный процесс уже начался, нотариус не имеет право ничего заверять. Мы работаем с организацией, которая имеет право выдавать экспертное заключение и заверять содержание интернет-страниц, даже когда дело уже находится в стадии рассмотрения, называется – «Первый всесоюзный экспертный центр информационных технологий и массовых коммуникаций».

У Фандеева было два сайта www.starsnews.ru и www.starsnews.su, от последнего он отказался, хотя статьи, да и сами сайты были идентичны. Часть статей, которые мы сочли затрагивающими честь и достоинство истцов, журналист признал своими, про часть сказал, что это перепечатка из «Экспресс-газеты». Но ведь Фандеев подал все совершенно в другом контексте, он же мастер провокации.
Помимо Фандеева, чьему перу принадлежали порочащие статьи и на чье имя были зарегистрированы сайты www.starsnews.ru и www.starsnews.su, ответчиком по делу Пригожина и Валерии выступало ООО «Корпорация “Гамма-медиа”», которая являлась администратором доменного имени www.iosif-prigozhin.com. На сайте были размещены все те же материалы.

На миллион не настрадаешься

Отстаивая свою позицию, мы могли доказывать морально-нравственные страдания, но по этому пути мы не пошли, потому что, куда он приводит, всем известно. Как можно доказать, что ты настрадался на миллион, а не на 100 тысяч? Что для этого нужно – плакать до потери сознания? Однако, руководствуясь Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 24 февраля 2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», сумму морального вреда можно связать со степенью распространения информации, что мы и сделали.

Схему расчетов мы предложили такую: сайт, на котором были размещены порочащие честь и достоинство истцов сведения, ежедневно посещают 200 уникальных пользователей. За период распространения недостоверной информации (с 2006 по 2010 г.) число уникальных посетителей составило 292 000 человек. За один просмотр недостоверной информации мы потребовали чуть больше 85 рублей. Таким образом, получилась сумма иска – 25 000 000 рублей (292 000 чел. × 85,61 руб.).

И самое интересное, что ответчики не опротестовывали нашу формулу расчетов, а стали спорить по количеству просмотров, фактически подписавшись под еще большей суммой компенсации. Вообще, на мой взгляд, процесс напоминал избиение младенцев. У ответчиков не было продуманной системы защиты. Николай Фандеев представлял себя сам, «Корпорация “Гамма-Медиа”» тоже представляла себя сама, причем в суд ходили все время разные люди, профессиональных адвокатов у них не было.

Оба ответчика ссылались на статью 56 ГПК РФ – о том, что каждый должен доказывать те сведения, которые оспаривает. Якобы мы должны были доказать факт недостоверности информации. На том и погорели, ведь в законе прописано, что истец должен доказать факт распространения и порочащий характер информации, а ее достоверность должен доказать ответчик.

Три "w" и честное имя

В итоге cуд признал информацию, размещенную на сайте Фандеева, недостоверной и обязал ее опровергнуть. Также суд аннулировал регистрацию за ООО «Корпорация “Гамма-Медиа”» доменного имени www.iosif-prigozhin.com и признал за истцом право на администрирование этого сайта. Хотя забрать сайт не было самоцелью, мне как защитнику важно было провести эксперимент – а возможно ли вообще отсудить доменное имя, если оно в точности совпадает с именем истца. Доменные имена по зарегистрированным товарным знакам отсуживали многие, но тут уже другое – нарушение права на имя. Также cуд постановил взыскать 1,5 млн рублей с ООО «Корпорация «Гамма-Медиа» и 230 000 рублей с самого журналиста. Правда, еще до вступления решения суда в законную силу мы подписали с Фандеевым мировое соглашение, по которому простили ему деньги взамен на публичные извинения.

По примеру мэра

Выиграть дело не так сложно, а вот взыскать серьезную сумму компенсации морального вреда – это проблема. Думаю, над судьями довлеет определенная практика, стереотип. До того как Юрий Лужков отсудил миллион у Бориса Немцова и ИД «Коммерсант», о таких взысканиях можно было и не мечтать. Судебная практика раскачивается медленно, как маятник, кто-то отсудил миллион, значит, другие судьи тоже начнут взыскивать похожие суммы с плюсом или минусом в ту или иную пользу. Так, по иску Барии Алибасова мы взыскали 1,1 млн рублей. Да и сейчас, по сути, за миллион мы не вышли, ведь сумма в 1,7 млн дробится на двух истцов и двух ответчиков. Каждому ответчику присуждено около 500 тыс. рублей от «Корпорации “Гамма-Медиа”» и по 100 000 от журналиста.

Нужно менять практику и привязывать моральный вред не только к моральным и физическим страданиям, не только к степени распространения информации, хотя это уже шаг на пути к здравому смыслу, но еще и к финансовому состоянию истца и ответчика. Потому что компенсация морального вреда – это, с одной стороны, некая сумма, которая немножко успокоит потерпевшего, а с другой – заставит хорошенько задуматься ответчика. Иной раз маленькая сумма в качестве компенсации – это насмешка над оскорбленным. Как с иском ветерана Семёнова к журналисту Подрабинеку, который в своей статье назвал ветеранов «вертухаями» и «палачами». Иск удовлетворили и присудили ветерану 1000 рублей. Такая компенсация еще больше унижает человека. Или, скажем, Леониду Агутину выплатили 5000 рублей по иску о защите чести. Это что – деньги? Если оскорбить заслуженного и известного человека стоит 5000 рублей, сколько будет стоить оскорбление «простого смертного» – стакан кока-колы?

Мне кажется, что именно адвокатское сообщество может что-то сделать, чтобы быстрее раскачать этот исковой маятник до 10, 20, 30 млн рублей. Тогда, может быть, воцарится такой порядок, при котором СМИ будут внимательнее относиться к тому, что они говорят, а люди, которых оклеветали, будут чувствовать удовлетворение. Здесь важно не допустить перегибов, как в тех делах, когда за горячий пирожок в «Макдоналдсе» отсуживают миллионы долларов. Закон должен быть справедливым. Все говорят о правовом нигилизме, задаются вопросом, как с ним бороться, – ответ прост: правовой нигилизм исчезнет, когда люди будут приходить в суд и находить там справедливость. Как во времена Римской империи, когда все жили по закону, понимая, что закон суров, но это закон и он справедлив.

Бывают разные слова:
Те, прозвучав, как в воду канут,
От тех кружится голова,
Ну а от многих уши вянут
Э. Севрус

Для меня это дело было эмоционально сложным. Столько грязи, сколько вылили на меня журналисты в рамках этого процесса, не выливалось никогда. Хотя в своей работе я сталкивался в суде с различными российскими и зарубежными изданиями, в том числе такими сильными, как, например, «Новая газета» или «Газета.ру». Этот процесс продемонстрировал мне огромную разницу между журналистами музыкальными и политическими. Понимаю, почему артисты не судятся за оскорбительные статьи, – это такой своеобразный журналистский шантаж.

Мои доверители постоянно сомневались, правильно ли они сделали, что стали бороться с клеветой в суде, думали, как в известном фильме, когда удушаемому герою говорят: «Потерпи, может, обойдется».
Да и вообще, в подобных делах на стороне ответчика выступать проще. Поэтому, когда выигрывают журналисты – это нормально и это не говорит о том, что адвокаты плохо сработали. Всегда сложно доказать «надлежащность» истца, порочащий характер высказывания. К тому же существует масса международных актов, по которым мнения и суждения не наказываются. Проблема еще и в том, что не все судьи разбираются в таких лингвистических вопросах, они часто не видят той важной для защиты грани, где мнение становится утверждением. Всегда проще защищаться, чем нападать, поэтому опыт этого дела для меня как для адвоката гораздо интереснее.

Марина САМАРИ,
корреспондент «АГ»

От редакции

Руководствуясь нашим принципом равенства сторон на газетных полосах, «АГ» сделала несколько попыток получить комментарий у журналиста Николая Фандеева, но он так и не вышел с нами на связь. Однако в блоге журналиста http://fandeeff.livejournal.com есть некоторые весьма эмоциональные описания впечатлений от судебных заседаний. А на сайте, где размещались спорные публикации, опубликовано такое лаконичное извинение журналиста:

«Я, Николай Фандеев, приношу свои извинения Валерии и Иосифу Пригожину за то, что писал про них не всегда корректно и подчас оскорбительно. Обещаю впредь так не поступать».


"АГ" № 14, 2010