×

«Не ищите ничего, кроме ясности»

Мы жалуемся на то, что суды «штампуют» дела, но ничего не делаем для усовершенствования своей юридической техники
Поляков Андрей
Поляков Андрей
Научный редактор сайта «Библиотека юридических редкостей»


Существо дела кассационной проверке не подлежит

Всякое судебное решение является результатом логической операции, заключающейся в подведении под ту или иную норму права, выступающей в качестве бóльшей посылки, фактов, признанных судом, в виде малой посылки. Заключением силлогизма является разрешение вопроса о применимости к данному конкретному случаю того или иного абстрактного веления права.

Из скольких логических умозаключений может состоять судебное решение? Из одного-двух, максимум трех. Известно, что кассационный суд рассматривает только случаи нарушения норм права; существо дела (установление фактов, доказательства, подтверждающие эти факты, объясняющие их доводы, их оценка и делаемые судом выводы) кассационной поверке не подлежит. А значит, если в апелляционной инстанции можно оспаривать факты, доводы и выводы, то есть количество спорных положений сколько угодно велико, то в кассации оно резко ограниченно и не превышает количества построенных в решении силлогизмов. Следовательно, кассационная жалоба не может быть большой по определению.

Предположим, решение построено на трех тезисах. Означает ли это, что и кассация должна состоять непременно из трех возражений? Отнюдь нет. Вероятность, что две инстанции ошиблись сразу в трех суждениях, стремится к нулю. А при этом обе инстанции нарушили еще и процессуальные нормы – вообще невероятно. Однако часто кассационная жалоба начинается так: «Решение постановлено с нарушением норм материального и процессуального права». Далее идет невразумительный текст на десяти-пятнадцати листах, где с достойной лучшего применения дотошностью перечисляются чуть ли не все статьи материального и процессуального кодексов, якобы нарушенные судом.

Ничего не изменилось
Вот описания, относящиеся к прошлому: «прошения, подаваемые в суд… длинные, с подробным изложением истории и обстоятельств дела и ссылками на законы и решения кассационного департамента Правительствующего Сената, в которых сутяга пытается блеснуть своею эрудициею»; «тяжелый слог и масса приводимых цитат законоположений и сенатских решений давит мозг, как кошмар, покоряет, как непреодолимая сила. В жалобах на решение суда встретишь всегда указания на целый ряд незаконностей [здесь идет перечисление “незаконностейˮ], и лишение тем “защиты и правильного разрешения правосудияˮ».

Что изменилось за сто лет? Ничего. Ладно бы так писали необученные граждане. Так ведь нет – адвокаты. Впечатление такое, что работают они не для того, чтобы убедить суд, а исключительно в угоду клиенту. В комедии А.Н. Островского стряпчий рассказывает, что имеет значительную практику и доход у купечества только благодаря тому, что пишет красноречивые просьбы. Нужно, например, произвести взыскание; по закону только и следовало указать, что, представляя при сем заемное письмо, прошу произвести должное взыскание. Но он строчил обыкновенно три листа, начиная таким образом: «Будучи обременен в многочисленном семействе моем количеством членов…» и т.д. По прочтении такой просьбы купец обыкновенно плакал, угощал и щедро награждал (особенно меня умиляет вот это «плакал»). Когда же он писал столько, сколько нужно, тогда его презрительно трепали по плечу и говорили, что ему «еще раненько вести дела».

Ясность – одна из основ нашей деятельности
Мы жалуемся на то, что суды «штампуют» дела. Но ничего не делаем для усовершенствования своей юридической техники. А ведь еще в 1887 г. Санкт-Петербургский Совет присяжных поверенных установил: «составление кассационной жалобы представляется несравненно более трудной и ответственной работой именно потому, что ни представление новых доводов, ни представление новых доказательств при кассационном производстве не допускается, между тем как при апелляционном – все недосказанное, недостаточно выясненное или требующее новых доказательств может, независимо от подачи апелляции, быть восполнено впоследствии, при производстве дела в Палате. Изучение и уяснение фактической стороны дела, его существа, представляющие главную задачу апелляционного производства, не требуют такого напряжения умственной деятельности (курсив мой. – А.П.), как изучение стороны юридической и правильная постановка кассационных вопросов». 

В заголовок вынесена сентенция Эпикура. Сейчас самое модное течение в адвокатуре – сочинение так называемых стандартов. Трудно уразуметь, что именно имеется в виду под этим понятием и какая преследуется цель. Но если под стандартом понимать мерило, основу (в рассматриваемом случае – составления состязательных бумаг), то не является ли ясность одной из основ нашей деятельности?

Рассказать коллегам:
Другие мнения
Тарасов Никита
Тарасов Никита
Адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов (адвокатская консультация № 31), старший преподаватель ЮФ НИУ ВШЭ-Санкт-Петербург
Мимикрия под адвокатов
Профессиональная этика
О незаконном заимствовании репутации адвокатского сообщества
06 Февраля 2018
Шаров Геннадий
Шаров Геннадий
Вице-президент ФПА РФ
Особый статус
Профессиональная этика
Адвокаты вправе критиковать судебную систему при условии соблюдения норм закона и правил профессиональной этики
06 Февраля 2018
Клювгант Вадим
Клювгант Вадим
Вице-президент Адвокатской палаты Москвы, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов
О серьезном – всерьез
Профессиональная этика
Цель сохранения конфиденциальности полученных от подзащитного сведений была правомерной, однако избранный способ ее достижения – нет
05 Февраля 2018
Баренбойм Петр
Баренбойм Петр
Адвокат АП Г. Москвы, адвокатская контора «Аснис и партнеры»
Роботы-юристы наступают
Методика адвокатской деятельности
О новых технологиях и адвокатуре
02 Февраля 2018
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры»
Решение – неубедительное
Профессиональная этика
Совет АП г. Москвы должен был проанализировать поведение адвоката Динзе с точки зрения его соответствия международным актам
02 Февраля 2018
Толчеев Михаил
Толчеев Михаил
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент АП Московской области
Заверенная копия не есть оригинал
Методика адвокатской деятельности
Декларация о принятии ответственности за соответствие представляемой суду копии оригиналу не создает «надлежаще заверенную копию документа»
02 Февраля 2018