×

Недействительность платежей банкрота, совершенных в пользу банка по кредитному договору

Особенности судебного правоприменения

В судебной практике по спорам об оспаривании сделок должника-банкрота с «банковским элементом» уже «набил оскомину» вопрос – как распределяется бремя доказывания в отношении обстоятельств, являющихся основанием для оспаривания последовательно совершенных платежей по погашению кредита (в частности, безакцептное списание денежных средств со счета должника), которые, как указывают банки, представляют собой обыкновенные текущие платежи по кредитному договору.

Федеральным законом от 23 июня 2016 г. № 222-ФЗ в ст. 61.4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) изменена редакция п. 4. Теперь он предусматривает, что сделки, связанные с исполнением вытекающих из кредитного договора денежных обязательств или обязанности по уплате обязательных платежей, не могут быть оспорены на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, если должник не имел к моменту исполнения, вытекающего из кредитного договора или законодательства Российской Федерации, известных соответствующему конкурсному кредитору (уполномоченному органу) денежных обязательств или обязанности по уплате обязательных платежей перед иными конкурсными кредиторами (уполномоченными органами), срок исполнения которых наступил, и исполнение вытекающего из кредитного договора денежного обязательства или обязанности по уплате обязательных платежей не отличались по срокам и размеру уплаченных или взысканных платежей от определенных в кредитном договоре или законодательстве Российской Федерации обязательства или обязанности.

Однако обновленная норма не решила упомянутую проблему как таковую, а лишь дополнительно установила презумпцию добросовестности банка – но при соблюдении ряда условий в дополнение к уже закрепленным в законе и принятым в практике судов критериям соответствия поведения банка стандартам добросовестности.

Что оспаривается

Согласно разъяснениям, приведенным в абз. 9 п. 12 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление № 63), платежи и иные сделки, направленные на исполнение обязательств (предоставление отступного, зачет и т.п.), относятся к случаям, указанным не в абз. 3, а в абз. 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Итак, к оспариваемым сделкам подлежит применению абз. 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве. Для признания спорных платежей недействительными конкурсному управляющему помимо последствий сделки в виде оказания банку или потенциальной возможности получения им большего предпочтения в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с Законом о банкротстве, необходимо также доказать, что на момент совершения платежей банку было или должно было быть известно о наличии у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о наличии таких признаков.

Таким образом, в споре об оспаривании платежей банкрота, совершенных в пользу банка по кредитному договору, подлежат доказыванию факты: 1) оказания предпочтения, 2) совершения платежа в период подозрительности, 3) осведомленности банка о неудовлетворительном состоянии должника.

Подлежащие доказыванию факты и презумпции

Согласно изложенной в п. 12 Постановления № 63 правовой позиции при решении вопроса о том, должен ли был кредитор знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько он мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие обстоятельств, которые:

1. Предположительно свидетельствуют об осведомленности банка

К кругу фактов, свидетельствующих в пользу такого знания кредитора, могут с учетом всех обстоятельств дела относиться следующие:

1.1. Неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок.

1.2. Известное кредитору (кредитной организации) наличие в течение длительного времени картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой).

1.3. Осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании его банкротом.

2. Сами по себе не свидетельствуют об осведомленности банка

2.1. Получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом само по себе еще не означает, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника.

2.2. В п. 12.2 Постановления № 63 закреплено, что лишь тот факт, что другая сторона сделки является кредитной организацией, не может рассматриваться как единственное достаточное обоснование того, что она знала или должна была знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника (п. 2 ст. 61.2 или п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве); оспаривающее сделку лицо должно представить конкретные доказательства недобросовестности кредитной организации.

3. Подлежат обязательной проверке арбитражным судом (оценочные обстоятельства – во взаимосвязи с иными обстоятельствами):

3.1. Размещение в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника еще не означает, что все кредиторы должны об этом знать. Однако это обстоятельство может быть принято во внимание, если с учетом характера сделки, личности кредитора и условий оборота проверка сведений о должнике должна была осуществляться в том числе путем проверки его по указанной картотеке.

3.2. Если платеж был получен после того, как данный кредитор подал заявление о признании должника банкротом или узнал о подаче такого заявления другим кредитором, то при решении вопроса о добросовестности такого кредитора следует учитывать, в частности, свидетельствовали ли обстоятельства подачи такого заявления о том, что речь идет действительно о неплатежеспособности должника, либо инициатор банкротства рассматривает возбуждение такого дела как ординарный вариант принудительного исполнения судебного решения, а также были ли поданы в рамках возбужденного дела о банкротстве заявления других кредиторов.

3.3. В случаях когда законодательство или кредитный договор предусматривают получение кредитной организацией от заемщика документов о его финансовом положении, судам следует учитывать, в том числе, содержались ли в представленных документах конкретные сведения, заметно свидетельствующие о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Из этого следует, что при ответе на вопрос об осведомленности банка необходимо во всех случаях проанализировать предусмотренные требованиями закона и кредитного договора документы, характеризующие финансовое состояние должника и доступные банку на момент совершения спорных платежей.

Как проверяется финансовое состояние должника

Необходимо учитывать правовую позицию по этому вопросу, изложенную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона “Об акционерных обществах”, статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО “Медиа-Мост” и ЗАО “Московская Независимая Вещательная Корпорация”», состоящую в том, что отраженное в бухгалтерском балансе должника формальное превышение размера кредиторской задолженности над размером активов при наличии нераспределенной прибыли не является свидетельством невозможности общества исполнить его обязательства.

Следовательно, расчеты производятся по следующей формуле: размер активов + (плюс) размер нераспределенной прибыли – (минус) размер кредиторской задолженности.

Расчет производится исходя из конкретных показателей бухгалтерской отчетности должника.

Кроме того, банк проводит:

  • анализ финансового положения и эффективности деятельности должника в период исполнения договора за соответствующий отчетный период в соответствии с условиями договора банковского кредита и
  • оценку качества обслуживания долга по кредитному договору по состоянию на определенную дату.

По итогам такого банковского анализа формируется профессиональное суждение о финансовом положении должника-заемщика (так называемые «промежуточные анализы»).

Требования к указанной проверке содержатся в Положении Банка России от 28 июня 2017 г. № 590-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности» (вместе с «Порядком оценки кредитного риска по портфелю (портфелям) однородных ссуд») (Зарегистрировано в Минюсте России 12 июля 2017 г. № 47384), широко известным предшественником которого было Положение Банка России от 26 марта 2004 г. № 254-П.

Указанное профессиональное суждение (в «промежуточных анализах») составляется по ссудам, предоставленным юридическим лицам, не являющимся кредитными организациями, – в течение месяца после окончания периода, установленного для представления отчетности (годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности и налоговой декларации по налогу на прибыль организаций) в налоговые органы по состоянию на квартальную (годовую) отчетную дату.

Наличие задолженности должника перед другими кредиторами, в том числе задолженности по судебному решению, может доказывать только факт предпочтительного удовлетворения требований банка по отношению к иным кредиторам должника, однако не доказывает осведомленность банка о неплатежеспособности должника.

Как гласит правовая позиция, изложенная в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23 апреля 2013 г. № 18245/12 по делу № А47-4285/2011, недопустимо отождествлять неплатежеспособность с невыплатой конкретного долга отдельному кредитору. Кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним. Однако это обстоятельство само по себе не свидетельствует о том, что данный кредитор должен одновременно располагать и информацией о приостановлении должником операций по расчетам с иными кредиторами.

Указанный подход отражен в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25 января 2016 г. № 310-ЭС15-12396 по делу № А09-1924/2013.

Наличие задолженности должника перед другими кредиторами, в том числе задолженности по судебному решению, исходя из анализа судебной практики, может доказывать только факт предпочтительного удовлетворения требований банка по отношению к иным кредиторам должника, а не осведомленность банка о неплатежеспособности должника.

Эта позиция подтверждена в единообразной судебной практике (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26 ноября 2015 г. № 307-ЭС15-9523 по делу № А56-8217/2014; Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 29 октября 2015 г. № Ф06-872/2015 по делу № А55-26580/2013, оставленное без изменения Определением от 29 января 2016 г. № 306-ЭС15-16122 об отказе в передаче жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства; Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29 января 2016 г. № Ф10-3097/2015 по делу № А62-5416/2013, оставленное без изменения Определением от 12 мая 2016 г. № 310-ЭС16-3818 об отказе в передаче жалобы в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 сентября 2017 г. № 09АП-36838/2017 по делу № А40-76632/2015).

Если на момент совершения должником спорных платежей банк не был уведомлен о состоявшемся судебном акте, а также о невозможности должника удовлетворить указанные в судебном акте требования по причине недостаточности денежных средств, то сам по себе факт предпочтения не позволяет удовлетворить требование о признании платежей недействительными.

Введение процедуры банкротства в отношении должника на основании заявления иного кредитора, основанного на судебном акте, не является обстоятельством:

  • подлежащим доказыванию в обособленном споре о признании недействительными платежей в пользу банка на основании ст. 61.3. Закона о банкротстве;
  • доказывающим факт осведомленности банка о неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, если производство по заявлению другого кредитора возбуждено после совершения спорных платежей.

Какие обстоятельства подтверждают осведомленность банка

Если состоялась публикация о введении в отношении должника процедуры наблюдения (в газете «Коммерсантъ», в ЕФРСБ), и/или существует переписка банка с должником, где должник сообщает о своем неудовлетворительном финансовом положении, то это может привести к установлению факта осведомленности банка.

Прямым подтверждением осведомленности являются факты пролонгации кредитных договоров в ходе наблюдения в отношении должника (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 ноября 2019 г. № Ф05-5519/2017 по делу № А40-150489/2015). В таком случае, принимая во внимание общедоступность указанных сведений, банк должен был знать о наличии у должника обязательств перед иными кредиторами, срок исполнения перед которыми наступил, в силу введения в отношении должника процедуры наблюдения по заявлению кредитора.

В случае если размер оспариваемых платежей в совокупности превышает 1% стоимости активов должника по бухгалтерскому балансу, а также если отдельный платеж, которым была погашена сумма основного долга, превышает указанный порог, то отклоняется довод о совершении платежей в рамках обычной хозяйственной деятельности должника.

Рассказать:
Другие мнения
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат, управляющий партнер АБ «Правовой статус»
Позиции ВС по уголовным и уголовно-процессуальным вопросам: тревожная тенденция
Уголовное право и процесс
Судейское сообщество «не слышит» мнение адвокатуры
04 Декабря 2020
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат по экологическим спорам, к.э.н., лауреат Ecoworld РАЕН, компания ZHAROV GROUP
«Спрятать» строительство мусорного полигона не удалось
Природоохранное право
Существование незаконных объектов, загрязняющих природу, не останется без внимания
03 Декабря 2020
Волкова Анна
Волкова Анна
Адвокат, управляющий партнер адвокатской конторы «Волкова и партнеры», член Международного Содружества адвокатов
Почему фактические брачные отношения заслуживают законодательного регулирования
Семейное право
Последствия зачастую те же, что в официальном браке
03 Декабря 2020
Шамшина Анастасия
Шамшина Анастасия
Адвокат, руководитель рабочей группы Коллегии адвокатов г. Москвы «РКТ»
Единственное жилье должника: продать или оставить?
Жилищное право
ВС пресек практику приобретения должнику «альтернативного» жилья
02 Декабря 2020
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и Партнеры»
Размытость критериев определенности не добавляет
Гражданское право и процесс
«Плюсы» и «минусы» позиций КС о судебных расходах в гражданском и арбитражном судопроизводстве
02 Декабря 2020
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Заключение под стражу не может быть основано на предположениях
Уголовное право и процесс
Судебный порядок избрания меры пресечения требует реформирования
01 Декабря 2020