×

О старшинстве залогов при банкротстве

Рассмотренный ВС спор о реализации прав РФ в процедуре банкротства завода является уникальным

В рамках дела о банкротстве Липецкого металлургического завода «Свободный сокол», основанного в 1900 г. (далее – завод, должник), Верховный Суд РФ рассмотрел вопрос о старшинстве залогов в процедуре банкротства. Дело оказалось запутанным с точки зрения фактуры, загроможденным многочисленными уступками, поручительствами, залогами, однако весьма несложным с точки зрения права. Если разобраться в перипетиях прав требования и судьбе заложенного имущества, то становится ясно, что речь идет о применении двух-трех норм права. Главное – разобраться.

Процедура наблюдения была введена в отношении завода 26 сентября 2012 г. (дело № А36-3505/2012). АО «Сбербанк России» (далее – Сбербанк) подало заявление о включении своего требования в реестр требований кредиторов (далее – РТК) завода на сумму более 2,5 млрд руб. на основе заключенного с ним кредитного договора от 24 сентября 2009 г. (далее – кредитный договор 2009 г.). Договор был обеспечен залогом имущества должника по договорам залога 2007–2012 гг., в том числе по договору ипотеки от 9 февраля 2012 г. на основании дополнительного соглашения от 13 мая 2012 г. В качестве обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору 2009 г. Российская Федерация в лице Минфина выдала Сбербанку госгарантию от 31 декабря 2009 г., обусловленную в силу п. 12 ст. 115 Бюджетного кодекса РФ уступкой прав требования Сбербанка к заводу. Третьи лица (ООО «ОЭУ-Блок № 2 шахта Анжерская-Южная», далее – шахта; ООО «ЛТК “Свободный сокол”», далее – ЛТК) предоставили Сбербанку также поручительство за завод. Срок исполнения обязательства по кредитному договору 2009 г. наступил 21 сентября 2012 г.

Российская Федерация исполнила свои обязательства перед Сбербанком по выданной госгарантии на сумму 1,6 млрд руб. В связи с этим в ходе рассмотрения требования Сбербанка в РТК завода суд произвел соответствующее процессуальное правопреемство по кредитному договору 2009 г. со Сбербанка на Минфин и включил в РТК завода РФ в лице ФНС как залогового кредитора по договорам залога 2007–2012 гг. на сумму 1,6 млрд руб. Оставшееся право требования Сбербанка к заводу в размере порядка 880 млн руб. также было включено в РТК завода как обеспеченное залогом по договорам залога 2007–2012 гг.

Далее в ходе последовательно заключенных договоров цессии право требования Сбербанка перешло вначале к ОАО «Банк “Российский кредит”», далее к ООО «ЕвроСтрой», потом к ООО «ЧугунТоргСнаб» (далее – ЧТС).

Кроме того, Сбербанк выдал кредит шахте по кредитному договору от 12 января 2012 г. под залог того же самого имущества завода по договору ипотеки от 9 февраля 2012 г.

В процессе распределения конкурсным управляющим денежных средств между залоговыми кредиторами в размере 33 млн руб., составлявших 80% суммы реализации заложенного имущества завода (договор ипотеки от 9 февраля 2012 г.), возникли разногласия. ЧТС полагало, что в первую очередь денежные средства от реализации указанного имущества должны быть направлены на погашение требований основного кредитора по кредитному договору 2009 г. как предшествующего залогодержателя, а в оставшейся части – на погашение требований кредитора по кредитному договору 2012 г. как последующего залогодержателя, т.е. Сбербанка, поскольку срок исполнения обязательства по кредитному договору 2009 г. наступил ранее. В ходе рассмотрения указанных разногласий ЧТС было заменено на его правопреемника по договору цессии – ООО «ФасонЛит» (далее – «ФасонЛит»).

Конкурсный управляющий полагал, что денежные средства в размере 33 млн руб. должны распределяться между всеми залоговыми кредиторами пропорционально размеру их требования без установления приоритетов.

Российская Федерация в лице ФНС полагала, что ФНС и «ФасонЛит» как первоначальные залогодержатели по кредитным договорам 2009 г. имеют равный приоритет и равное право на первоочередное пропорциональное между собой распределение вырученных 33 млн руб., поскольку РФ приобрела свое право требования к заводу на основании договора уступки. При таком распределении денежных средств кредиторам по кредитным договорам 2012 г. ничего не доставалось.

Сбербанк предложил свой вариант распределения: первоначально деньги направляются на погашение требований кредиторов по кредитным договорам 2012 г. как предшествующих залогодержателей, чье право залога было зарегистрировано в ЕГРН ранее. Только после их удовлетворения оставшиеся денежные средства направляются кредиторам по кредитным договорам 2009 г. как последующим залогодержателям, т.е. «ФасонЛит» и РФ.

Таким образом, в отношении денежных средств в размере 33 млн руб. среди конкурсных кредиторов имела место конкуренция:

  • по кредитному договору 2009 г. права требования заявили РФ, «ФасонЛит» и банк «Российский кредит», кроме того, шахта и ЛТК, исполнившие часть обязательства как поручители завода. Срок исполнения обязательства по данному договору наступил 21 сентября 2012 г. Ипотека по договору от 9 февраля 2012 г. зарегистрирована 15 июня 2012 г. на основании дополнительного соглашения от 13 мая 2012 г.;
  • по кредитному договору 2012 г. права требования заявили Сбербанк, который впоследствии уступил право требования «ГросРитейл». Срок исполнения обязательства по данному договору наступил с датой введения наблюдения (п. 3 ст. 63 Закона о банкротстве). Ипотека по договору от 9 февраля 2012 г. зарегистрирована 13 февраля 2012 г.

Нижестоящие суды определили направить все денежные средства «ФасонЛит».

Читайте также
ВС признал злоупотреблением правом многолетнее уклонение от банкротства
Верховный Суд указал, что наличие ряда требований на протяжении нескольких лет, погашавшихся ниже порогового значения для инициирования банкротства, говорит о неплатежеспособности
17 Апреля 2018 Новости

Верховный Суд РФ решил, что преимущественное право на получение денежных средств принадлежит основным кредиторам по кредитному договору 2009 г., поскольку изначально все права требования из обоих кредитных договоров и договора ипотеки принадлежали одному и тому же кредитору, подавшему заявление о включении требования в реестр, – Сбербанку. Применению подлежит п. 5 ст. 46 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», согласно которому общие правила определения старшинства залогов не применяются, если залогодержателем по предшествующей и последующей ипотекам является одно и то же лицо. В указанном случае требования, обеспеченные каждой из ипотек, должны удовлетворяться в очередности, соответствующей срокам исполнения обязательств, если законом или соглашением сторон не предусмотрено иное. Последующие уступки, совершенные Сбербанком, а также его правопреемниками, указанное правило не изменили. Соглашение, которое устанавливало бы иной порядок определения старшинства залогов, сторонами не заключалось. Сбербанк, а также все последующие цеденты передавали право требование в силу п. 1 ст. 384 ГК РФ в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту цессии.

Отдельно ВС РФ указал на объем прав ЛТК и шахты – поручителей завода перед Сбербанком, частично исполнивших обязательства завода по договорам поручительства, в силу чего они были лишены права конкурировать с основным кредитором при распределении денег со ссылкой на п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (далее – Постановление Пленума № 42).

Отменяя вынесенные судебные акты, особое внимание ВС РФ уделил анализу прав требования РФ, усмотрев в указанной части нарушения со стороны нижестоящих инстанций. Государство как гарант, осуществив выплаты за должника, может в зависимости от условий выданных гарантий либо приобрести регрессное право требования к должнику, либо приобрести право требования к должнику на основании договора уступки (если гарантия была обусловлена уступкой), либо не приобретать последующих прав требования, если гарантия была безвозвратная. В рассматриваемом деле Российская Федерация выдала обусловленную гарантию, следовательно, на нее не распространяются ограничения, которые установлены законодательством для поручителя, исполнившего обязательство за должника (например, указанный выше п. 30 Постановления Пленума № 42). В правоотношении с заводом РФ была приравнена ВС РФ к «ФасонЛит», основывающему свое право требования на договоре уступки. В связи с этим РФ получила приоритет перед кредиторами-поручителями (шахта и ЛТК) и право участвовать в распределении 33 млн руб. наравне с «ФасонЛит» (с учетом пропорции).

Следует отметить, что вопрос о старшинстве залогов при проведении процедур банкротства и тем более вопрос о правах РФ как гаранта, исполнившего свои обязательства по госгарантии, являются крайне редкими в судебной практике. Между тем какого-то сложного и витиеватого толкования Закона об ипотеке или Закона о банкротстве вынесенные судебные акты, как и комментируемое определение ВС РФ, не имеют. Внимания заслуживает Определение ВС РФ от 6 марта 2018 г. по делу № А72-12881/2015, которое также посвящено вопросу старшинства залогов при проведении процедуры банкротства и из которого следует однозначный вывод: если изначальное залоговое право требования принадлежало одному кредитору, то последующий переход указанного права либо в порядке уступки права требования (банкротство завода), либо в связи с поручительским исполнением (дело № А72-12881/2015) к различным лицам не меняет порядок установления старшинства залогов исходя из сроков наступления исполнения по обеспеченному обязательству (п. 5 ст. 46 Закона об ипотеке) на порядок исходя из даты возникновения обеспеченного обязательства или даты регистрации ипотеки.

Важным является вывод о том, что поручитель, исполнивший в части обязательство за должника, хоть и приобретает в силу п. 1 ст. 365 ГК РФ право залога в соответствующей поручительскому исполнению части, однако не имеет права конкурировать с основным кредитором в вопросе старшинства залогов, а получает свое удовлетворение от реализации предмета залога исключительно после удовлетворения требований основного кредитора. Такой вывод ВС РФ сделал в рассматриваемом определении по делу о банкротстве завода и в определении от 6 марта 2018 г.

Что касается судебных споров о реализации прав РФ в процедурах банкротства должников, возникших при исполнении обязательств по предоставленной гарантии, то указанное дело является в этом отношении уникальным, единственным рассмотренным Верховным Судом РФ. Представляется, что данное определение ВС РФ является важным для последующего правоприменения, поскольку оно содержит однозначные выводы касательно применения затронутых норм права и не дает оснований для их многозначного толкования.

Рассказать:
Другие мнения
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат, управляющий партнер АБ «Правовой статус»
Позиции ВС по уголовным и уголовно-процессуальным вопросам: тревожная тенденция
Уголовное право и процесс
Судейское сообщество «не слышит» мнение адвокатуры
04 Декабря 2020
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат по экологическим спорам, к.э.н., лауреат Ecoworld РАЕН, компания ZHAROV GROUP
«Спрятать» строительство мусорного полигона не удалось
Природоохранное право
Существование незаконных объектов, загрязняющих природу, не останется без внимания
03 Декабря 2020
Волкова Анна
Волкова Анна
Адвокат, управляющий партнер адвокатской конторы «Волкова и партнеры», член Международного Содружества адвокатов
Почему фактические брачные отношения заслуживают законодательного регулирования
Семейное право
Последствия зачастую те же, что в официальном браке
03 Декабря 2020
Шамшина Анастасия
Шамшина Анастасия
Адвокат, руководитель рабочей группы Коллегии адвокатов г. Москвы «РКТ»
Единственное жилье должника: продать или оставить?
Жилищное право
ВС пресек практику приобретения должнику «альтернативного» жилья
02 Декабря 2020
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и Партнеры»
Размытость критериев определенности не добавляет
Гражданское право и процесс
«Плюсы» и «минусы» позиций КС о судебных расходах в гражданском и арбитражном судопроизводстве
02 Декабря 2020
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Заключение под стражу не может быть основано на предположениях
Уголовное право и процесс
Судебный порядок избрания меры пресечения требует реформирования
01 Декабря 2020