×

Учение о возвышенном

Методы работы «Свидетелей Иеговы» глазами потерпевшего
Материал выпуска № 21 (158) 1-15 ноября 2013 года.

УЧЕНИЕ О ВОЗВЫШЕННОМ

Методы работы «Свидетелей Иеговы» глазами потерпевшего

адвокат ПанитковаДеятельность религиозной организации «Свидетели Иеговы», которую многие религиоведы считают сектой, регулярно вызывает вопросы у общественности. К примеру, прокуратурой Ленинского района г. Барнаула было признано незаконным проведение организацией в августе 2013 г. богослужения на барнаульском ипподроме, а в октябре вице-губернатор Мурманской области Анатолий Векшин обвинил «Свидетелей Иеговы» в «разрушении основ конституционного строя, российской государственности, культуры, морали общества и менталитета русского народа». Однако интересны не только мероприятия, проводимые организацией, но и действия отдельных ее членов. В редакцию «АГ» обратился Валерий Михеев, чей младший брат Григорий является адептом «Свидетелей Иеговы».

Родители братьев Михеевых жили в отдельной квартире в столичном районе Северное Измайлово. В 2004 г. Григорий попросил у родителей разрешения некоторое время пожить у них, в чем они ему не отказали. Однако мужчина стал организовывать в квартире собрания своих соратников по организации, после чего родители попросили его съехать и он перебрался жить в Подмосковье.

Квартира родителей после их смерти должна была по завещанию отойти Валерию Михееву, с чем, видимо, был не согласен Григорий: в декабре 2007 г. он посетил больницу, в которой находилась на лечении его мать, и требовал, чтобы она изменила позицию по завещанию в его пользу. В результате беседы у Надежды Михеевой случилось обострение заболевания, вскоре она скончалась.

После похорон, состоявшихся 21 декабря, Григорий обосновался в родительской квартире и стал требовать у Валерия правоустанавливающие документы на жилье и паспорт отца, которые хранились у старшего брата в связи с тем, что бытовые и хозяйственные вопросы в течение последних лет решались им. Заселившись в указанную квартиру, Михеев-младший первым делом отказал в доступе к больному отцу (Иван Михеев был инвалидом II группы) медицинским и социальным работникам, в том числе медсестре-сиделке, пообещав самому заняться его здоровьем.

Все средства хороши
В результате психологических методов воздействия Иван Михеев отказался общаться с сыном Валерием и другими родственниками – теперь он доверял только Григорию. Вместе с тем состояние Ивана сильно ухудшилось в связи с отказом от квалифицированной медицинской помощи.

«Опасаясь за здоровье отца, 15 января я обратился к врачу-психиатру А. Алсакову, постоянно наблюдавшему его на дому и консультировавшему нашу семью по способам его лечения, – рассказывает Валерий Михеев. – В ответ на его просьбу привести отца на прием я объяснил, что он сейчас находится под психическим воздействием брата и не хочет показываться врачам. Тогда Алсаков направил в суд исковое заявление о даче санкции на психиатрическое освидетельствование моего отца».

Измайловский районный суд по итогам рассмотрения заявления направил в адрес ПНД определение о принудительном медицинском освидетельствовании Ивана Михеева. В свою очередь ПНД согласно действующему законодательству направил соответствующее письмо руководству ОВД по району Северное Измайлово с требованием доставить больного на осмотр к врачу-психиатру. Однако участковый сообщил Григорию Михееву и его соратникам о данном судебном решении, после чего они покинули квартиру, увезя отца с собой.

По факту его пропажи было возбуждено уголовное дело, которое многократно приостанавливалось прокуратурой для проведения проверок, а затем и вовсе было прекращено. Впоследствии в деле обнаружились сфальсифицированные документы, реальных же действий по розыску проведено не было.

Фактам вопреки
В дальнейшем, уже после смерти Ивана Михеева, выяснилось, что Григорий и его «соратники» за время нахождения в квартире отца смогли получить на него новый паспорт, отменить ранее удостоверенное завещание на имя Валерия Михеева и оформить новое завещание в пользу Григория. Примечательно, что расписаться на документах самостоятельно Иван Михайлович был уже в не состоянии, подписи за него ставили рукоприкладчики, назначенные нотариусом.

Валерий Михеев пояснил: «По документам, полученным из Озерской ЦРБ, где в марте 2009 г. скончался отец, выяснилось, что он не получал своевременной и необходимой квалифицированной медицинской помощи от врачей в последний год своей жизни, т.е. с момента, когда он проживал под контролем брата, активного адепта “Свидетелей Иеговы”. Это и стало основной причиной его смерти. Я считаю незаконными действия своего брата по оформлению прав на имущество, однако уже на протяжении нескольких лет не могу доказать это в суде».

Вопрос оформления нового, выгодного Михееву-младшему, завещания на квартиру – один из ключевых в деле. В соответствии с нормами гражданского законодательства завещание по просьбе завещателя может быть подписано другим гражданином в присутствии нотариуса, только если завещатель в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности не может собственноручно его подписать. При этом в документе должны быть указаны причины, по которым завещатель не мог подписать его собственноручно.

В составленном в пользу Григория завещании было отмечено, что оно подписано другим лицом в силу болезни завещателя. «Поскольку завещатель заболеваниями, препятствующими ему самостоятельно подписать завещание, не страдал, я обратился в суд с иском о признании данного документа недействительным, – рассказывает Валерий Михеев. – Так называемый наследник Григорий Михеев утверждал, что отец не мог подписать завещание самостоятельно из-за полной слепоты».

Валерий Михеев представил суду доказательства того, что завещатель в период составления завещания расписывался в карточке УФМС при получении паспорта и в объяснениях, которые он давал участковому. В ходе судебного заседания был также допрошен свидетель, рассказавший, что завещатель в январе 2008 г. в его присутствии подписывал документы. Более того, во время судебного разбирательства привлеченный эксперт – врач-офтальмолог пояснил, что завещатель имел возможность расписываться от своего имени. Было представлено письмо, в котором президент Московской городской нотариальной палаты В.В. Радько указывал на наличие нарушений при составлении завещания.

Тем не менее вместо тщательного исследования всех материалов дела суд «закрыл глаза» на предъявленные доказательства. И хотя было установлено, что Иван Михеев в период составления завещания мог подписывать документы самостоятельно, а факт наличия у него в указанный период заболевания, которое могло бы помешать это сделать, доказан не был, Измайловский районный суд в январе 2011 г. отказал в признании спорного завещания недействительным.

«Последовательность» суда
Летом 2013 г. Измайловский суд вынес еще одно решение, касающееся указанной квартиры: были удовлетворены требования Григория Михеева по установлению факта принятия им наследства после смерти матери.

По мнению адвоката Валерия Михеева – Аллы Панитковой, доводы истца несостоятельны: «Документально подтверждено следующее: ранее, до подачи настоящего иска, Григорий Михеев неоднократно указывал, что он вселился в квартиру родителей не в качестве наследника Надежды Михеевой, а для ухода за отцом, в котором тот нуждался. В судебном заседании он также объяснял, что жил в спорной квартире, когда мать еще была жива. Нельзя быть наследником при жизни наследодателя. Более того, ранее Григорий Михеев признавал за старшим братом право на 5/12 долей квартиры. Эта его позиция подтверждается судебными решениями, вступившими в законную силу. Но суд при вынесении решения их также во внимание не принял».

Еще одним важным моментом является то, что для признания частично недействительным свидетельства о праве на наследство Валерия Михеева его младший брат пропустил срок для обращения в суд. Валерий Михеев в связи с этим пояснил: «В своем решении суд отмечает, что к требованиям об установления факта принятия наследства срок исковой давности не применяется. Однако могу расценить это лишь как попытку суда исказить важные для дела факты. Как следует из моего письменного заявления о применении сроков исковой давности, я указывал на это обстоятельство в отношении требований Григория Михеева признать недействительным свидетельство о праве на наследство на мое имя. Суд также оставил мое требование без рассмотрения, а между тем в соответствии с ч. 2 ст. 199 ГК РФ пропуск срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске».

Кроме того, в решении Измайловского суда присутствует еще один спорный момент. В 2011 г. Гагаринский районный суд установил, что Валерий Михеев является наследником своего деда Г. Фролова по завещанию. Данный акт в соответствии со ст. 61 ГПК РФ имеет преюдициальное значение. Однако это положение федерального закона было проигнорировано Измайловским судом, который признал за Надеждой Михеевой право на получение обязательной доли в наследственном имуществе своего отца – Г. Фролова.

Адвокат Алла Паниткова: «Таким образом, Измайловский суд пересмотрел все ранее состоявшиеся решения по спорам между Валерием и Григорием Михеевыми. Не учтя преюдициального значения уже установленных фактов, эти же факты суд оценил по-новому и на основе данной оценки вынес решение».
 
Данное решение было обжаловано в Мосгорсуд, который, однако, отказался его каким-либо образом корректировать и оставил в силе. 

Сергей АНИСИМОВ,
корр. «АГ»