×

«владимирский стандарт»

Об участии адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве
Материал выпуска № 21 (230) 1-15 ноября 2016 года.

«ВЛАДИМИРСКИЙ СТАНДАРТ»

Об участии адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве

Проект рабочей группы при Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам активно обсуждался в Адвокатской палате Владимирской области, в результате чего владимирские адвокаты пришли к общему мнению о необходимости принятия Стандартов, но с некоторыми изъятиями и дополнениями.

По мнению адвокатов Владимирской области, Стандарт участия адвоката в уголовном судопроизводстве необходим прежде всего для защиты самого адвоката, добросовестно выполняющего свои обязанности защитника, и в то же время послужит любому начинающему молодому адвокату да и адвокату со стажем руководством в профессиональной работе, а также повседневным справочником специалиста-защитника по уголовному праву, где будут указаны правила профессионального поведения адвоката в сложных этических ситуациях.

К сожалению, приходится признать факт того, что адвокат, защищая и отстаивая законные интересы и права гражданина, зачастую сам становится объектом необоснованных нападок своего доверителя (подзащитного), что, как правило, приводит к жалобе подзащитного на адвоката. Стандарт позволил бы адвокату в сложной ситуации, не предусмотренной Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексом профессиональной этики адвоката (далее – КПЭА), иметь, по сути, дорожную карту, где были бы четко прописаны общепринятые минимальные требования к действию защитника при тех или иных обстоятельствах, которые в то же время послужат средством защиты адвоката от необоснованных претензий доверителя. Вместе с тем Стандарт позволит дать оценку правомерности и профессионализму действий адвоката, принимающего участие в уголовном процессе. При этом, по нашему мнению, Стандарт не должен быть частью или главой КПЭА. Однако, представляется, что Стандарт не должен быть единым документом – общим руководством адвокату для ведения и гражданских и уголовных дел одновременно, поскольку публично-правовой характер защиты и поведения адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве во многом отличается от обязанностей адвоката-представителя в гражданском деле.

Необходимо отметить, что обсуждение проекта началось еще с весны 2016 г., сначала в коллективах адвокатских образований Владимирской области, затем Совет Адвокатской палаты Владимирской области (далее – АПВО) провел расширенное совещание с участием руководителей адвокатских образований и всех наиболее активных адвокатов области, которые специализируются на ведении уголовных дел. На общем совещании адвокатов после коллективного обсуждения проекта стандартов было принято решение направить в Комиссию ФПА РФ свои предложения об изменении, исключении и дополнении некоторых норм, противоречащих закону, а порой и здравому смыслу. Дальнейшие комментарии той или иной статьи представленного проекта стандартов отражают мнение не только автора данной статьи, но и коллективное мнение владимирских адвокатов в целом.

Адвокат по соглашению?

Согласно п. 2 ст. 2 проекта, заключая соглашение с доверителем в пользу подзащитного, не являющегося его стороной, адвокат должен по мере возможности удостовериться, что такое соглашение подписывается доверителем исходя из очевидной выгоды и пользы подзащитного. Адвокат обязан при первой возможности добиться письменного согласия подзащитного на получение им юридической помощи по соглашению, заключенному адвокатом с иным лицом.

Полагаем, что указанная норма проекта подлежит исключению, поскольку не конкретизирована. Если доверитель открыто предложит адвокату занять сторону оппонента, то это будет противоречить позиции подзащитного, что нарушит п. 2 ч. 1 ст. 9 КПЭА. Очевидно, что адвокат от такого рода предложения сразу откажется. Письменное согласие подзащитного, на наш взгляд, также ничего не даст. Согласие на любой стадии следствия и суда может быть аннулировано подзащитным. По нашему мнению, достаточно того, что адвокат, вступив в дело, принимает участие в следственных действиях или в судебных заседаниях, а это и есть своего рода форма согласия подзащитного, что, кроме того, всегда будет подтверждаться протоколом следственного действия или судебного заседания. Разве перед началом следственного действия или судебного заседания следователь или судья не спрашивают у подзащитного, согласен ли он на защитника и заключено ли с ним соглашение? Разве следователь, судья или адвокат могут принудить подзащитного иметь адвоката по соглашению? Таких примеров нет.

Двойная работа
Согласно п. 8 ст. 6 проекта в случаях расхождения позиции по вопросу признания подзащитным вины (объема признательных показаний) защитнику рекомендуется получить от подзащитного письменное заявление о том, что ему разъяснены и понятны правовые последствия дачи признательных показаний.

На наш взгляд, норма также подлежит исключению. Для чего защитнику выполнять обязанность, которая выполняется следователем или судьей. Всегда перед допросом защитник консультирует своего подзащитного и разъясняет ему устно все возможные последствия как признательных показаний, так и не признания обвинений. Потом следователь либо судья в соответствии с УПК разъясняет эти права подзащитному. Если не разъясняет, то задача защиты вмешаться и заявить о процессуальном нарушении, которое надлежит немедленно устранить. В связи с этим считаем излишне брать заявление, если есть протокол с правами, составленный и подписанный официальным лицом, подзащитным и адвокатом. Может получиться так, что в любом уголовном деле, когда подзащитным даются признательные показания, защитник будет вынужден брать такое заявление, а если не возьмет, нарушит Стандарт, что в свою очередь создаст условия для подачи жалобы доверителя (подзащитного) на адвоката.

Фигаро здесь, Фигаро там...
В соответствии с п. 15 ст. 8 проекта защитник принимает участие в заседании суда апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы (представления) на приговор (иное судебное решение, затрагивающее права и интересы подзащитного).

Считаем, подлежит исключению обязанность защитника участвовать по своему делу и поданной жалобе в апелляционном суде, если не заключено соглашение. В первую очередь это предусмотрено ч. 2 ст. 13 КПЭА, которая как раз указывает на минимальный объем юридической помощи, оказываемой подзащитному, которая заканчивается составлением и подачей апелляционной жалобы. В области сложился именно такой порядок. В апелляцию в районные суды и областной суд идут только адвокаты, указанные в графике дежурств, которые изучают дело в порядке ст. 51 УПК, а затем поддерживают апелляционную жалобу в судебном заседании, такая практика удобна и адвокатам, и судьям. Например, провести дело в Областном суде в апелляции за 550 рублей адвокату из района, приехав за 150 км, весьма неудобно и накладно. Очевидно, что такой адвокат найдет причину не приехать и сорвет дело. Во избежание этого есть дежурный адвокат, который проведет дело и заработает при этом еще и за его изучение.

По аналогии с п. 15, по нашему мнению, подлежит исключению и п. 7 ст. 8 проекта в части участия защитника в судебном заседании при рассмотрении жалоб на избрание меры пресечения, продления срока заключения под стражей и т.д. по тем же основаниям, поскольку участие адвоката в апелляционной инстанции не является обязанностью адвоката, если на эту стадию не заключено отдельное соглашение. Кроме того, в данный пункт считаем необходимым внести дополнения и читать данную статью в следующей редакции: «Защитник обжалует задержание подзащитного, решение об избрании подзащитному меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей (по просьбе подзащитного, если суд (следователь или дознаватель) не разделил позицию адвоката-защитника и (или) при наличии законных оснований обжалования».

Все решает закон
Согласно п. 1 ст. 9 проекта общим условием прекращения оказания юридической помощи по делу является исполнение принятых на себя защитником обязательств. По нашему мнению, не всегда условием прекращения юридической помощи является исполнение принятых защитником обязательств. Находясь условно в зависимости от решения процессуального лица следователя или судьи, а также в силу закона, требований УПК при решении вопроса об участии в уголовном деле защитник обязан исполнять в первую очередь требования закона.

Например, заключено соглашение с подзащитным на участие адвоката на предварительном следствии. В суде соглашения нет. В соответствии с ч. 2 ст. 13 КПЭА адвокат обязан идти в суд и участвовать в порядке ст. 51 УПК, при этом не имеет значения, было заключено соглашение на защиту или нет.

Другой пример. Адвокат участвует в деле по соглашению, заключенному с родителями подзащитного. В какой-то момент предварительного следствия подзащитный от него отказывается. Адвокат обязан продолжать оказывать юридическую помощь, поскольку следователь принял постановление об осуществлении защиты тем же защитником, но в порядке ст. 52 УПК, т.е. не освободил защитника от его обязанностей.

В связи с этим предлагаем следующую редакцию п. 1 ст. 9: «Общим условием прекращения оказания юридической помощи по уголовному делу является выполнение обязанностей защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы».

Все свое оставляю себе
Согласно п. 4 ст. 9 проекта защитник, переставший оказывать юридическую помощь до момента прекращения уголовного судопроизводства в отношении его подзащитного, обязан, руководствуясь выраженными в письменной форме пожеланиями подзащитного, передать находящиеся у него документы, необходимые для продолжения защиты, подзащитному либо вновь вступившему в дело защитнику, оформив соответствующий передаточный акт. По смыслу этой статьи адвокат должен передать все находящиеся у него документы либо подзащитному, либо его новому адвокату.

Полагаем, что передаче подлежат лишь оригиналы документов и только те, которые получены от доверителя (подзащитного). Адвокат ведет досье, где находятся собранные в нем документы по делу за свой счет, на каком основании он должен отдавать или копировать те документы, которые ему не передавались его подзащитным? А если уголовное дело содержит 1000 томов или его для расследования передали в отдаленный район? Вновь вступивший в дело адвокат может получить процессуальные документы у следователя или судьи. Считаем излишним возлагать такую обязанность на адвоката, от которого доверитель или подзащитный отказались. Предлагаем следующую редакцию п. 4 ст. 9 стандартов: «Защитник, прекративший оказание юридической помощи до момента прекращения уголовного судопроизводства в отношении его подзащитного, обязан, руководствуясь выраженными в письменной форме пожеланиями подзащитного, передать доверителю (подзащитному) оригиналы документов, полученных от доверителя (подзащитного), оформив соответствующий передаточный акт».

Помогать никто не запретит
Согласно п. 3 ст. 10 проекта расторжение соглашения является безусловным основанием для прекращения оказания юридической помощи и не требует вынесения дополнительного решения лиц и органов, в производстве которых находится уголовное дело, об освобождении адвоката от участия в деле.

Считаем, что факт расторжения соглашения не является основанием для прекращения юридической помощи. В соответствии с п. 7 ст. 49 УПК РФ адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Например, когда следователь принимает процессуальное решение и оставляет защитника по соглашению работать в порядке ст. 51 УПК защитник не вправе по своей инициативе прекратить оказывать юридическую помощь своему подзащитному, сославшись на расторгнутое соглашение. Кроме того, в соответствии со ст. 52 УПК отказ обвиняемого от защиты не обязателен для следователя или суда. Сможет ли защитник при этом отказаться от принятой на себя защиты, ссылаясь на расторгнутое соглашение?

В п. 1 ст. 10 указывается, что под исполнением защитником взятого на себя по соглашению обязательства как основанием для прекращения оказания юридической помощи по делу понимается исполнение обязательств на той стадии (стадиях) уголовного судопроизводства, которые являлись предметом соглашения, соответственно. По нашему мнению, в данном пункте необходимо исключить слова: «как основанием для прекращения оказания юридической помощи по делу».

В соответствии с п. 4 ст. 10 проекта при расторжении соглашения защитник обязан немедленно письменно уведомить об этом лицо, в производстве которого находится уголовное дело, разъяснив, что расторжение соглашения является основанием для прекращения оказания им юридической помощи по делу. Считаем, что п. 4 ст. 10 проекта подлежит исключению, поскольку такая обязанность ничем не предусмотрена.

Надеемся, что предложенные нами изменения и дополнения в проект Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве будут полезны и приняты во внимание для формирования окончательной редакции текста стандартов, который будет предложен Всероссийскому съезду адвокатов в следующем году.

Олег ДЕНИСОВ,
вице-президент АП Владимирской области