×

Традиция и ликвидация

К вопросу о возможности коммерциализации российской адвокатуры
Материал выпуска № 23 (112) 1-15 декабря 2011 года.

ТРАДИЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ

К вопросу о возможности коммерциализации российской адвокатуры

Парадокс? Терпеть не могу парадоксов!
О. Уайльд

КуприяновМогли бы мы еще лет пятнадцать-двадцать назад всерьез обсуждаться в газете соображения коллег по юридическому цеху о радикальной коммерциализации адвокатуры? Нет. А полсотни? Странно помыслить. И сто пятьдесят? То же самое. Значит, у нас в России возникла традиция!

Работа или служение?
Какую сферу общественной жизни ни возьми, у нас в отчестве традиционно нет позитивных традиций, а в адвокатуре – есть! Уже около полутора сотен лет существует российская традиционная некоммерческая адвокатура. Адвокатура, в традициях которой солидарность с доверителем. Слово-то какое – «Доверитель»! Не клиент, не контрагент, а Доверитель.

Отсюда и традиции российской адвокатской благотворительности. Подавляющее большинство «традиционных» адвокатов не отказывает в бесплатной помощи друзьям, родственникам, соседям, случайным попутчикам. Я не отношу сюда работу «по назначению». Это не благотворительность, это – рабство.

О чем маститые адвокаты предупреждают своих начинающих коллег? «Не ассоциируйте себя с доверителем, с подзащитным. Не сливайтесь с ним, не слишком переживайте за него, держите дистанцию!». И сколько стоящих адвокатов сумели исполнить до конца эту, безусловно, правильную по сути рекомендацию? Да никто. То же видим мы и у настоящих врачей, священников, учителей...

Это неполный, но опять же традиционный ряд социально значимых профессий, представители которых по идее должны были бы не работать, а служить. У священников так и называется – «служить».

А вот врачи и учителя у нас уже не служат – работают. Причем эта коммерциализация произошла помимо воли самих врачей и преподавателей. Просто им в какой-то момент перестали достойно платить из бюджета по сравнению с другими коммерциализованными отраслями нашего государства. А привычка к работе в большой больнице или школе осталась. Им некуда было деться. Некоммерческая самозанятость, по типу адвокатской, для этих массовых профессий была невозможна. Те, кто захотел уйти в «частники», не выдержали конкуренции, и их практически не осталось. Вам нравится, как в России обстоят дела с медициной и образованием? Мне – нет.

Алексей КУПРИЯНОВ,
почетный юрист г. Москвы, почетный адвокат России,
член редакционного совета журнала «Уголовный процесс»

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 23, 2011 г.