×

Совсем не тихий «дон»

После многолетних протестов канадской общественности тюрьму «Дон» в Торонто все же закроют
Материал выпуска № 21 (158) 1-15 ноября 2013 года.

СОВСЕМ НЕ ТИХИЙ «ДОН»

После многолетних протестов канадской общественности тюрьму «Дон» в Торонто все же закроют

Недавнее открытое письмо осужденной участницы группы «Pussy Riot» Надежды Толоконниковой, отбывающей наказание в мордовской ИК-14, привлекло внимание общества к неудовлетворительному состоянию российской пенитенциарной системы. Однако данная проблема актуальна не только для России, но и для стран, которые принято относить к числу наиболее развитых, о чем красноречиво свидетельствует история канадской тюрьмы «Дон».

Дворец для заключенных
Строительство тюрьмы «Дон», названной так в честь одноименной реки, протекающей неподалеку, началось в 1858 г. под руководством известного и востребованного в то время архитектора Уильяма Томаса. Внешний вид тюрьмы был совсем нетипичен для подобных учреждений: величественное сооружение с каменными стенами, мощными колоннами при входе и живописными каменными украшениями. Правда, желание созидать прекрасное у городских властей немного не сочеталось с финансовыми возможностями. При реализации средств, выделенных на постройку тюрьмы, акцент был сделано именно на внешнем убранстве заведения, внутренние же помещения в итоге получились скромнее, чем планировалось изначально.

Впрочем, несмотря на это, «Дон» считался передовым для своего времени пенитенциарным учреждением, которые современники именовали «дворцом для заключенных». Полноценно функционировать тюрьма начала в 1865 г.

«Но все же это Канада»
Со временем с архитектурных красот внимание общества переключилось на то, что тюрьма была практически всегда перенаселена, и это сильно ухудшало условия содержания арестантов. В связи с этим совсем иными эпитетами стали характеризовать данное учреждение: «перенаселенная темница», «выгребная яма» и др.

В целях исправления ситуации в 1958 г. к тюрьме пристроили новое здание, старое же было закрыто властями в 1977 г. Однако решить проблему таким способом не удалось: места для размещения арестованных в тюрьме все равно не хватало, условия содержания по-прежнему были крайне суровыми, из-за чего правозащитники регулярно выступали с требованиями закрыть учреждение.

Сергей АНИСИМОВ,
корр. «АГ»


Совместными усилиями мы сумеем добиться результата

Председатель ОНК г. Москвы Валерий Борщёв о перспективах совершенствования российской пенитенциарной системы

Хотелось бы отметить, что общество не очень активно реагирует на проблемы, существующие в российской пенитенциарной системе. В качестве иллюстрации можно привести недавнюю историю с открытым письмом Надежды Толоконниковой: она описала те сложности, о которых мы говорим уже многие годы.

Очень хорошо, что ее действия привлеки внимание общественности и СМИ, однако и до этого нами много было сказано о рабском труде в колониях, избиениях в тюрьмах и многом другом. И общество на наши сигналы реагировало крайне вяло.

Но при этом у нас в стране имеется профессиональное правозащитное движение, с мнением которого считаются и прокуратура, и ФСИН. Например, по моему глубокому убеждению, Бутырскую тюрьму необходимо закрыть. Несомненно, она преображается к лучшему, в ней активно ведутся ремонтные работы, однако за те столетия, что она функционирует, она настолько пропиталась сыростью… можно сказать, что она морально устарела. В ней нельзя содержать людей, считаю, что лучше открыть в этом здании музей.

И с этим начинают соглашаться. То же самое с «Крестами». Безусловно, нужно закрывать и старые колонии барачного типа. Но для того чтобы закрывать нынешние учреждения, необходимо строить новые здания. ФСИН с нами, в общем, согласна. Я говорил на эту тему и с замминистра юстиции Александром Смирновым, он также одобрил данную идею. И если общество поддержит нас, то совместными усилиями у нас получится этого добиться.