×

ВС признал злоупотреблением правом многолетнее уклонение от банкротства

Верховный Суд указал, что наличие ряда требований на протяжении нескольких лет, погашавшихся ниже порогового значения для инициирования банкротства, говорит о неплатежеспособности
Один из экспертов «АГ» выразил надежду, что решение ВС приведет к изменениям в Закон о банкротстве, связанным с недопустимостью случаев погашения задолженности ниже минимального предела. Другой отметил, что выводы, сделанные Экономической коллегией ВС РФ, позволяют предположить появление в дальнейшем коллективных исковых заявлений о признании должника банкротом.

На протяжении 8 лет (с 2009 по 2017 г.) в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области поступали заявления о признании компании банкротом. Суд оставлял заявления без рассмотрения в связи с погашением компанией и третьими лицами задолженности ко дню рассмотрения судом заявления кредитора. Первоначально задолженность перед кредиторами погашалась полностью, а затем лишь частично – до порогового значения, не позволявшего возбудить дело о банкротстве. После внесения изменений в Закон о банкротстве в 2014 г. задолженность кредиторов, вступавших в дело о банкротстве, погашалась до нового порогового значения.

В 2013 г. К. обратилась в арбитражный суд с заявлением о вступлении в данное дело о банкротстве, сославшись на задолженность компании в размере около 9,3 млн руб., подтвержденную решением суда.

В процессе рассмотрения обоснованности заявления суд первой инстанции установил, что третьими лицами частично погашены требования К. к компании, после чего их размер стал составлять около 291 тыс. руб. В связи с этим суд отказал во введении в отношении компании процедуры наблюдения, а заявление К. было оставлено без рассмотрения. Решение поддержал и суд апелляционной инстанции.

Суды указали, что имело место погашение просроченной задолженности компании перед К., которое в силу п. 1, 2, 5 ст. 313, п. 1 ст. 408 ГК РФ порождает у кредитора обязанность принять предложенное третьим лицом исполнение. Они отметили, что законом не запрещено погашение требований кредитора третьим лицом, а действия компании и третьих лиц не могут быть квалифицированы как злоупотребление правом. Таким образом, на дату заседания по проверке обоснованности заявления К. условий, предусмотренных п. 2 ст. 33 Закона о банкротстве, не имелось.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд, К. просила отменить обжалуемые судебные акты в связи с существенным нарушением судами норм права. Она отмечала, что действия должника по частичному погашению долга до сумм немногим менее установленного предела на протяжении 8 лет направлены на уклонение от добросовестного исполнения обязательства и свидетельствуют о злоупотреблении правом. Также она указала, что наличие нескольких заявлений иных кредиторов, которым аналогичным образом было отказано во введении наблюдения в отношении должника, свидетельствует о неплатежеспособности компании. Несмотря на то что размер требований каждого из этих кредиторов в результате частичного погашения предъявленных компании задолженностей стал ниже порогового значения, совокупная сумма требований позволяет ввести процедуру наблюдения в отношении компании.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы и материалов дела № А56-81591/2009 Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу, что требования К. подлежат удовлетворению, и направила ее заявление о признании компании банкротом на рассмотрение в арбитражный суд.

Как указала Коллегия, предоставляемая кредиторам возможность инициирования процедуры несостоятельности является одной из форм защиты права на получение от должника причитающегося надлежащего исполнения. В то же время правило о минимальном пороговом значении размера учитываемого требования необходимо рассматривать как разумное ограничение пределов реализации указанного способа защиты. Такое ограничение не должно освобождать должника от введения процедуры несостоятельности при наличии сведений, очевидно указывающих на его неплатежеспособность, то есть на прекращение исполнения им денежных обязательств, а также на недобросовестность лиц, вовлеченных в спорные правоотношения.

Судебная коллегия  пришла к выводу, что для суда первой инстанции не могло не быть очевидным, что наличие нескольких требований, которые последовательно на протяжении длительного времени частично погашались должником и третьими лицами так, чтобы сумма оставшейся задолженности не могла превысить пороговое значение, явно свидетельствовало о затруднениях с ликвидностью активов должника, о его неплатежеспособности. Суд не мог не учесть, что упомянутые выше требования, будучи немногим менее 300 тыс. руб. каждое, в совокупности очевидно превышали данное пороговое значение. В связи с этим суду следовало назначить судебное заседание по совместному рассмотрению указанных требований, однако этого сделано не было.

Партнер АБ «Юрлов и партнеры» Кирилл Горбатов констатировал, что необходимость издания разъяснения Верховного Суда РФ по данному конкретному вопросу Закона о банкротстве назрела давно. По его мнению, определение ВС является образцом с точки зрения толкования норм закона со стороны высшей судебной инстанции в контексте его реальной направленности, а не позитивно-формального подхода, который, к сожалению, преобладает в арбитражных судах первой инстанции. При этом Кирилл Горбатов сделал оговорку, что в позитивном подходе нет ничего плохого, но когда он применяется очевидно недобросовестно с целью обхода закона, такие попытки должны пресекаться.

Эксперт выразил надежду, что данное определение Верховного Суда в конечном итоге приведет к изменениям в Закон о банкротстве, связанным с недопустимостью случаев погашения задолженности ниже минимального предела, позволяющего обратиться с заявлением о банкротстве. «Очевидно, что норма п. 2 ст. 6 Закона о банкротстве изначально направлена на установление ограничения возможности кредитора в любой момент подавать заявления о банкротстве должников в связи с неоплатой. Но когда речь идет о большем размере требований кредитора и факте погашения этих требований до цифры меньшей минимального предела, суд должен выяснять, в связи с чем погашена только часть требований, и, если этому нет разумного обоснования, признавать такую позицию должника злоупотреблением правом, и, соответственно, продолжать рассмотрение заявления о банкротстве. Иной подход ведет к необоснованному получению выгоды со стороны должников, манипулирующих соответствующими нормами закона», – заключил Кирилл Горбатов.

Партнер АБ «Бартолиус», адвокат Сергей Гревцов отметил, что определение Суда затрагивает важный вопрос баланса интересов кредиторов должника в части выбора способа погашения их требований должником: поочередно до введения процедуры банкротства или всем сразу в ходе процедуры банкротства. Как полагает адвокат, для тех, кто подал заявление именно в целях погашения своих требований, будет предпочтителен первый вариант. По его словам, в данном деле подача заявления о признании должника банкротом простимулировала должника изыскать погашение задолженности на общую сумму около 9 млн руб. – более 90% задолженности. При этом, считает Сергей Гревцов, для кредитора, возможно, даже не имеет существенного значения, для каких целей (пусть даже для затягивания введения процедуры банкротства) и кем конкретно осуществляется это погашение.

В то же время, добавил он, такой подход содержит риски, например оспаривание предпочтительного погашения в ходе процедуры банкротства, которым Экономическая коллегия Верховного Суда, очевидно, не готова подвергать участников гражданско-правовых отношений.

Сергей Гревцов также обратил внимание, что Экономическая коллегия ВС РФ допустила возможность применения порога задолженности в 300 тыс. руб. для нескольких требований кредиторов при условии, что должник действительно обладает признаками неплатежеспособности. Этим, по его мнению, может быть, например, факт наличия исполнительных производств, оконченных ввиду отсутствия у должника имущества, за счет которого возможно погасить задолженность. «Таким образом, могу предположить, что в дальнейшем в судебной практике можно будет подавать коллективные заявления о признании должника банкротом», – сказал Сергей Гревцов.

Рассказать: