×

С журналистами надо дружить

О работе адвокатов со средствами массовой информации
Материал выпуска № 21 (230) 1-15 ноября 2016 года.

С ЖУРНАЛИСТАМИ НАДО ДРУЖИТЬ

О работе адвокатов со средствами массовой информации

Работа со СМИ – это не столько право адвоката, сколько его обязанность в силу п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Вопросы работы со СМИ поднимались в «Новой адвокатской газете» неоднократно, например, в материале «Нестандартная защита» («АГ» № 18 (227) за 2016 г.). Основываясь на собственном опыте работы адвоката, автор показывает преимущество сотрудничества с журналистами на примере недавнего случая в Екатеринбурге, вошедшего в федеральную медийную повестку.

3 сентября в центре Екатеринбурга, недалеко от областного суда (правда, Андрей Малахов в «Пусть говорят» назвал это место окраиной города, но спишем его мнение на то, что от места происшествия до МКАДа действительно далеко), случилась стрельба. Результат: двое убитых и семеро раненых. По показаниям раненых, их цинично расстрелял из автомата некий казак Олег Шишов, который с места происшествия скрылся. Информация про «бойню в Екатеринбурге» облетела все федеральные СМИ в тональности «о, ужас, ужас!». Излишне говорить, что на местных информационных ресурсах вообще не умолкала тема – найти и покарать. Следственный комитет ожидаемо и очевидно возбудил уголовное дело по признакам ч. 2 ст. 105 УК РФ – убийство двух и более лиц.

Наблюдателям в принципе было понятно дальнейшее развитие ситуации – рано или поздно Шишова задержат, заключат под стражу и впоследствии осудят на 12–18 лет в зависимости от того, насколько внятно он и его защитник смогут объяснить причину происшествия.

4 сентября мы приняли на себя защиту Олега Шишова и его трех товарищей. 5 сентября Олег Шишов добровольно явился в ГУВД области. В течение всего дня с ним проводились следственные действия, а к вечеру случилась сенсация: «казак, расстрелявший людей в центре города», как его успели окрестить в СМИ, был отпущен с подпиской о невыезде без какого-либо обвинения. Еще через день было возбуждено уголовное дело по факту массовых беспорядков, и начались аресты стороны, которую изначально воспринимали в качестве пострадавшей – тех самых раненых. Аресты продолжаются по настоящее время, в том числе по мере выписывания раненых из больницы. Следственный комитет озвучил официальную версию – группа вооруженных людей на восьми машинах прибыла к дому Шишова с целью повреждения имущества и причинения телесных повреждений, Шишов и два его товарища были вынуждены защищаться с применением оружия, результатом чего стала гибель двоих и ранения семерых нападавших. В действиях Шишова и его товарищей усматриваются признаки необходимой обороны.

Из обвиняемых в потерпевшие
Так что же произошло? Оставим за рамками адвокатскую работу по обоснованию признаков необходимой обороны в действиях Шишова и его товарищей, перераспределение ролей, доказывание преступного характера действий нападавших-пострадавших, включая инициирование возбуждения против них уголовного дела, рутинное сопровождение всех фигурантов дела и основных свидетелей, потому что в принципе это понятный всем адвокатам алгоритм, и ничего особенного защитниками сделано не было. Но также понятно, что типичным развитием этой ситуации был бы арест наших подзащитных и последующее нудное доказывание всего вышеперечисленного – с более или менее вероятным положительным исходом.

Однако здесь события развивались по неожиданному для наблюдателей сценарию. Наши подзащитные, для которых благоприятный исход ситуации представлялся крайне проблематичным, не только не были подвергнуты мерам процессуального принуждения, но и, более того, приобрели статус потерпевших.

Защищал – виновен!
Практикам известно, как тяжело доказывать наличие признаков необходимой обороны. Первоначально следственно-судебная машина идет по пути наименьшего сопротивления и квалифицирует действия оборонявшихся как преступление против личности общего характера, и лишь в вышестоящих инстанциях защите иногда удается добиться справедливости.

Например, в августе судом кассационной инстанции был освобожден новосибирец Виктор Гончар, защищавший свою дочь и приговоренный к 7 годам лишения свободы. При этом суды первой и апелляционной инстанций, а также судья кассационной коллегии Новосибирского областного суда посчитали верной квалификацию действий Гончара как умышленного убийства, и лишь судья Верховного Суда по представлению заместителя Генерального прокурора передал кассационную жалобу для рассмотрения судом кассационной инстанции. Подобный тернистый путь проходят практически все «самооборонщики», но далеко не у всех он завершается успехом.

В данном же случае следствие изначально встало на путь анализа, а не действовало по принципу «всех посадить, потом посмотрим», и связано это исключительно с совершенно определенным освещением ситуации в СМИ.

Сергей КОЛОСОВСКИЙ,
адвокат АП Свердловской области

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 21 за 2016 г.