×

Нарушений, допущенных адвокатами, не выявлено

Дисциплинарные дела о злоупотреблении правом на защиту, возбужденные по обращениям судов
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент АП Ставропольского края

Как и в прежние годы, значительная доля дисциплинарных дел, рассмотренных АП Ставропольского края в уходящем году, была возбуждена на основании обращений судей о неявках адвокатов в судопроизводство и других допущенных ими процессуальных нарушениях. Из общего количества подобных обращений выделяются те, предметом которых были претензии о злоупотреблении адвокатами правом на защиту либо манкировании этим правом (отказ от защиты и т.п.). Предлагаю вниманию читателей дайджест наиболее интересных решений по таким делам.

Когда бездействие не является нарушением

В первом примере Совет палаты не усмотрел признаков дисциплинарного нарушения в бездействии адвоката по отзыву апелляционной жалобы.

В АП СК поступило обращение судьи районного суда в отношении адвоката Л. В обращении указывалось, что согласно подп. 3 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре и подп. 2 п. 1 ст. 9 КПЭА адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в самооговоре подзащитного.

Однако Л., поставленная в известность о поступившем в адрес суда ходатайстве обвиняемого не рассматривать жалобу адвоката, не отозвала апелляционную жалобу на постановление суда о продлении обвиняемому срока стражи, действуя тем самым вопреки воле доверителя.

Рассмотрев обращение, Квалификационная комиссия посчитала необходимым прекратить дисциплинарное производство из-за отсутствия в действиях адвоката нарушений норм Закона об адвокатуре и КПЭА. Совет палаты поддержал вывод Квалификационной комиссии по следующим основаниям.

Как установлено в ходе дисциплинарного разбирательства, Л. приняла назначение на защиту С. на стадии рассмотрения судом ходатайства следователя о продлении обвиняемому срока стражи в районном суде.

В назначенный день, 21 октября 2021 г., Л. приняла участие в судебном заседании в качестве защитника С., предварительно ознакомившись с представленным в обоснование ходатайства материалом и выяснив отношение подзащитного к ходатайству, с которым тот был не согласен, желая изменения меры пресечения на домашний арест. Указанная позиция обвиняемого была официально заявлена им в процессе рассмотрения ходатайства и поддержана защитником.

Вынесенное судом постановление о продлении срока стражи адвокат обжаловала 25 октября 2021 г. На следующий день в суд поступило заявление обвиняемого, в котором тот просил не рассматривать апелляционную жалобу адвоката либо оставить ее без движения.

При ознакомлении с протоколом судебного заседания 27 октября 2021 г. Л. была проинформирована о заявлении С., однако предложение сотрудника аппарата суда отозвать жалобу оставила без исполнения, мотивировав тем, что заявление адресовано непосредственно судье, а не адвокату.

12 ноября 2021 г. Ставропольским краевым судом было вынесено апелляционное постановление о прекращении производства по жалобе в связи с поступлением от обвиняемого заявления о ее отзыве.

При изложенных обстоятельствах доводы обращения судьи о наличии в бездействии адвоката, не отозвавшей апелляционную жалобу, нарушения требований подп. 3 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре и подп. 2 п. 1 ст. 9 КПЭА, согласно которым адвокат не вправе занимать позицию по делу вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда он убежден в наличии самооговора доверителя, Совет АП СК не принял во внимание, исходя из следующего.

Как указано в ч. 1 ст. 389.1 УПК, право апелляционного обжалования судебного решения принадлежит осужденному и его защитнику. В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами. Согласно п. 9 и 16 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (принят VIII Всероссийским съездом адвокатов 20 апреля 2017 г.) «Адвокат по просьбе подзащитного или по собственной инициативе при наличии к тому оснований обжалует его задержание, избрание ему меры пресечения, продление срока содержания под стражей или срока домашнего ареста, применение к подзащитному иных мер процессуального принуждения, другие решения и действия (бездействие), нарушающие права и законные интересы подзащитного»; «Защитник обжалует в апелляционном порядке приговор суда при наличии к тому оснований, за исключением случая, когда подзащитный в письменном виде отказался от обжалования приговора и защитник убежден в отсутствии самооговора». В соответствии с п. 2 ст. 13 КПЭА адвокат, принявший поручение на защиту, должен выполнять обязанности защитника, включая при необходимости подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор. Согласно п. 4 указанной статьи Кодекса отказ подзащитного от обжалования приговора фиксируется его письменным заявлением адвокату. Таким образом, подача защитником апелляционной жалобы производна от волеизъявления осужденного: адвокат в таком случае, используя свои профессиональные знания, фактически передает волю доверителя, а значит, осужденный может отказаться от обжалования приговора, отозвав апелляционную жалобу защитника.

Как следует из материалов дисциплинарного производства, при рассмотрении ходатайства следователя суд не разделил позицию обвиняемого и его защитника и продлил срок стражи. После вынесения судом данного постановления адвокат Л. обоснованно (в отсутствие письменного запрета на подачу жалобы от доверителя и исходя из ранее согласованной позиции защиты) обжаловала его. Однако позднее суд получил заявление обвиняемого, в котором содержалась адресованная судье просьба об отзыве апелляционной жалобы адвоката.

Если жалоба, представление отозваны до назначения заседания апелляционной инстанции либо принесены лицом, не наделенным таким правом в соответствии со ст. 389.1 Кодекса, либо принесены на промежуточное судебное решение, не подлежащее самостоятельному апелляционному обжалованию, судья возвращает указанные жалобу, представление. При этом по смыслу ст. 16, 47 и 49 УПК, а также ст. 6 и 7 Закона об адвокатуре при принятии решения о возвращении апелляционной жалобы, поданной адвокатом в интересах подзащитного, судья должен учитывать, что в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства РФ защитник является самостоятельным участником уголовного судопроизводства, однако его позиция по делу и круг полномочий определяются тем, что он является участником процесса, выступающим на стороне защиты и призванным отстаивать права и законные интересы обвиняемого, а значит, – действующим исключительно в интересах последнего.

Таким образом, бездействие адвоката при установленных обстоятельствах не содержит признаков дисциплинарного проступка, поскольку суд в данном случае наделен правом возврата апелляционной жалобы адвоката по распоряжению его подзащитного.

Не больше трех томов в день – нарушение?

В другом примере Совет палаты не усмотрел признаков дисциплинарного проступка в том, что назначенный защитник не завершил ознакомление с материалами уголовного дела в установленный судом срок. При этом ознакомление адвоката не более чем с тремя томами уголовного дела в день не признано злоупотреблением правом на защиту при установленных обстоятельствах.

В адвокатскую палату поступило обращение судьи районного суда на действия (бездействие) адвоката Г.

В обращении указывалось, что в производстве суда находится уголовное дело в отношении Д., который обвиняется по ч. 1 ст. 210 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, а также в отношении иных лиц, обвиняемых по ч. 2 ст. 210 и ч. 4 ст. 159 УК.

На основании постановления от 22 июня 2022 г. обвиняемому Д. был назначен защитник – адвокат Г. С момента предоставления в суд ордера адвокат в период с 23 июня по 25 июля 2022 г. частично ознакомился с материалами дела, составляющими 468 томов, затрачивая при этом от часа до двух с половиной часов в день.

Постановлением суда от 26 июля Г. был ограничен в ознакомлении с материалами дела до 26 августа. Вступивший в дело 9 июля на основании соглашения адвокат И. в период с 12 июля по 26 августа ознакомился с 468 томами дела в полном объеме, в то время как адвокат Г. – всего со 155.

Как резюмировалось в обращении судьи, на момент его направления адвокат Г. продолжает знакомиться с материалами дела, изучая в среднем не более трех томов в день. Таким образом, не исполняя постановление суда, Г. злоупотребляет правом, что может повлечь нарушение разумных сроков рассмотрения уголовного дела, а также прав иных участников судопроизводства.

Рассмотрев материалы, Квалификационная комиссия пришла к выводу о необходимости прекращения дисциплинарного производства. Совет палаты поддержал это решение, указав, что в рамках дисциплинарного разбирательства не установлены сведения, достоверно свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатуре и КПЭА.

Так, в ходе разбирательства было установлено, что на основании постановления суда от 22 июня 2022 г. обвиняемому Д. был назначен защитник Г., который в период с 23 июня по 22 сентября ознакомился со 155 томами уголовного дела. При этом 26 июля он был ограничен в сроке ознакомления с материалами на месяц.

Адвокаты И. и С., приглашенные обвиняемым в качестве защитников и вступившие в дело 26 июля, также были ограничены судом во времени ознакомления с материалами дела до 31 августа. В судебном заседании 31 августа указанные защитники заявили об ознакомлении с делом в полном объеме. В том же заседании Г. ходатайствовал о его освобождении от участия в деле ввиду вступления в дело защитников по соглашению, которые заявили в судебном заседании, что ознакомлены с материалами дела в полном объеме и имеют возможность самостоятельно осуществлять защиту подсудимого. Ходатайство адвоката Г. не было удовлетворено. Заявление обвиняемого об отказе от защитника по назначению ввиду заключения соглашения с другими адвокатами суд также оставил без удовлетворения.

Оценивая установленные обстоятельства на предмет наличия в действиях назначенного защитника дисциплинарного проступка, Совет АП СК отметил, что УПК не установлены критерии определения необходимого и достаточного времени для ознакомления адвоката, выполняющего функции защитника, с материалами уголовного дела, поскольку сложно стандартизировать объективные и субъективные обстоятельства различных дел, содержание и объем которых индивидуальны.

При определении времени, необходимого защитнику для надлежащего ознакомления с материалами дела, следует учитывать его объем, сложность квалификации обвинения, число обвиняемых, количество инкриминируемых деяний, подсудность дела, объем обстоятельств, подлежащих доказыванию, наличие в материалах дела результатов экспертиз, аудио- и видеозаписей, а также время для подготовки согласованной с доверителем позиции и оформления процессуальных документов в соответствии со стратегией и тактикой защиты.

Всестороннее и полное изучение защитником материалов дела как в ходе выполнения требований ст. 217 УПК, так и в суде, в частности в случае принятия адвокатом защиты в ходе судебного производства, является его профессиональной обязанностью. Пренебрежение указанной обязанностью и ознакомление с материалами дела по просьбе либо требованию органов дознания, следствия или суда в сроки, явно недостаточные для осуществления квалифицированной защиты, недопустимы и могут рассматриваться в качестве дисциплинарного проступка, влекущего соответствующую ответственность вплоть до прекращения адвокатского статуса.

Необоснованное ограничение защитника во времени ознакомления с материалами уголовных дел также недопустимо, поскольку влечет нарушение права на защиту обвиняемого. Учитывая изложенное, защитник в каждом конкретном случае самостоятельно (в разумных пределах) определяет время, необходимое ему для ознакомления с материалами. Объем уголовного дела в отношении Д. согласно информации, направленной судьей в Квалификационную комиссию, составляет 468 тома, при этом тома с 343-го по 468-й содержат текст обвинительного заключения. Доводы письменного объяснения Г. об ознакомлении в среднем не более чем с тремя томами в день с учетом фотосъемки материалов на мобильный телефон с ограниченным энергоресурсом, позволяющим непрерывно фотографировать в течение не более двух часов, и дальнейшего детального изучения в течение рабочего дня в условиях офиса Квалификационная комиссия АП СК признала обоснованными.

Таким образом, копирование материалов дела и ознакомление с ними в объеме и сроки, указанные в обращении судьи, – три тома в день – не свидетельствует о злоупотреблении адвокатом процессуальными обязанностями. В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК по окончании расследования защитник вправе знакомиться со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов, в том числе с помощью технических средств. В процессе ознакомления с материалами дела, состоящего из нескольких томов, обвиняемый и его защитник вправе повторно обращаться к любому из томов, а также выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств. Обвиняемый и его защитник не могут быть ограничены во времени, необходимом им для ознакомления с материалами. Стороне защиты на основании судебного решения может быть установлен определенный срок для ознакомления с материалами дела только при условии представления стороной обвинения достаточных доказательств, подтверждающих явное затягивание стороной защиты времени ознакомления.

Нормой ч. 3 ст. 248 УПК установлено, что в случае замены защитника суд предоставляет вновь вступившему в дело адвокату время для ознакомления с материалами дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. При этом фотографирование или копирование адвокатом материалов дела не тождественно ознакомлению с ними, поскольку является лишь формой и способом реализации права адвоката снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств.

Ознакомление с материалами дела представляет собой еще и интеллектуальную деятельность защитника по анализу и оценке собранной в период расследования и рассмотрения дела судом информации для формирования позиции защиты. Эта деятельность также требует значительных временных затрат. При этом не допускается злоупотребление адвокатом его правами с целью намеренного затягивания сроков ознакомления с материалами дела.

Как резюмировал Совет АП СК, указание адвоката Г. на необходимость полного ознакомления с материалами дела путем их фотографирования (на что уходило в среднем полтора-два часа в день) и дальнейшего всестороннего их изучения в офисе не содержит признаков злоупотребления правом. Позиция адвоката о необходимости тщательного изучения всех обстоятельств дела в связи с тем, что гражданин Д. согласно предъявленному обвинению является организатором каждого из вмененных соучастникам эпизодов преступных деяний, также заслуживает внимания. Такое отношение адвоката к профессиональным обязанностям соответствует требованиям, предъявляемым законодательством об адвокатской деятельности, КПЭА и Стандартом осуществления защиты в уголовном судопроизводстве.

Если адвокат покинул судебное заседание, это не всегда дисциплинарный проступок

В третьем примере Совет АП СК пришел к выводу, что само по себе отсутствие адвоката в момент оглашения постановления о продлении подзащитному срока стражи не может квалифицироваться как дисциплинарный проступок (отказ от защиты).

В адвокатскую палату поступило частное постановление судьи районного суда в отношении адвоката Г. В нем указывалось, что на 16 декабря 2021 г. было назначено рассмотрение ходатайства следователя о продлении обвиняемому Ц. срока стражи. Для защиты обвиняемого в порядке ст. 50 и 51 УПК был назначен адвокат Г. После удаления судьи в совещательную комнату для вынесения постановления защитник самовольно покинул зал суда. Таким образом, судья счел, что Г. грубо нарушил требования ч. 7 ст. 49 (отказ от принятой защиты) УПК и ст. 13 КПЭА, поскольку самостоятельно покинул заседание до объявления о его окончании.

Квалификационная комиссия, рассмотрев материалы дисциплинарного дела, пришла к выводу о необходимости его прекращения ввиду отсутствия в действиях Г. нарушений Закона об адвокатуре и КПЭА. Совет палаты поддержал это решение по следующим основаниям.

Как было установлено в ходе дисциплинарного разбирательства, Г., участвующий в качестве защитника в судебном заседании при рассмотрении ходатайства о продлении срока стражи в отношении Ц., обвиняемого по ч. 4 ст. 159.3 УК, действительно не присутствовал (с согласия подзащитного) при оглашении постановления, уведомив секретаря заседания (поскольку судья находилась в совещательной комнате) об уважительности причины ухода (участие в другом судебном заседании).

Однако Квалификационная комиссия не приняла во внимание доводы обращения судьи об отсутствии адвоката во время оглашения постановления без уважительных причин, в связи с отсутствием в материалах дисциплинарного производства доказательств, бесспорно подтверждающих изложенные в частном постановлении обстоятельства. Кроме того, было учтено, что при установленных обстоятельствах неявка адвоката на оглашение постановления не создала препятствий для отправления правосудия, поскольку ст. 310 УПК не предусматривает иных обязанностей сторон при провозглашении приговора или иного судебного акта, кроме выслушивания их стоя. Соответственно, реализация сторонами тех или иных прав, включая права ходатайствовать и делать заявления, на данном этапе не предусмотрена.

Отсутствие адвоката при оглашении постановления о продлении срока стражи в данном случае не нанесло ущерб правам подзащитного, поскольку оказание конкретной юридической помощи доверителю в момент оглашения постановления не предусмотрено – суд лишь разъясняет лицу порядок и сроки обжалования; возможность обжалования судебного акта не утрачивается моментом провозглашения.

При этом в рамках дисциплинарного разбирательства установлено, что подзащитный не предъявлял адвокату каких-либо претензий, связанных с нарушением права на защиту. В частности, он не возражал выслушать судебный акт без адвоката и просил защитника не обжаловать постановление о продлении срока стражи, что отражено в его заявлении на имя адвоката Г.

Таким образом, указанные в обращении судьи действия (бездействие) адвоката не образуют состав предполагаемого дисциплинарного проступка (отказ от защиты), поскольку отсутствие защитника в данном случае было согласовано с доверителем и не повлекло снижение его процессуальных и правовых гарантий.

Рассказать:
Другие мнения
Харламова Юлия
Харламова Юлия
Адвокат АП Ленинградской области, Спасская коллегия адвокатов Санкт-Петербурга
Due Diligence в адвокатской деятельности
Методика адвокатской деятельности
Немаловажный аспект при оказании юридической помощи по гражданским и арбитражным спорам
14 декабря 2022
Николаев Андрей
Николаев Андрей
Адвокат АП Московской области
Когда каждый день на счету…
Методика адвокатской деятельности
Почему срок рассмотрения адвокатского запроса необходимо существенно сократить
13 декабря 2022
Павлов Марк
Павлов Марк
Член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга
Недопустимая «мера воздействия»
Профессиональная этика
Суд отстранил защитника от участия в деле за возражения против действий председательствующего
25 ноября 2022
Горячев Дмитрий
Горячев Дмитрий
Адвокат АП Хабаровского края, КА «Рубикон»
В адвокатской деятельности «мелочей» нет
Адвокатская деятельность
Коллизия норм НК и Закона об адвокатуре требует устранения
08 ноября 2022
Широян Ваграм
Широян Ваграм
Член Совета, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП г. Севастополя  
Дисциплинарная ответственность адвоката в аспекте определения формы вины
Профессиональная этика
Из чего исходит совет палаты при избрании меры ответственности?
07 ноября 2022
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области
Чтобы жалоба была «процессуально корректной»
Методика адвокатской деятельности
Простой перенос речи на бумагу еще не делает ее процессуальным документом
27 октября 2022
Яндекс.Метрика