×

Несмотря на объем разъяснений, неясности остались

Отдельные вопросы к постановлению Пленума ВС о применении судами правил о залоге вещей
Иванова Юлия
Иванова Юлия
Управляющий партнер юридической компании ЮКО

27 июня 2023 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление № 23 «О применении судами правил о залоге вещей».

Читайте также
Пленум Верховного Суда принял постановление о применении судами правил о залоге вещей
После доработки редакционной комиссией документ подвергся незначительным изменениям, в том числе стилистическим корректировкам
27 июня 2023 Новости

Это объемный документ, стремящийся максимально охватить вопросы залога вещей, начиная с возникновения залога и до обращения взыскания на залог или его прекращения.

При первом ознакомлении с текстом постановления обращает на себя внимание повторение в нем ранее изложенных позиций Высшего Арбитражного и Верховного Судов РФ по вопросам залога. Очевидно, что постановление направлено на систематизацию и унификацию ранее данных высшими судами разъяснений положений ГК РФ и Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в Постановлении Пленума ВАС от 17 февраля 2011 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге», Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств1, Информационном письме Президиума ВАС от 28 января 2005 г. № 90 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке», а также в отдельных судебных актах по рассмотрению конкретных споров по вопросам залога.

Одновременно очевидно стремление ВС максимально разъяснить нормы законодательства о залоге, введенные с 1 июля 2014 г.2, и обобщить накопленную судебную практику их применения.

Тем не менее отдельные положения постановления вызвали вопросы.

Так, в документе практически отсутствуют разъяснения относительно применения законодательства о залоге в процедурах банкротства. Постоянно возникающему в судебной практике вопросу об эластичности залога посвящен один пункт (п. 23), в котором рассмотрены две частные ситуации физического видоизменения залога (реконструкция объекта недвижимости / образование новых помещений вместо здания и образование/изменение земельного участка). Однако этого, на мой взгляд, недостаточно для единообразного понимания свойства эластичности залога, которое не ограничивается распространением залога на результат физического видоизменения его первоначального предмета, а выражается в сохранении залогового преимущества при трансформации предмета залога в любую иную ценность.

В п. 6 постановления разъяснен порядок получения залогодержателем удовлетворения за счет доходов залогодателя от использования вещи третьими лицами. По сути, предлагаются два способа получения такого удовлетворения: перечисление на залоговый счет залогодателя или прямое перечисление в пользу залогодержателя. Однако предложенный механизм реализации второго способа вызывает сомнения в его эффективности. Поясню почему. Получение залогодержателем удовлетворения его требования, обеспеченного залогом, за счет платежей третьего лица за пользование заложенным имуществом обусловлено направлением залогодателем данному лицу уведомления. Без такого уведомления третье лицо не должно вносить платежи за пользование предметом залога в пользу залогодержателя. Очевидно, что при возникновении оснований для обращения взыскания на предмет залога, в том числе в виде платежей за пользование заложенным имуществом, маловероятно, что такое уведомление во всех случаях будет направлено залогодателем (например, в ситуации конфликта с залогодержателем).

Применяя правило о залоге обязательственных прав к залогу права на получение доходов от использования имущества, постановление жестко увязывает перечисление такого дохода с уведомлением залогодателя. Представляется, что если должник залогодателя осведомлен о том, что находящееся в его пользовании имущество находится в залоге, то при наличии оснований для обращения взыскания на предмет залога залогодержатель вправе потребовать внесения должником платы за пользование заложенным имуществом непосредственно в пользу залогодержателя, без специального уведомления со стороны залогодателя.

В документе также не разъяснены правовые последствия уклонения залогодателя от направления такого уведомления или отзыва ранее направленного уведомления до начала получения залогодержателем платежей за пользование имуществом. Например, является ли такое уклонение или отзыв уведомления – при отсутствии неисполнения обеспеченного обязательства – ухудшением условий обеспечения и, как следствие, основанием для досрочного истребования займа/кредита (ст. 813 ГК)?

В п. 13 постановления императивно предписано указывать в договоре залога максимальную твердую сумму требований, которые обеспечиваются залогом, в ситуации, когда залогодатель в рамках осуществления предпринимательской деятельности обеспечивает залогом текущие или будущие обязательства. Несоблюдение данного требования должно влечь признание договора залога незаключенным.

Между тем законодательство такого императивного требования не предусматривает. Обязательство, обеспечиваемое залогом, включая будущее обязательство, может быть описано способом, позволяющим определить обязательство в качестве обязательства, обеспеченного залогом, на момент обращения взыскания, в том числе путем указания на обеспечение всех существующих и (или) будущих обязательств должника перед кредитором в пределах определенной суммы (п. 2 ст. 339 ГК). При госрегистрации ипотеки в ЕГРН наряду со сведениями, предусмотренными федеральным законом, также вносится информация о залогодержателе (в том числе первоначальном), предмете ипотеки, существе, сроке и стоимости обеспеченного ей обязательства, а если стоимость обеспечиваемого ипотекой обязательства подлежит определению в будущем, – сведения о порядке и других необходимых условиях ее определения (п. 6 ст. 53 Закона о госрегистрации недвижимости).

Таким образом, законом не установлено прямого императивного требования определения в рассматриваемой ситуации твердого размера обеспечиваемого обязательства – достаточно указания критериев определения такой суммы на момент обращения взыскания.

В п. 18 и 19 приведены разъяснения относительно прекращения залога в случае истечения пресекательного срока (п. 6 ст. 367 ГК), а также срока исковой давности и срока предъявления исполнительного документа к исполнению. Данные разъяснения являются обобщением сформировавшейся судебной практики прекращения залога в случае утраты им обеспечительной функции вследствие истечения предусмотренных законом сроков принудительного исполнения обязательства за счет предмета залога3.

Однако, затрагивая вопрос о судьбе залога при утрате обеспечительной функции вследствие бездействия залогодателя в течение установленного законом срока для обращения взыскания, постановление ограничивается только двумя случаями утраты такой функции. Например, не рассмотрены ситуации, когда кредитор пропустил сроки предъявления требования к должнику или заявления о признании за ним статуса залогового кредитора в рамках дела о банкротстве. Данные вопросы актуальны и не имеют однозначного разрешения в судебной практике4.

В связи с этим представляется целесообразным более общее разъяснение по данному вопросу: утрата залогом обеспечительной функции и правовой возможности обратить взыскание на предмет залога вследствие пропуска залогодателем установленного законом срока принудительной реализации его залоговых прав влечет признание залога прекращенным, исключение записи о залоге из соответствующего реестра и возврат предмета залога (при залоге в форме заклада).

В постановлении также предусмотрено, что по ходатайству залогодержателя о восстановлении срока исковой давности суд может отказать в иске о погашении записи о зарегистрированном залоге в связи с истечением срока исковой давности – при наличии предусмотренных ст. 205 ГК оснований для восстановления пропущенного срока. При этом не уточнено, должны ли такие основания устанавливаться только в случае предъявления залогодержателем встречного иска об обращении взыскания на предмет залога или достаточно заявить о них в форме ходатайства при рассмотрении иска залогодателя.

Кроме того, разъяснения, содержащиеся в п. 19, ограничиваются такими основаниями прекращения залога, как истечение срока исковой давности / срока предъявления исполнительного листа по требованию именно об обращении взыскания на предмет залога. При этом «остались без внимания» последствия истечения тех же сроков в отношении главного (обеспеченного залогом) требования. Между тем данные сроки в отношении главного и акцессорного требований могут не совпадать, а истечение сроков в отношении главного требования, как представляется, также должно рассматриваться как основание прекращения залога в связи с утратой обеспечительной функции (п. 3 ст. 199, ст. 207 ГК).

Также хотелось бы обратить внимание на разъяснения п. 18 и 19 об ограничении залогодателем круга лиц, имеющих право на предъявление иска о признании залога прекращенным (погашении записи о залоге) в рассматриваемых ситуациях. Так, требование о признании залога прекращенным и погашении записи о нем может быть предъявлено лицами, чьи права и интересы затрагиваются сохранением залогового обременения в отношении имущества и которые имеют правовой интерес в констатации факта отсутствия залога. Помимо залогодателя к указанным лицам, на мой взгляд, можно отнести:

  • кредиторов залогодателя, заинтересованных в признании отсутствия у кредитора права в преимущественном порядке получить удовлетворение их требований из стоимости предмета залога, что, в свою очередь, увеличивает для них возможность претендовать на удовлетворение их требований за счет имущества должника;
  • созалогодержателей (ст. 335.1 ГК) или залогодержателей по последующим залогам (ст. 342.1 ГК, ст. 43 Закона об ипотеке) в отношении общего предмета залога, которые заинтересованы в увеличении приходящейся на них пропорции удовлетворения их требований за счет доли просрочившего взыскание залогодержателя или повышения очередности удовлетворения их требований.

Разъясняя нормы п. 2 ст. 348 ГК об основаниях отказа во взыскании предмета залога (п. 52 постановления), документ ограничивает их презумпцией незначительности, если сумма неисполненного обязательства составляет менее 5% от стоимости заложенной вещи, а период просрочки – меньше трех месяцев. Создается впечатление, что закон исключает возможность иных случаев, когда могут констатироваться незначительность нарушения обязательства и несоразмерность размера требований залогодержателя стоимости заложенного имущества.

Между тем до недавнего времени судебная практика исходила из необходимости учета и иных обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии основания для изъятия предмета обеспечения, и при ином соотношении размера задолженности и стоимости: не повлечет ли изъятие имущества наступление для должника значительных имущественных потерь или прекращение его хозяйственной деятельности; наличие или отсутствие возможности удовлетворения денежных требований без изъятия имущества; эффективное взыскание возможно при обращении взыскания не на все объекты, входящие в предмет залога5?


1 Утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая 2013 г.

2 См. Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского Кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

3 См., в частности, Постановление Конституционного Суда РФ от 15 апреля 2020 г. № 18-П, определения ВС от 1 ноября 2016 г. № 84-КГ16-7, от 14 апреля 2020 г. № 67-КГ20-2 и от 17 ноября 2020 г. №5-КГ20-82-К2.

4 См. Определение ВС от 1 апреля 2019 г. № 304-ЭС17-1382(8), постановления АС Северо-Западного округа от 3 марта 2023 г. № Ф07-75/2023 по делу № А44-7878/2018, ФАС Поволжского округа от 21 марта 2013 г. по делу № А65-24716/2010, АС Уральского округа от 4 апреля 2022 г. № Ф09-1069/22 по делу № А60-55198/2020, ФАС Уральского округа от 18 апреля 2014 г. № Ф09-1673/14 по делу № А50-11794/2013, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 октября 2019 г. № 04АП-20/2018 по делу № А58-2776/2017 и Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 марта 2022 г. № 08АП-14455/2021 по делу № А75-12580/2018.

5 Пункт 13 Обзора судебной практики по спорам, связанным с договором финансовой аренды (лизинга) (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 27 октября 2021 г.), определения ВС от 15 августа 2022 г. № 305-ЭС22-4949 по делу № А40-222524/2020 и от 2 февраля 2023 г. № 305-ЭС22-17428 по делу № А40-235540/2021, постановление АС Московского округа от 6 октября 2022 г. № Ф05-35170/2021 по делу № А40-66614/2021).

Рассказать:
Другие мнения
Баранов Игорь
Баранов Игорь
Адвокат АП г. Москвы, Партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» (г. Москва), эксперт Национального антикоррупционного комитета, Преподаватель Академии информационных систем (АИС)
Собственник и владелец – не тождества
Уголовное право и процесс
Проблема подмены понятий при обеспечении участия в обыске лица, в помещении которого он проводится
21 июня 2024
Переладов Андрей
Переладов Андрей
Адвокат АП Кемеровской области, сопредседатель КА «Регионсервис», управляющий партнер офиса Коллегии в г. Кемерово, руководитель практики «Экология и природопользование»
К вопросу о собственнике отходов
Природоохранное право
Создатель отходов – лицо, чья деятельность привела к их образованию
20 июня 2024
Широков Сергей
К.ю.н., эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли требование о ежегодной индексации арендной платы на уровень инфляции?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Какие аргументы могут обеспечить защиту интересов лизингополучателя?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли взыскание с подрядчика расходов на устранение недостатков работ за пределами годичного срока давности?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Кто является ответчиком за нарушение права на товарный знак
Право интеллектуальной собственности
На вопросы читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Яндекс.Метрика