×

«Заморозка» – не исцеление, а лишь симптоматическое лечение

Комментарий к отчету о работе арбитражных судов по рассмотрению банкротных дел
Голенев Вячеслав
Голенев Вячеслав
Адвокат АП г. Москвы, член КЭС ФПА, управляющий партнер АБ «Адвокаты: Голенев и Партнеры», к.ю.н.

Отчет о работе арбитражных судов субъектов РФ по рассмотрению дел о банкротстве за 2022 г., опубликованный Судебным департаментом при Верховном Суде РФ (далее – Отчет), наводит на некоторые размышления о состоянии отечественной экономики. Общую ситуацию можно охарактеризовать как «подморозку задолженности». Данные из Отчета нельзя рассматривать в отрыве от данных за 2020–2021 гг. и введенного в 2022 г. моратория на банкротство, поэтому реальные банкротные показатели мы увидим в отчете за 2023 г., поскольку сейчас они во многом «подморожены» из-за моратория.

В связи с этим формальное количество – 366 378 банкротств в 2022 г. (остаток неоконченных дел, раздел 1.1 Отчета) – само по себе свидетельствует, на мой взгляд, о не самом приятном положении в экономике, но следует также отталкиваться от динамики показателей 2020 и 2021 гг.

Так, наблюдаются:

  • существенный рост банкротств: с 207 319 дел на конец 2020 г. до 282 277 на конец 2021 г. (согласно отчетам за предыдущие годы). Среди них – увеличение количества личных банкротств (банкротств физлиц?) с 153 246 дел на конец 2020 г. до 223 300 на конец 2021 г. (согласно отчетам за предыдущие годы) и до 317 852 дел на конец 2022 г.;
  • бизнес тоже страдает: количество дел о банкротстве выросло с 47 249 на конец 2020 г. до 51 275 на конец 2021 г. (согласно отчетам за предыдущие годы);
  • неоконченных конкурсных производств на конец 2022 г. – 30 842.

При этом одних только заявлений о банкротстве в 2023 г. в арбитражные суды поступило 353 696 (раздел 1.1 Отчета).

Касательно личных банкротств граждан моя оценка ситуации, приведенная в новости от 22 августа 2022 г., в текущем году не изменилась. Так, данные статистики за 2022 г. дают основания для вывода о том, что страна по-прежнему остается «закредитованной». Уже третий год подряд статистика демонстрирует, что уровень неисполнения обязательств по возврату долгов снизился до сотен тысяч рублей. Ситуация свидетельствует и об остающемся низким уровне финансовой грамотности населения. В связи с этим кредиты, «микрозаймы до зарплаты», «взять в долг у соседа/друга» – нередкая модель поведения.

Читайте также
Введен мораторий на возбуждение банкротных дел по заявлениям кредиторов
Действие шестимесячного моратория не распространяется на должников-застройщиков, если многоквартирные дома и иная недвижимость уже внесены в единый реестр проблемных объектов
04 апреля 2022 Новости

Вместе с тем рост показателей демонстрирует: личное банкротство востребованно, реабилитационная процедура работает. И это без учета «замороженных долгов» и «отложенных банкротств», которые не были инициированы в 2022 г. из-за действия моратория. Что касается бизнеса, то обязательства в размере от 300 тыс. до 3 млн руб. – самые распространенные в экономике (раздел 5 Отчета, строка 6 – уместная, кстати, и для физических лиц), особенно в сфере малого и среднего бизнеса. Если они переходят в разряд неоплатных, ради которых заявители-кредиторы и сами должники инициируют банкротный процесс, это, на мой взгляд, свидетельствует об агонии экономики «малых дел» малого предпринимательства и его мелких личных нужд. Добавьте к этому последствия пандемии и усталость народа от нее, «прыгающий» курс рубля, «прыгающую» цену на нефть, внешнее давление – и на выходе можно прийти к заключению о наблюдающихся негативных тенденциях экономического развития. Крупный бизнес, конечно, выживет, как и те, кто имеет «подушку безопасности». С трудом, но выживут госкорпорации и «бюджетники». Что касается перспектив для малого и среднего бизнеса, то развитие для них возможно, если они сумеют быстро адаптироваться к структурным изменениям экономики – т.е. смогут оперативно перестроить закупки и логистику. В ином случае такой бизнес рискует оказаться уже в новом отчете Суддепа по банкротству за 2023 г. (поскольку мораторий закончился только в октябре 2022 г., многие банкротства начнутся в текущем году). Мы еще до конца не осознаем последствия кризиса – Отчет за 2022 г. дает лишь понимание того, что было практически сразу перед новой кризисной ситуацией с учетом «заморозки» банкротств.

В данном случае экономика нуждается в «длинных деньгах», которые на данный момент «зажаты» многолетней монетарной денежно-кредитной политикой Банка России; достаточная ликвидность может не только спасти должников путем реструктуризации задолженности, но и стимулировать предпринимательскую активность, запустив такой необходимый сегодня инвестиционный цикл.

Вместе с тем статистика показывает, что в Законе о банкротстве институты финансового оздоровления и внешнего управления, по сути, не работают (меньше 300 дел в 2022 г. согласно разделам 3.2 и 3.3 Отчета). В связи с этим, на мой взгляд, следует актуализировать дискуссию о совершенствовании Закона о банкротстве с введением для компаний рабочей, эффективной процедуры реструктуризации. Также выросло количество споров о субсидиарной ответственности – с 5136 в 2020 г. до 5671 в 2021 г. и до 7429 в 2022 г. (раздел 4 Отчета, столбец 18). Данный инструмент востребован кредиторами и используется в целях восстановления конкурсной массы организации-должника, претерпевшей от действий бенефициара. Споры отличаются высокой конфликтностью, многочисленными проблемами правоприменения, не сложившейся пока практикой толкования. В институте субсидиарной ответственности – особенно, если законодатель решится не только на реформу Закона о банкротстве, но и на введение института банкротства группы компаний (холдингов) или консолидации (хотя бы процессуальной) конкурсных масс, – количество споров по этой категории будет расти.

Особого внимания заслуживает увеличение количества удовлетворенных требований о субсидиарной ответственности – оно превысило 50% от заявленных. Таким образом, субсидиарная ответственность работает полным ходом. Резюмируя, отмечу: третий год подряд статистика показывает, что уровень неисполнения обязательств по возврату долгов упал до сотен тысяч рублей; как уже отмечалось, обязательства в размере от 300 тыс. до 3 млн руб. – самые распространенные в экономике, особенно в сфере малого и среднего бизнеса. Экономика нуждается в «длинных деньгах», а должники – не только (и не столько) в юридическом, сколько в экономическом спасении (обеспечении условий хозяйствования, в том числе в целях погашения задолженности).

В заключение отмечу роль моратория в 2022 г. Он все же заблокировал «каскадное» падение экономики; бизнес и граждане были скорее защищены от негативных последствий внешнего давления, что, однако, не совсем уместно утверждать относительно кредиторов. Однако – вопреки мнению ряда экспертов – не могу согласиться, что мораторий – как «ковидный», так и введенный в 2022 г. – сыграли благоприятную роль в снижении количества банкротств в целом и оздоровили экономику.

При этом не следует путать защиту от негативных эффектов и оздоровление. Благодаря мораторию никакого оздоровления не произошло – на практике были лишь «отложены в долгий ящик» многие, уже назревшие банкротства. Если рассматривать только внесудебное банкротство, можно увидеть, что количество сообщений МФЦ о возбуждении процедур внесудебного банкротства граждан-должников только выросло: с 4664 в 2021 г. до 7118 в 2022 г. В региональном срезе наблюдается, что в 2022 г. лидировали по абсолютному числу граждан-банкротов наиболее «зажиточные» регионы, в каждом из которых число банкротов-граждан только выросло:

Краснодарский край (13 951 чел.; +43,0% к 2021 г.); Московская область (13 472; +34,1%); Москва (13 439; +31,6%); Республика Башкортостан (11 075; +48,1%); Свердловская область (10 990; +39,2%); Санкт-Петербург (10 369; +26,7%); Ростовская область (8868; +48,1%); Челябинская область (8789; +48,6%); Республика Татарстан (7847; +57,9%) – это следует из таблицы 5 данных Федресурса.

Таким образом, можно констатировать, что «заморозка» – не исцеление, а лишь симптоматическое лечение.

Рассказать:
Другие мнения
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Ярошик Олег
Ярошик Олег
Адвокат АП Московской области, заведующий филиалом № 30 МОКА АПМО
Транспортное преступление или невиновное причинение вредных последствий?
Уголовное право и процесс
Неоднозначные вопросы правоприменительной практики
09 июля 2024
Тронин Андрей
Тронин Андрей
Руководитель практики юридической фирмы INTELLECT
Когда субсидия МУП правомерна
Конституционное право
Наличие нарушений требований антимонопольного законодательства требует тщательной проверки судами
09 июля 2024
Яндекс.Метрика