×
Смольянникова Екатерина
Смольянникова Екатерина
Ведущий юрист, медиатор АБ «Асташкевич и Партнеры», член Коллегии посредников ТПП РФ
Такими вопросами задается каждый адвокат, который сталкивается с этой темой, но немногие ищут на них ответы у своих коллег – медиаторов, хотя именно так и следовало бы сделать. Часто кажется, что вопросы межличностного общения и разрешения конфликтов – это то, чем каждый из нас занимается ежедневно, поэтому ничего нового там быть не может. Встречается мнение, что адвокат не может обращаться к медиации, ведь он представляет своего клиента, занимается восстановлением его нарушенного права, а поэтому никакого общения со второй стороной, а уж тем более учитывания ее интересов, быть не может.

Кодекс профессиональной этики обязывает адвоката принять все возможные меры для разрешения спора клиента мирным путем, что, безусловно, включает обращение к медиации. И более того – разрешает совмещать деятельность адвоката и медиатора. Попробуем разобраться, почему важны эти отсылки к мирному урегулированию спора для адвоката.

Человек, обратившийся за помощью к адвокату, чаще всего является участником длинной и запутанной истории, в которой присутствует масса негативных эмоций. Адвокат для него – последний шанс все наладить и получить то, что ему надо. При этом правовой аспект – только часть всех проблем, с которыми клиент живет каждый день, пытаясь разрешить сложившуюся ситуацию. Многие адвокаты сталкивались с таким явлением, как профессиональное выгорание, вызванное избытком клиентских эмоций, с которыми приходится разбираться. Постоянное нахождение «в жерле вулкана» делает свое дело.

Обращение к медиатору может быть полезно адвокату и его клиенту несколькими аспектами. Прежде всего, эта переговорная техника снимает эмоциональную составляющую конфликта. Это помогает адвокату – как в случае удачной медиации, в ходе которой стороны смогли сами договориться и прийти к взаимовыгодному решению, так и в случае, если решение не было найдено: тогда клиент четко понимает, что ему надо, тяжелый эмоциональный аспект уходит. Адвокат не участвует в этом процессе, у него освобождаются время и силы.

Каким бы специалистом в конфликтах ни считал себя адвокат, не стоит забывать, что хозяином ситуации является только клиент и только он знает, что на самом деле ему нужно. На этом постулате построена медиация, в рамках которой стороны сами находят решение, устраивающее их. Это может быть самое неожиданное решение, которое не придет в голову третьим лицам, но именно оно решит вопрос. В результате проблемная ситуация уйдет как таковая, а это значит, что стороны сами будут исполнять решение, ведь они сами так решили. Таким образом адвокат получает клиента, не просто выигравшего судебный процесс, а полностью разрешившего кризисную ситуацию. А ведь именно за этим он и обращается, когда решает найти адвоката. В итоге адвокат, принявший участие в медиации, получает, как говорят маркетологи, «клиента на всю жизнь». Стоит также отметить, что совместная работа над эмоциями, опыт в попытке самостоятельно разрешить конфликт сближают представителей одной стороны. Участие адвоката и клиента в медиации выстраивает более доверительные отношения, что выгодно обоим, в том числе в случае, если медиация не привела к разрешению спора, и участники обратились к судебному разбирательству.

Так где же место адвоката в медиации? Медиация – это четко структурированная переговорная технология, в которой медиатор отвечает за сам процесс, но решение принимают стороны. Для проведения результативной процедуры медиатор делает все возможное, чтобы в процессе участвовали лица, непосредственно принимающие окончательное решение.

В Комнату примирения, работающую в Арбитражном суде г. Москвы, обратились адвокаты сторон, более четырех лет представлявшие своих клиентов в большом количестве судебных процессов. На момент обращения они ждали решения арбитражного суда с тем, чтобы продолжить спор в суде общей юрисдикции. Их клиенты – муж и жена, разделившие после развода все, кроме одного юридического лица. Бывшие супруги общались только через адвокатов, которые в свою очередь так глубоко прониклись историей своих клиентов, что друг с другом общались также эмоционально.

Первые несколько встреч медиатор проводил с адвокатами сторон. На встречах обсуждалась возможность и целесообразность проведения процедуры. Было решено, что работа возможна, но только по отдельности с каждой из сторон. Следующие несколько встреч проводились с каждой стороной в присутствии адвоката. После того как участники начали доверять медиатору и самой процедуры, работа продолжилась без адвокатов. Когда стороны смогли договориться о главном – их готовности найти общее и взаимовыгодное решение, адвокаты вернулись в процедуру в качестве консультантов по условиям медиативного соглашения.

Этот пример показывает возможности участия адвоката в процедуре. На начальном этапе, когда люди находятся в конфликте, но они, наконец, нашли поддержку, присутствие адвоката помогает и процедуре, и медиатору. Хотя в этом случае медиатору приходится работать не только со стороной спора, но и с опасениями и недоверием ее представителя.

В связи с этим есть несколько сложных аспектов для медиатора: доверие адвоката медиатору и процедуре; наличие или отсутствие доверия у адвоката клиенту в том, что он способен разрешить проблему сам; боязнь адвоката потерять клиента, ощущение, что время, проведенное у медиатора, могло быть оплачено адвокату за его работу в суде.

Однако необходимо учитывать, что то время, которое клиент проводит у медиатора, разбираясь в тонкостях ситуации и своего к ним отношения, адвокат получает в качестве главного своего ресурса – свободного времени. Также не стоит забывать о втором, более важном, этапе участия адвокатов в процедуре – составлении медиативного соглашения, которое является не только возможной, но и необходимой формой участия в процедуре. Особенно это касается споров, находящихся на рассмотрении в суде, или которые потенциально могут туда попасть.

В одном из российских регионов проводился эксперимент, где все участвовавшие медиаторы были психологами и при составлении соглашения юристы к работе не привлекались. Все дела были направлены на медиацию судьями, и когда стороны возвращались с подписанным медиативным соглашением с просьбой утвердить его в качестве мирового, судьи хватались за голову, поскольку представленное соглашение было совершенно неприменимо в суде. Таким образом, все, достигнутое на медиации, не имело смысла, была обесценена работа сторон и медиатора. Безусловно, в большинстве случаев в правовых спорах медиатор – юрист, но стоит помнить, что он не имеет права консультировать стороны по юридическим вопросам в соответствии с законом, поэтому так ценна работа адвоката на этом этапе.

Вопрос о том, как оплачивается такое участие адвоката, решает каждый для себя сам: это может быть почасовая оплата или фиксированная сумма за участие в составлении медиативного соглашения или любая другая форма.

В настоящее время в законе определяется две формы работы медиатором: на профессиональной и непрофессиональной основе. Согласно п. 3 ст. 16 Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» «процедура медиации по спорам, переданным на рассмотрение суда или третейского суда до начала проведения процедуры медиации, может проводиться только медиаторами, осуществляющими свою деятельность на профессиональной основе». Таким образом законодатель разрешает непрофессиональным медиаторам, т.е. не получившим дополнительное профессиональное образование, проводить процедуры в спорах, не переданных на рассмотрение судом. Хотя в настоящее время ведется дискуссия о необходимости ограничить действие закона только на профессиональных медиаторов, это показывает, что среди профессионалов в разных областях есть люди, способные «примирить стороны», и закон дает им возможность делать это, использую инструменты в нем закрепленные. Но стоит учитывать, что многие из таких переговоров не являются медиацией с точки зрения самой процедуры. Это, безусловно, не принижает ценности достигнутых соглашений, медиация – только одна из переговорных технологий, коих масса. Тем не менее участие в рамках судебного процесса ограничено возможностью проведения именно профессиональной медиации.

Медиация, как уже говорилось, – это структурированный метод, хоть и гибкий, представляющий широкие возможности для поиска решения, которое оставит всех довольными, включая стороны, привлеченных юристов, адвокатов, третьи лица. Для успеха необходимо доверие процедуре, медиатору, готовность сторон взять на себя ответственность за решение своих проблем, а адвокатов позволить клиенту найти мирное решение.

Рассказать: