×

Приговор за конституционное право

Президиум Краснодарского краевого суда отменил приговор в отношении адвоката за обращение к Президенту РФ с жалобой на незаконные действия сотрудников полиции
Материал выпуска № 16 (225) 16-31 августа 2016 года.

ПРИГОВОР ЗА КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО

Президиум Краснодарского краевого суда отменил приговор в отношении адвоката за обращение к Президенту РФ с жалобой на незаконные действия сотрудников полиции

Может ли реализация конституционного права быть основанием для привлечения к ответственности? Может ли адвокат быть привлечен к уголовной ответственности за обращение к Президенту РФ? На первый взгляд, вопрос риторический, но краснодарские правоохранительные органы и судьи дают положительный ответ.

Судья, осуждающий невинного, осуждает самого себя
Публий Сир


Обстоятельства уголовного дела
22 января 2006 г. адвокат АП Краснодарского края А. обратился к Президенту РФ с жалобой на незаконные действия сотрудников полиции. Но его обращение, как это случается, не достигло цели и, минуя все инстанции, прямиком возвратилось к лицу, против которого было направлено. Сотрудник полиции, истолковав изложенные сведения как заведомо ложные, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, обратился в правоохранительные органы с заявлением о привлечении адвоката к уголовной ответственности.

И началась травля: была проведена доследственная проверка, и по ходатайству прокурора судья вынес заключение, в котором усмотрел в поданной адвокатом жалобе признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК РФ (клевета), проведены следственные действия, утверждено обвинительное заключение, и дело было передано в суд. Судья, рассмотрев материалы уголовного дела, признал адвоката А. виновным в совершении преступления.

В итоге за реализацию своего конституционного права адвокат был привлечен к уголовной ответственности и лишен статуса.

При всей абсурдности обвинения обжалование приговора не дало положительного результата, суды проявляли устойчивое непонимание и отказывались слышать доводы адвоката. Только после вмешательства Верховного Суда РФ свершилось запоздалое признание ясного факта – дело было передано для рассмотрения в краевой суд, а 27 июля 2016 г. в Президиуме Краснодарского краевого суда приговор был отменен. Здравый смысл восторжествовал. Однако для этого понадобилось 9 лет борьбы!

Возникает вопрос: почему представители государственных органов с упорством отрицали очевидные вещи?

Прокурор Карасунского административного округа (КАО) г. Краснодара С.В. Синяговский, обратившийся с ходатайством в суд о даче заключения о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката и утвердивший обвинительное заключение; следователь прокуратуры КАО г. Краснодара И.С. Кочубей, проводивший предварительное следствие; судья Советского районного суда г. Краснодара А.В. Работкин, поддержавший доводы прокурора, усмотревший в действиях адвоката А. признаки состава преступления, давший соответствующее заключение и инициировавший возбуждение уголовного дела; государственный обвинитель – помощник прокурора КАО г. Краснодара А.Н. Шевцов, поддерживавший обвинение против адвоката; мировой судья КАО судебного участка № 39 г. Краснодара О.А. Фёдоров, признавший виновным адвоката А. за реализацию конституционного права; судьи Советского районного суда Ю.А. Ламейкин, Ю.А. Лапкин и Краснодарского краевого суда В.В. Горбань, Н.В. Егорова, С.Л. Саликов, С.Л. Амбаров, С.Л. Бузько, С.Л. Ерёмова, отказавшие адвокату в удовлетворении его жалоб.

Получается, что все указанные лица, мягко говоря, оказались слепы к очевидности? В чем причина массового заблуждения и нежелания следовать закону? Можно понять, когда ошибается одно лицо, но, когда по одному делу это с завидным постоянством практикуют следователь, районный прокурор, судьи мирового, районного и краевого судов, приходится постоянно задумываться о качестве нашего правосудия… Тем более когда речь идет о выполнении адвокатом профессионального долга.

Чем примечательно данное дело?
Во-первых, реализация конституционных прав не должна находиться в зависимости от усмотрения правоохранительных органов.

Как известно, право на обращение (петицию) отражено в международном и национальном законодательстве: Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 10), Конституции РФ (ст. 33). А порядок его реализации закреплен Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». При этом в ч. 1 ст. 6 указанного закона установлен запрет на преследование гражданина в связи с его обращением к должностному лицу.

Исходя из прецедентной практики ЕСПЧ, юрисдикцию которого по вопросам толкования Конвенции и Протоколов к ней признает Россия, практика привлечения заявителя к уголовной ответственности на основании ст. 129 УК РФ нарушает право заявителя свободно выражать свое мнение и право на справедливое судебное разбирательство, что в свою очередь свидетельствует о нарушении ст. 6 и 10 Конвенции1.

А согласно правовым позициям ВС РФ в случае, когда гражданин обращается в государственные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, но эти сведения в ходе проверки не находят подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к ответственности, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение к должностному лицу2. Если гражданин уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, даже если они и не соответствуют действительности, он не может нести уголовную ответственность по ст. 129 УК РФ3.

Следовательно, в силу самого факта (ipso facto) обращение в государственные органы с изложением сведений о нарушениях прав граждан не является и не может являться основанием для уголовного преследования. И это вполне закономерно, в противном случае любой обратившийся гражданин рискует быть привлеченным к уголовной ответственности всего лишь за попытку реализовать свои права, а адвокат – за осуществление профессиональной деятельности.

Во-вторых, к сожалению, реализация права на профессию сопряжена для адвоката с риском лишения статуса.

В действительности это может коснуться любого адвоката, ведь не секрет, что уголовное преследование давно является одним из способов расправы с неугодными адвокатами, принципиально осуществляющими профессиональный долг. Это противоречит общемировым стандартам4, устанавливающим, что адвокаты должны быть свободны от дискриминации, вмешательства или давления.

Работа адвоката в условиях неправомерного вмешательства со стороны государственных органов приводит к негативным последствиям: каждый из нас рискует быть привлечен к уголовной ответственности не только за осуществление своей профессиональной деятельности, но даже за реализацию прав, предусмотренных Конституцией РФ.

В-третьих, добиться отмены приговора удалось благодаря настойчивости, профессионализму и помощи коллег. Приговор был обжалован во все инстанции, а в Президиуме Краснодарского краевого суда поддержку оказывала Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края.

***
В качестве выводов хотелось бы обратить внимание на следующее.
1. Защита прав адвокатов должна стать одним из приоритетных направлений деятельности органов адвокатского сообщества. Если мы не защитим себя сами, то этого никто не сделает за нас.
2. Для отстаивания прав коллег и защиты их от преследований жизненно необходимо создать комиссии по защите профессиональных прав адвокатов в тех регионах, где они еще не созданы.
3. Нужна консолидация деятельности существующих комиссий (между регионами и ФПА РФ) для постоянного обмена опытом и информацией.

P.S. Точку в этом деле ставить пока рано, поскольку приговор был отменен, но дело не прекращено. Впереди работа над оправданием и реабилитацией коллеги.



1 Постановление ЕСПЧ от 22 февраля 2007 г. «Дело Красуля (Krasulya) против Российской Федерации» и др.
2 См. п. 10 постановления ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».
3 Определение Верховного Суда РФ от 3 июля 2002 г. № 57-о02-15.
4 Конвенция о защите прав человека и основных свобод: заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г.; Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; Резолюция (78)8 Комитета министров о юридической помощи и консультациях, принята Комитетом министров Совета Европы 2 марта 1978 г.; Основные положения о роли адвокатов, приняты VIII Конгрессом ООН по предупреждению преступлений, август 1990 г.; Основные принципы, касающиеся роли юристов, приняты в г. Гаване 27 августа 1990 г.; Рекомендация № R(2000)21 Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката, принята 25 октября 2000 г. на 727-м заседании заместителей министров; Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского сообщества.
 
Алексей ИВАНОВ,
адвокат, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов
АП Краснодарского края