×

Как судиться с банком

Дело о досрочном взыскании сумм кредита, процентов за пользование денежными средствами и неустойки по кредитному договору
Материал выпуска № 6 (71) 16-31 марта 2010 года.

КАК СУДИТЬСЯ С БАНКОМ

Дело о досрочном взыскании сумм кредита, процентов за пользование денежными средствами и неустойки по кредитному договору

 
Светлана ШАБАЛИНА,
адвокат КА «Цитадель» № 127
Кемеровской области
В коллегию адвокатов обратился гражданин Сергей Николаевич Белов (фамилия изменена) в связи с тем, что получил по почте определение суда о наложении ареста на принадлежащее ему здание. Из определения следовало, что «Алес-банк» (наименование банка изменено) обратился в суд с исковым заявлением о досрочном взыскании с С.Н. Белова сумм кредита, процентов за пользование денежными средствами и неустойки по кредитному договору.

После непродолжительного разговора с клиентом я выяснила, что летом 2008 г. он заключил кредитный договор с «Алес-банком» на сумму 23 600 000 руб. Срок возврата кредита по кредитному договору установлен по июль 2009 г. включительно.

Во исполнение обязательств по кредитному договору между банком и С.Н. Беловым был заключен договор залога, по которому для обеспечения всех обязательств С.Н. Белова, принятых перед банком по кредитному договору, С.Н. Белов передал банку в залог здание, на которое суд теперь наложил арест.
Кроме того, было заключено два договора поручительства.

Со слов клиента, он добросовестно относился к исполнению принятых на себя обязательств и не нарушал график платежей.

После ознакомления с материалами дела в моем распоряжении было исковое заявление о досрочном взыскании сумм кредита, процентов за пользование денежными средствами и неустойки по кредитному договору – на общую сумму 24 426 070,72 руб.

Первое судебное заседание

В первом судебном заседании с моим участием представитель банка заявил ходатайство о применении дополнительных мер обеспечительного характера.

Несмотря на мои возражения, суд вынес определение о наложении ареста еще и на 14 автомобилей, принадлежащих ответчику, и на три банковских счета клиента, арестовав по 24 426 070,72 рублей на каждом.

К сожалению, так повелось, что если банк обращается в суд с исковым заявлением о взыскании сумм кредита, процентов за пользование денежными средствами и неустойки по кредитному договору, исход дела почти уже предрешен и весы Фемиды однозначно склоняются на сторону банков.
Так поначалу было и в данном деле.

Однако бороться за справедливое и законное решение просто необходимо.

Неравная борьба

Мы подали частную жалобу на два определения суда о наложении мер обеспечительного характера.

Основным доводом в подтверждение того, что два определения суда являются незаконными, необоснованными и подлежащими отмене, стало следующее обстоятельство. Согласно отчету об оценке имущества (предмета залога), рыночная стоимость здания на тот момент составляла: 63 820 000 руб. Неправильная формулировка в определении суда о наложении ареста на банковские счета привела к тому, что судом фактически наложен арест на три банковских счета по 24 426 070,72 руб. на каждом, что в сумме составляет 73 278 212,16 руб. Таким образом, правило о том, что обеспечительные меры должны быть соразмерны заявленным требованиям, в данном случае не было соблюдено.

Определением Кемеровского областного суда определение суда о наложении ареста на банковские счета и 14 автомобилей было отменено.

Судебное разбирательство продолжилось.

В судебных заседаниях я неоднократно обращала внимание суда на то, что банком нарушен порядок и срок предъявления требования о досрочном погашении кредита.

В соответствии с ч. 2 ст. 811 ГК РФ, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

В соответствии с п. 5.1. кредитного договора, заключенного «Алес-банком» с С.Н. Беловым, банк вправе потребовать досрочного исполнения обязательств по возврату основной суммы кредита (части кредита), уплате процентов и неустойки, а заемщик обязан в течение тридцати дней с момента предъявления банком соответствующего требования исполнить указанное требование в следующем случае – при просрочке возврата сумм кредита и (или) начисленных по нему процентов свыше пяти рабочих дней.

Согласно графику платежей и расчетов полной стоимости кредита дата уплаты кредита и процентов по кредиту является 17 ноября 2008 г., однако требование было получено С.Н. Беловым уже 20 ноября 2008 г., т.е. просрочка возврата суммы кредита и начисленных процентов на тот момент составляла лишь два дня.

В силу этого, по моему мнению, требование банка от 20 ноября 2008 г. нарушает права С.Н. Белова и предъявлено незаконно.

Кроме того, по состоянию на 2 февраля 2009 г., согласно расчету исковых требований банка, задолженность С.Н. Белова по кредитному договору отсутствовала, по состоянию на 5 марта 2009 г., согласно выписке по текущему счету, принадлежащему С.Н. Белову, за период с 17 сентября 2008 г. по 6 марта 2009 г. задолженности у С.Н. Белова перед банком нет.

Несмотря на это, в августе 2009 г. судом было вынесено решение о взыскании суммы задолженности по кредитному договору в размере 23 854 357,04 руб.

Хотелось бы отметить, что к моменту вынесения решения срок действия кредитного договора уже истек.

Решение кассационной инстанции

Указанное решение было обжаловано в Кемеровский областной суд. В качестве основного довода в кассационной жалобе было указано, что банком нарушен порядок и срок предъявления требования о досрочном погашении кредита.

Совещание судебной коллегии после прений сторон длилось около 40 минут.

Итог: решение суда первой инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрение.
В определении суда кассационной инстанции было указано:

«Удовлетворяя исковые требования банка, суд первой инстанции исходил из пояснений представителя истца о том, что в связи с неисполнением заемщиком своих обязанностей по кредитному договору по возврату полученных денежных средств и уплате процентов, банк направил заемщику уведомление от 20 ноября 2008 г. о досрочном возврате задолженности по кредиту в соответствии с требованиями п. 5.1 кредитного договора, которое заемщик получил лично.

Однако при этом суд не проверил, имелись ли у банка основания требовать, досрочного погашения заемщиком кредита, в чем заключалось нарушении заемщиком условий кредитного договора, дающее право банку требовать досрочного погашения кредита.

Представитель С.Н. Белова (С.А. Шабалина) в судебном заседании возражая против заявленного иска, ссылался на отсутствие у банка оснований для обращения ответчика с требованиями о взыскании задолженности по кредиту, однако судом доводы представителя ответчика с надлежащей полнотой исследованы не были.

Кроме того, из графика платежей, расчета исковых требований усматривается, что очередной датой уплаты кредита и процентов по кредиту являлось 17 ноября 2008 г., когда было произведено списание только 1610,6 руб. процентов, остальная сумма общего платежа по кредиту оплачена не была. Требование о досрочном возврате кредита истцом было направлено С.Н. Белову 20 ноября 2008 г., т.е. в срок до пяти дней, а не свыше пяти дней, как предусмотрено п. 5.1 кредитного договора. Указанному обстоятельству суд оценки не дал, хотя оно имело значение для правильного разрешения дела.

Также судом не учтено, что по состоянию на 2 февраля 2009 г. у ответчика отсутствовал просроченный основной долг по кредиту, оценки этому обстоятельству судом в решении не дано».

Мировое соглашение

В соответствии со ст. 10 ГК РФ, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

При первом рассмотрении дела, вплоть до назначения даты судебного заедания в Кемеровском областном суде (23 октября 2009 г.) ответчик в адрес банка неоднократно направлял проекты мирового соглашения.

Однако ни на какие более или менее приемлемые для С.Н. Белова условия мирного разрешения спора, руководство банка не соглашалось.

При новом рассмотрении дела спор был урегулирован путем заключения мирового соглашения.