×
Мельник Екатерина
Мельник Екатерина
Адвокат АП Московской области

В настоящее время активно обсуждаются поправки в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре. Прорывом в практике российской адвокатуры стали, на мой взгляд, давно назревшие дополнения (предлагаемый проектом федерального закона № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» п. 4.1 ст. 25), закрепляющие порядок и законность включения в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которым размер и (или) выплата доверителем вознаграждения зависят от результата оказания адвокатом юридической помощи.

Однако многие проблемы, с которыми сталкиваются адвокаты на практике, остаются нерешенными. Одна из них – правовой статус адвоката как налогоплательщика: по отчетности он приравнен к индивидуальному предпринимателю, а по налогообложению – к физическому лицу.

Во-первых, предприниматель обладает правом выбора вида налогообложения (УСН, ЕНВД, ПСН) по своему усмотрению. Адвокаты такого права не имеют.

Во-вторых, электронная система налогового органа «Налог.ру», в свою очередь, «привязана» к системе ЕСИА. С помощью указанных электронных систем физические и юридические лица, а также индивидуальные предприниматели могут вести электронный документооборот посредством «Личного кабинета». Между тем адвокаты и нотариусы лишены такой возможности, поскольку в электронной налоговой системе «Личный кабинет» для них не предусмотрен.

Кроме того, отмечу, что и кредитным организациям непонятен правовой статус адвоката – например, банки практически не одобряют им ипотечные кредиты, поскольку им не ясен статус обратившегося лица.

В связи с этим, на мой взгляд, необходим четкий и системный подход к урегулированию данного вопроса на законодательном уровне.

Особое внимание хочу обратить на необходимость снятия ограничений, предусмотренных ст. 21 Закона об адвокатуре, согласно которым адвокаты со стажем менее 5 лет не могут осуществлять деятельность в форме адвокатского кабинета. Полагаю, что такие ограничения противоречат нормам п. 2 ст. 3 и п. 2 ст. 20 Закона, закрепляющим принцип равноправия адвокатов.

Действующая редакция ст. 21 Закона ставит молодых адвокатов в весьма затруднительное положение, поскольку членство в адвокатской коллегии существенно бьет по их карману.

Например, многие коллегии предусматривают вступительный взнос, ежемесячные отчисления на содержание коллегии, плату за ордера, а также процент от соглашения с доверителем (доходит до 50%).

При этом коллегии не обеспечивают своих членов ни помещением для работы с доверителями, ни оргтехникой, ни клиентской базой, не говоря уже о закреплении за молодым адвокатом опытного наставника. В связи с этим новичку необходимо включать в свои ежемесячные расходы дополнительно плату за аренду офиса, канцтовары и услуги транспорта.

Между тем в профессиональной жизни адвоката такие образования, как коллегия или бюро, выступают лишь в роли налогового агента, однако и за эту услугу молодой адвокат зачастую должен вносить плату.

Несмотря на все нововведения, адвокат продолжает самостоятельно нести ответственность по своим обязательствам, за исключением деятельности в адвокатском бюро, где предусмотрена солидарная ответственность партнеров.

В настоящее время отсутствует четкий механизм курирования молодого адвоката адвокатским образованием. Также нет рекомендаций в отношении наставников – в частности, кто и с каким стажем может выступать таковыми, каковы функции наставника, как долго опытный адвокат может осуществлять такую деятельность и на какой основе: возмездной или безвозмездной, и т. д.

Помимо затрат на членство в коллегии или бюро начинающий адвокат платит ежемесячные взносы в адвокатскую палату, а также оплачивает курсы повышения квалификации, подписку на адвокатские издания, взносы в Пенсионный фонд и Фонд обязательного медицинского страхования, налоговые отчисления.

В связи с этим некоторые адвокаты во главу угла ставят зарабатывание денег, а не предоставление квалифицированной юридической помощи.

Считаю, что так быть не должно! Указанные ограничения, на мой взгляд, не способствуют развитию российской адвокатуры и повышению профессионализма адвокатов, включая молодых коллег. Думается, что большинство читателей поддержат эту позицию, и соответствующие поправки найдут отражение в Законе.

Рассказать:
Другие мнения
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП МО, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», к.ю.н.
Гром медиации, раздавайся!
Адвокатура, государство, общество
Законопроект среди ясного неба
23 Октября 2020
Оттингер Марк
Оттингер Марк
Адвокат, Берлингтон, Штат Вермонт, США
Работа в суде с участием присяжных заседателей в США
Зарубежная адвокатура
Опыт адвоката из штата Вермонт
20 Октября 2020
Двуреченский Павел
Двуреченский Павел
Адвокат Ассоциации «Коллегия адвокатов «ЭГИДА», АП Краснодарского края
Незаконное удержание адвоката сотрудниками частной охранной организации
Защита прав адвокатов
Как реагировать на происходящее?
16 Октября 2020
Дёмин Илья
Дёмин Илья
Адвокат, председатель Пермского филиала Московской коллегии адвокатов «Ульпиан»
Адвокатов лишают политических прав?
Правовые вопросы статуса адвоката
Новая редакция ст. 6 Закона об адвокатуре нарушает одно из базовых прав человека – быть избранным
15 Октября 2020
Возмищев Евгений
Возмищев Евгений
Адвокат АП Удмуртской Республики
О проблеме отвода «неудобных» защитников
Защита прав адвокатов
Достаточно решения следователя, и адвокат по назначению уже не является участником уголовного процесса
14 Октября 2020
Сухов Олег
Сухов Олег
Адвокат АП г. Москвы
Бросать доверителей недопустимо!
Адвокатура, государство, общество
Теперь проверки на соответствие Конституции РФ требует норма другого закона
12 Октября 2020