×

Кто допущен к пациенту?

Проблемы правового статуса медицинского работника и пути их решения: теоретические положения и судебная практика
Материал выпуска № 16 (225) 16-31 августа 2016 года.

КТО ДОПУЩЕН К ПАЦИЕНТУ?

Проблемы правового статуса медицинского работника и пути их решения: теоретические положения и судебная практика

Несмотря на принятие Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступившими в силу с 1 января 2016 г.), а также издание на его основе целого ряда подзаконных нормативно-правовых актов, до настоящего времени не урегулирован надлежащим образом правовой статус медицинского работника (врача). Предлагаемая статья может быть полезна для адвокатов при рассмотрении судами конкретных гражданских дел по искам пациентов к учреждениям здравоохранения о некачественном оказании медицинских услуг.

Окончание. Начало в  «АГ» № 15 (224).

Не вызывает сомнения, что в настоящее время в соответствии с требованиями закона термин «интерн» не может интерпретироваться как «врач-интерн». Неизбежно возникает риторический вопрос о возможности и допустимости оказания интернами медицинских услуг пациентам.

В ходе разрешения конкретного гражданского дела о причинении вреда жизни (здоровью) пациента адвокат может акцентировать внимание суда на том, что ныне действующий правовой статус интернов не только не соответствует врачебному, но и вообще не позволяет им заниматься медицинской деятельностью ввиду отсутствия свидетельства об аккредитации специалиста.

Так, согласно ч. 1 ст. 69 Закона об основах охраны здоровья граждан право на осуществление медицинской деятельности в Российской Федерации имеют лица, получившие медицинское или иное образование в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие свидетельство об аккредитации специалиста.

Представляется необходимым внесение соответствующих изменений в ведомственные нормативно-правовые акты, использующие понятие «врач-интерн», заменив его на «интерн».

Стоит отметить, что в постановлении Министерства труда и социального развития РФ от 27 августа 1997 г. № 43 (в ред. от 22 декабря 2003 г.) «О согласовании разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик по должностям работников здравоохранения Российской Федерации» (утратило силу с 1 декабря 2008 г. в связи с изданием приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 ноября 2008 г. № 665) закреплялась норма, согласно которой врач-интерн осуществлял функции врача под руководством врача-специалиста, отвечая наравне с ним за свои действия, и работал в соответствии с типовым планом подготовки врачей-интернов (раздел 2 приложения № 2 «Тарифно-квалификационные характеристики по должностям работников здравоохранения Российской Федерации»).

Однако ныне, как отмечено, указанное постановление утратило силу, а Положение применяется только в части, не противоречащей Закону об образовании, а также Федеральному закону от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании».

Вместе с тем при отсутствии законодательно закрепленного права на практическую деятельность у лиц, имеющих высшее медицинское и (или) высшее фармацевтическое образование и являющихся интернами, сам процесс обучения в интернатуре теряет какой-либо логический смысл.

Михаил СТАРЧИКОВ,
юрист, полковник юстиции в запасе, аспирант Российского нового университета

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 16 за 2016 г.